Список форумов Вампиры Анны Райс Вампиры Анны Райс
talamasca
 
   ПоискПоиск   ПользователиПользователи     РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Тайна святого ордена. Детективный триллер...
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 8, 9, 10 ... 20, 21, 22  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Вампиры Анны Райс -> Театр вампиров
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2009 4:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Реймс

Сен-Жюст, Маэл


- Антуан, да ты с ума сошел! - Жан Девиль нервно ходил по комнате. Беспечность его старого друга Сен-Жюста завораживала и пугала. Утром, проснувшись, они обнаружили письмо. В нем было указано только место и время.

- Прекрати, - рассмеялся Сен-Жюст. - Я уверен, что письмо оставил тот англичанин по имени Маэл. Он попался на наш крючок. Он каким-то образом связан и Дантоном и жирондистами, и я просто обязан пойти. И я буду не я, если явлюсь с целой ротой солдат. Подумай сам, ну что он мне может сделать? У нас в заложниках откупщик, за котрого он так трясется. Если я не вернусь через час, расстреляй его, как заговорщика. Состряпать нужный документ - не проблема. Мне пора.

Не слушая возражений старого приятеля, Сен-Жюст пришпорил коня и унесся в направлении Реймса. Он всегда сам принимал решения. Вот и в этот раз, прочитав письмо, он, не сомневаясь решил принять вызов. Англичанин был без сомнения интересным противником. Это было рискованно. А без риска Сен-Жюст не представлял себе жизни. "Боятся только неудачники", - таков был его девиз. А он был счастливчиком. Поэтому, не задумываясь, шел под пули противников. Поэтому без сожаления убивал конкурентов, расчищая себе дорогу. Ему везло с первых дней жизни. Повезет и сейчас.


***

В грязной таверне было очень шумно. Да, у людей не было денег на то, чтобы купить хлеба, которого, впрочем, тоже не было, но зато здесь можно было угоститься стаканом не всегда хорошего вина и, укрывшись от холода, обсудить последние новости. Маэл сидел за столом у стены и ждал. Почему-то он был уверен, что Сен-Жюст не проигнорирует его приглашение. И оказался прав. Он действительно пришел. Даже немного раньше назначенного времени. Это к лучшему. Такие люди, как Сен-Жюст не уступают легко, а значит, что сегодня следует приступить к реализации задуманного плана.

- Добрый вечер. Вижу, вы пришли раньше также, как и я, - Сен-Жюст широко улыбнулся и присел напротив Маэла. - Итак?

- Добрый вечер, - кивнул Маэл. - Итак, я узнал, что вы арестовали господина Лавуазье. Не стану спрашивать, какие обвинения вы на него возводите, сейчас это не столь важно. Также мне стало известно, что вы оставили в его доме людей, которые должны были арестовать меня, как только я появлюсь. Решив этого не дожидаться, я назначил вам встречу сам. Теперь вы здесь и я хочу знать, что вам понадобилось.

- По поводу вас никаких распоряжений не было, - удивленно поднял брови Сен-Жюст. - Но если вы считаете, что вас тоже пора арестовать, мы можем это устроить.

- Тем не менее эти люди были готовы выполнить свой дог и арестовать меня. Если бы не перепились. Но ближе к делу. Что вам нужно?

- Лавуазье нечист перед законом. Он водит связи с перекупщиками и не платит налогов... А почему вы, кстати, спрашиваете? Вы его адвокат?

- Можно подумать, что вы кристально чисты перед законом, - ухмыльнулся Маэл. - А связи с перекупщиками еще нужно доказать, так как ваши же люди в коммунах именно этим видом деятельности и занимаются. Так что не рассказывайте мне сказки, месье Сен-Жюст.

- Вы не ответили на мой вопрос, - в тон ему ответил Сен-Жюст.

- Я не являюсь  адвокатом господина Лавуазье, но позабочусь о том, чтобы он у него был. Так и быть, отвечу и на второй ваш вопрос, хотя вывод напрашивается и из первого ответа. Господин Лавуазье - мой друг. И если вам знакомо это слово, вы поймете, почему я это делаю.

- Если вы назначили мне встречу, чтобы предупредить о намерянии найти адвоката для месье Лавуазье, то я вас выслушал. И принял к сведению. А сейчас разрешите откланяться. Не могу позволить себе рассиживаться. В стране беспорядки. - он заговорщицки понизил голос. - Так-то, гражданин англичанин.

- Я назначил вам встречу, чтобы предупредить, - улыбнулся Маэл. - Уверен, что скоро это недоразумение разъяснится и прошу вас не принимать поспешных решений. Я знаю, что вы отдали приказ расстрелять Лавуазье, если вы не вернетесь через час, - вампир не сводил взгляда с собеседника, не скрывая подступившую злость. - А что, если вы задержитесь по независящим ни от вас, ни от меня причинам? Его расстреляют... В таком случае будьте готовы к тому, что я начну мстить лично вам. Поверьте, ничего хорошего из этого не выйдет.

- Вы мне угрожаете? - насмешливо спросил Сен-Жюст. - То, что вы правильно угадали мои намеряние относительно Лавуазье, делает вам честь. да, я действительно приказал расстрелять его в случае, если со мной что-то случится. Но я вижу, что вы, как честный челвоек, явились не для того, чтобы стрелять в меня, а для того, чтобы заявить о своем беспокойстве за его судьбу. Я вас понял. - Он поднялся, но уловил взгляд Маэла. - Что-то еще?

- Если вы когда-нибудь захотите связаться со мной, оставьте сообщение хозяину этого заведения. Только не нужно тащить его на допрос, он согласился передавать мне информацию за определенную плату. Хотя арестовать его, может быть, и стоило бы. Он продает дрянное пойло по завышенной цене, тогда как закон о максимуме еще только в проэкте. Следовательно, этот милейший человек является... почти перекупщиком. Теперь не смею вас задерживать. - Маэл бросил на стол несколько су и направился к выходу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2009 7:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793.

Бельгия.
Бьянка, генерал Дюмурье.

В воздухе пахло дымом. Лагерь, разбитый неподалеку от деревни Неервинден в бельгийской провинции Люттих, притих в ожидании. В любой момент может быть объявлена военная тревога и нужно быть готовыми ко всему. Бьянка спрыгнула с лошади и направилась к солдатам, провожаемая любопытными взглядами. Если чужаку удалось добраться сюда, значит, он приехал не просто так.

- Срочное донесение для генерала!
Они расступились. Мысленно она приказала им забыть, что видели юного посыльного. Остальные спали. Отлично, значит, она сможет остаться незамеченной.

Генерал Дюмурье сидел за столом и что-то писал. Бьянка отметила, что он изможден и расстроен. События в Париже сказались на старом вояке не самым лучшим образом. Его попытки заключить мир с Пруссией провалились, а для продолжения войны с Голландией Конвент отказал ему в средствах. Его армия держалась лишь на верности его солдат. А в то, что предстоящее сражение с австрийцами закончится для французов победой, не верил в глубине души даже сам генерал. Бьянка появилась перед ним неожиданно и мягко положила руку ему на плечо. Она заговорила вкрадчиво и тихо, заранее представляя себе реакцию на встречу этого мужественного человека с призраком. Такого он еще не видел.

- Странно, что вы не спите в такой поздний час, генерал.

Дюмурье вздрогнул. Этот человек появился слишком неожиданно, а нервы и так были на пределе. Лицо прибывшего было незнакомым, присмотревшись внимательнее, он понял, что перед ним женщина, одетая в мужской костюм. Генерал поднялся и жестом указал на стул.
- К сожалению, не могу позволить себе такую роскошь, как отдых. С какими известиями вы прибыли?

- Меня зовут Жан Клери. Ваши люди расстреляли меня три месяца назад у входа в редакцию "Друг народа", - улыбнулась Бьянка. Этот человек был первым, кто не принял ее за подростка. Похвальная наблюдательность. Сейчас это не имеет значения, а в дальнейшем надо будет поработать над образом.

Дюмурье кивнул.
- Не могу сказать, что рад нашей встрече. Хотя не скрою, что мне было интересно вас увидеть. Зачем вы пришли?

- Заключить с вами сделку. Мне нужны все письма, отправленные вам жирондистом Жансонне. Мне нужен черновик вашего соглашения полугодовой давности с маркизом Кондорсе. И письмо, написанное вашей рукой и датированное ноябрем прошлого года, в котором вы, обращаясь к господину Барбару, расскажете, что отдали приказ убить журналиста Жана Клери, потому что он докопался до правды.

- Вы просите слишком много. Но все же позвольте поинтересоваться, что я получу взамен?

- Ваша вчерашняя тайная беседа с герцогом Кобургским останется нашим секретом. - Бьянка наклонилась к нему.Теперь пора показать свою истинную сущность. Она накрыла его руку своей ледяной ладонью. Фрагменты разговора с герцогом о запланированном бунте и направлении войска в сторону Парижа так и сыпались из воспаленного ужасом мозга старого генерала. Бьянке оставалось лишь подхватывать их и пересказывать вслух.

Генерал Дюмурье старался сохранить на лице маску равнодушного спокойствия, но вторая по счету попытка так и не увенчалась успехом. Откуда, откуда стали известны все эти подробности? Он был близок то ли к обмороку, то ли к помешательству.
- Мне нужно все обдумать, - наконец выдавил он.

- Нет времени, - жестко сказала Бьянка и сжала его руку.

- Мне нужно время, - настаивал генерал. - Я должен все обдумать. В таких вопросах нельзя принимать скоропалительные решения.

Бьянка вздохнула. Ей было жаль давить на этого человека, но оставаться тут надолго не хотелось. *Соглашайся, у тебя нет выбора*

- Хорошо. Пусть будет по-вашему.
Дюмурье открыл потайной шкаф и положил на стол бумаги.

***

Через полчаса Бьянка вышла, прижимая к себе конверт с нужными документами. Генерал забудет об этом визите завтра утром, и его совесть будет чиста. Теперь можно побеседовать с маркизом Кондорсе.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2009 7:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793.

Реймс.
Маэл.

- Сожалею, но я ничего не смогу сделать для Лавуазье, - адвокат был непреклонен.

- Мне казалось, что это ваша работа. Вы считаетесь одним из лучших адвокатов в Реймсе. И ваша дружба с гражданином Сен-Жюстом…

- Я не стану защищать этого человека. Моя работа заключается в том, чтобы защищать невиновных. А этот человек виновен. Он пользуется…

- Не продолжайте. Это противоречит вашим принципам, - перебил Маэл. - Я правильно вас понял?

- Совершенно верно.

Они прогуливались по университетскому коридору, изредка прерывая беседу для того, чтобы адвокат мог ответить на приветствия встречавшихся по пути друзей и студентов. Несмотря на позднее время, двери университета были открыты. Некоторые студенты, увлеченные революционными событиями, только вечером могли наверстать знания, которые были упущены днем. Они остановились у двери в аудиторию, где, судя по репликам, проводился какой-то химический опыт. Адвокат кивнул, давая понять, что разговор окончен.

- Простите, что побеспокоил вас. Я не буду настаивать, только прошу порекомендовать кого-то, кто мог бы хотя бы дать мне консультацию. Или это невозможно?

- Это возможно, - после недолгого раздумья ответил адвокат. – С семи до одиннадцати вечера вы всегда можете найти меня здесь. Я наведу справки и назову вам того, кто, возможно, согласится этим заниматься.

- Благодарю вас.

Маэл направился к выходу, продолжая читать мысли своего недавнего собеседника. Что же, вечер прошел не зря. Он не особенно рассчитывал на то, что сможет найти адвоката и не делал на это ставку. Важно было определить круг людей, которые поддерживают отношения с Сен-Жюстом.

Одолжив у одного из студентов письменные принадлежности, вампир нашел пустую аудиторию и принялся за письмо к Сен-Жюсту. Требовалось донести до революционера одну простую мысль: если он не откажется от своих обвинений, то близких ему людей в скором времени ожидают очень большие неприятности. Неплохой метод, подсказанный в свое время Жаном Клери.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre


Последний раз редактировалось: Odin (Ср Май 27, 2009 9:05 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2009 8:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793.

Париж.
Жан Поль Марат.

Жан Поль Марат начал речь с того, что народ, простой, доверчивый народ, окружен врагами.

- И что случиться с Революцией?! Я скажу вам: ее зарежут враги! Чтобы избежать этого, Революция должна сама расправиться со своими врагами! Я говорю сейчас от имени голодных людей, у которых хотят украсть Революцию! Хотят придушить ее и только и делают, что хвалятся тем, будто она уже закончена! Нет! Трудящиеся и обремененные еще не удовлетворены. Революция должна продолжаться и будет продолжаться. Посмотрите вокруг! Что вы видите? Вокруг господствуют плуты и обманщики, воры и интриганы. Они только сменили свои обличия, но народу от этого живется не лучше. Между тем богачи, спрятавшиеся в подполье, вышли оттуда лишь затем, чтобы снова грабить и угнетать бедный народ! Близок тот час, когда они снова завладеют командными постами! Вы еще вспомните мои слова, но может быть слишком поздно.

Если бы я был народным трибуном, поддерживаемым несколькими тысячами решительных людей, то я отвечаю, что в шесть недель конституция была бы готова. Политическая машина, хорошо организованная, действовала бы наилучшим образом, что ни один мошенник не осмелился бы пытаться ее испортить. Нация была бы свободна и счастлива, что меньше чем через год она была бы процветающей и грозной и что она была бы таковой, пока я жив

Некоторые обвиняют меня в честолюбии. Что же, отвечу на это то, что не сделал ни одного шага для того, чтобы занять место депутата Конвента. Я бы подал в отставку, если бы меня не удерживало ожидание неизбежных событий, которые потребуют принятия серьезных мер для общественного блага. Пока же подтверждаю своей честью, что никогда не приму доходной должности или министерского поста. Я жду лишь того момента, когда народ будет счастлив и свободен! Я жажду лишь того момента, когда смогу вернуться в свой кабинет и посвятить остаток своих дней науке и размышлениям.
Я сам призову к себе смерть, если когда-либо буду пытаться возвыситься над своими согражданами.

Поймите, что человек с самого рождения должен быть свободным! Он сам распоряжается своими действиями! Пока природа дает людям пищу и одежду, на земле может царствовать мир. Но когда у одного чего-то недостает, он имеет право силой вырвать у другого излишек того, что он имеет в изобилии. Для продления своей жизни человек имеет право покушаться на собственность, на свободу и даже на жизнь себе подобных! Не нужно упрекать меня в кровожадности, глупые люди! Так говорят только мои враги!

Подумайте, люди! Подумайте о том, что во все времена люди были тиграми по отношению друг к другу! При старом порядке нашим господином был деспот и его слуги, угнетавшие нас. При новом порядке, закон, который должен защищать нас, лишь угнетает. У нас нет господ, но мы предоставлены на милость собственных агентов, которые угнетают нас, защищаясь законом! Безумцы мы! Потратим же свою жизнь на то, чтобы защищаться от внутренних и внешних врагов!

Марат сошел с трибуны. Крики «Марат, ты с нами! Будь с нами!» не стихали еще долгое время. На губах Робеспьера промелькнула улыбка. Казалось, что может быть лучше? Жаль только, что лишь здесь, в клубе якобинцев он может говорить свободно. И… жаль, что Клери не слышит его речь. Интересно было бы услышать ее мнение…

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2009 10:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793.

Реймс.
Маэл.

Вампир наблюдал за Сен-Жюстом, будучи готовым ко всему. Даже к тому, что революционер впадет в крайность и прикажет сейчас же поставить к стенке Антуана Лавуазье. Но нет. Он вскрыл письмо, прочел его, потом рассмеялся. Из мыслей смертного было ясно, что он не воспринимает угрозу серьезно и не собирается отпускать своего пленника. Значит, пришло время действовать.

Поохотившись, Маэл без особого труда разыскал небольшой лагерь сразу же за пределами города. Эти люди выполняли почти непосильную задачу, собирая для армии продукты. Набор волонтеров только усугублял ситуацию – солдат нужно было кормить. Не так легко добыть продовольствие и для тех, что были, что говорить о новобранцах… Мысли вампира все время возвращались к Сен-Жюсту. Надо отдать ему должное – этот человек прекрасно владел собой, был смел, решителен и у него был свой кодекс чести. Он был необычайно талантлив. И вполне заслуживал восхищения. Верность и преданность делу революции граничат с фанатизмом, но Сен-Жюст пока что может держать себя в руках, не превращаясь в безумца, с пеной у рта доказывающего свою правоту. Он жесток и расчетлив.

Жаль, что молодой человек так поздно вступил в эту игру – не было времени узнать подробнее о его врагах. Но зато удалось узнать, кто его друзья. Это немаловажно. Что с тобой будет, Сен-Жюст, если потеряешь тех, кому доверяешь? Своих друзей и соратников? Или, по крайней мере, людей, готовых тебя выслушать, поделиться идеями, надеждами на светлое будущее? Люди, как правило, не железные… Им свойственны переживания, страх, отчаяние. Исключений не бывает.

В этом палаточном лагере были самые верные и надежные люди. Они перевозили продукты. Те, кто даже умирая от голода, не прикоснется к краюхе хлеба. Здесь командовал друг и соратник Сен-Жюста. Такой же молодой, ослепленный идеями. Они должны были приехать в город еще вчера вечером, но небольшой бунт в рядах новобранцев задержал их в пути. Виновные были наказаны, а командующий получил пустяковое ранение. От таких царапин не умирают, но они нашли врача и заставили следовать за собой. Тем более что у молодого человека был жар. Пора. Измученные многодневным переходом люди спали. Часовые только делали вид, что охраняют, а на самом деле урывали несколько минут для отдыха, укрывшись от ветра под телегами и у костров. Вампир покинул свое укрытие и бесшумно проник в наименее потрепанную палатку. Врач, не привыкший к таким условиям, крепко спал. Его пациент тоже забылся сном. Маэл опустился на колени рядом с больным, вглядываясь в его лицо. Молодой человек что-то почувствовал, так как открыл глаза и пытался понять, кто перед ним.

- Молчи…

Опустив мертвое тело на подушки, вампир удостоверился, что раны на горле исчезли. Врач спал. Маэл бросил взгляд на стоявшую на земле миску и кучу грязных тряпок. Кровопускание – далеко не лучший способ снять жар. Но раз светила медицины считают его самым действенным… Кто он такой, чтобы спорить?

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre


Последний раз редактировалось: Odin (Ср Май 27, 2009 11:16 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2009 11:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года
Реймс

Сен-Жюст

Сен-Жюст ворвался в лагерь, как вихрь. С разбегу спрыгнув с коня, он бросил повод одному из солдат и побежал к палатке, которая служила подобием госпиталя. Утром ему сообщили о смерти Франсуа Леклена. С Франсуа он когда-то постилал юридические науки в Реймсе, и он был одним из немногих, кому Сен-Жюст доверял. Еще вчера информация о здоровье старого приятеля была вполне удовлетворительной – он шел на поправку. И вдруг…

- Какого черта? Ты зачем здесь сидишь, олух? – заорал Сен-Жюст, сверля взглядом доктора. Тот упал на колени.

- Гражданин Сен-Жюст… Я клянусь, что сделал все, что мог… Наверное, его организм не справился… Умоляю вас, не убивайте.. Сейчас голод, здоровье у людей..

- Заткнись, черт побери! – Сен-Жюст вышел, не слушая его бормотанье. Надо собрать совет. Надо назначить нового комиссара. Того, кому можно доверять.

- Гражданин Сен-Жюст, откупщик Лавуазье просил вам передать…

- К черту Лавуазье! Не до него сейчас. Пусть посидит и подумает, - вспылил Сен-Жюст. Он и не думал, что примет смерть Франсуа так близко к сердцу. Рука случайно нащупала конверт. В нем принесли письмо от англичанина с глупыми угрозами. Сен-Жюст разорвал его и бросил на землю. Пусть засунет в задницу свои угрозы. Лавуазье будет сидеть столько, сколько нужно, пока его не потрясут хорошенько. Люди умирают от голода. А значит, любые методы хороши.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2009 11:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793

Реймс.
Маэл.

Как и в прошлый раз, Маэл и молодой адвокат прогуливались по коридорам университета. Только гражданин Мишле, казалось, заметно нервничал. Уточнять почему было не интересно. Он так и не мог сказать прямо, что никто не станет защищать откупщика, но пытался как-то смягчить ситуацию, рассуждая на околореволюционные темы. Вампир слушал, не стараясь особо вникать. Сегодня он пришел сюда не за тем, чтобы нанять адвоката. В одной из аудиторий сегодня проводился довольно интересное занятие по химии. Об этом говорили еще со вчерашнего дня, даже повесили на стенде нечто вроде программы. Еще бы! Теперь можно делать опыты, опираясь на совершенно новые теории! Это не хотелось оставлять без внимания, тем более, что в той аудитории присутствовал и один из близких друзей Сен-Жюста. Еще один друг по университету и верный соратник. Похоже, что адвокат тоже торопился туда же, так как они шли в том направлении без лишних ментальных приказов со стороны Мазла. Они остановились у двери.

- Поймите меня правильно, месье. В стране голод. Люди ненавидят тех, кто успешнее, они на грани отчаяния. Никто не согласится…

*связываться с Сен-Жюстом.* добавил про себя Маэл. Между тем, в аудитории шел совсем другой разговор.

- …химик Шееле получил это вещество совершенно случайно. И, представьте себе, не удержавшись, попробовал его на вкус. Возможно, в этом отчасти виноват запах…

-… боюсь, что вам откажут даже в консультации…

- … ничтожная доля. Никто бы не рискнул повторить такое сейчас, когда мы знаем…

Крик. Маэл отпустил смертного, прервав мысленный контакт. Звон разбитого стекла. Корчащийся на полу человек. Испуганные студенты и не менее испуганный лектор. Человек на полу некоторое время бился в судорогах, а потом затих. Франсуа Гийом, друг и соратник Сен-Жюста был мертв. Он пришел сюда из любопытства, так сам немного интересовался наукой. И решил попробовать на вкус то вещество, которое некогда получил Шееле. Кажется, его называют какая-то кислота.

- Простите… - пробормотал бледный как смерть адвокат.

- Ступайте… - шепотом ответил Маэл. В воздухе стоял запах горького миндаля.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 12:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Реймс

Сен-Жюст, Лавуазье

Антуан Сен-Жюст курил третью сигару подряд. Жан Девиль с несчастным видом ходил вокруг. Он знал, что когда его друг в мрачном расположении духа, его лучше не трогать. Вечером в Реймсе произошел трагический несчастный случай. Один из их общих с Сен-Жюстом приятелей погиб при весьма странных обстоятельствах во время во время лекции в Университете. Очевидцы происшествия в один голос твердили, что во время проведения опыта он, словно в трансе, подошел к столу и выпил синильную кислоту. Врачи констатировали паралич легких. Смерть наступила мгновенно.
- Но этого же не может быть, - бормотал Сен-Жюст, глядя перед собой невидящим взглядом. – Так не бывает.
Затем он поднялся и вышел из комнаты, приняв решение.

***

Сен-Жюст, не мигая смотрел на Лавуазье. Откупщик отказывался от пищи и воды в течение двух дней, и выглядел постаревшим. Но гонора у него не поубивилось. Сен-Жюст поймал себя на мысли, что готов размазать по стенке морду ненавистного откупщика. Но быстро взял себя в руки.
- К нам поступили сведения, что вы участвовали в заговоре против Франции вместе с кучкой жирондистов. Вместе с вами был англичанин по имени Маэл. Это так?

-  Ваши сведения неверны. Я ни в чем не участвовал и понятия не имею о каком заговоре идет речь, - ответил Лавуазье. - Понимаю, сейчас вы можете обвинить меня в чем угодно... Но не заставите подтвердить эту чушь.

- Я видел вас в тот день, - понизил голос Сен-Жюст.

Лавуазье пожал плечами. - Сказать можно все, что угодно.

- Между "сказать" и "увидеть" есть некоторая разница. Не находите? Но у меня нет времени рассуждать. Я утверждаю, что видел вас. Этого достаточно, чтобы вас расстрелять. У меня есть полномочия расстреливать тех, кто врет так как ты, откупщик. - Сен-Жюст приставил к его голове пистолет. - Ну так как? Скажешь правду или мне спустить курок?

Лавуазье закрыл глаза. Вот и все. Умирать не хотелось. А вот так - тем более. Остановить его не представляется возможным, Сен-Жюст изобретателен, он придумает способ покончить с ним и сделает это. Здесь ничего не зависит от слов. Ведь признаться в том, что знал о планах заговорщиков означает  подписать себе приговор без права на помилование. А Маэл... Он еще сможет спастись. Рассказать обо всем, значит подписать приговор и ему. Расстрел без суда и следствия. Смерть - жуткое зрелище, но есть разница в том как умереть: подлецом или с довольно чистой совестью.
- Стреляйте.

- Как скажешь, прошипел Сен-Жюст и взвел курок.

- Могу сказать только то, что я действительно был там. - Нервы не выдерживали. Теперь хотелось, чтобы это все поскорее закончилось. Какой глупый фарс.

Сен-Жюст перевел дыханье. Он блефовал. Он не был уверен, что в ту ночь рядом с Маэлом стоял Лавуазье - темнота скрыла его лицо. И знал, что если застрелит откупщика, то последствия могут быть самые страшные. Но не выстрелить он не мог.... Однако, пока все шло хорошо, и обошлось без убийства. - Кто он такой? При каких обстоятельствах вы познакомились? Он англичанин? - Сен-Жюст опустил пистолет и теперь говорил спокойно.

- Он англичанин. Мы познакомились в Опере. - устало ответил Лавуазье.
Как забавно. А ведь больше он ничего и не знал.

- Когда? С чего вдруг такая дружба? Он ученый? Военный? Аристократ? Кто он?

- Пятнадцать лет назад. Я не знаю, кто он.

- Как это? - изумился Сен-Жюст. По лицу откупщика он видит, что тот не врет. И это было еще более странным.

- Так. Можете думать, что угодно. Его принимали в высшем свете, он хорошо разбирается в военном деле,  хотя и не военный. И не ученый, несмотря на то, что у него глубокие познания по истории. - Лавуазье усмехнулся. Было время, когда эту загадку пытался решить не только он, но и все общие знакомые. Потом все как-то забылось и об этом больше не говорили.

- Как часто он бывает в Париже? Вы не замечали за ним ничего ... странного? Может, он когда-нибудь предсказывал события? Нет? - Сен-Жюст не скрывал, насколько его увлек этот разговор.

- Не знаю, - Лавуазье покачал головой.- Не замечал.

- Хорошо. Отдыхайте. - Сен-Жюст направился к выходу, но резко остановился. - Забыл спросить самое главное. Мы проверили ваши учетные книги и намеряны добиться от вас передачи части излишком имущества в собственность Конвента. В интересах страны. Вы согласны?

- Нет.

- И почему?

- Собственность не подлежит разделу. Вы все равно меня убьете, так что пусть эта земля достанется хотя бы арендаторам.

- Арендаторам, значит? Кому угодно, лишь бы не на нужды голодных солдат, которые защищают, в частности, и твою шкуру! - сверкнул глазами Сен-Жюст.

Лавуазье обессиленно кивнул.

Сен-Жюст махнул рукой и направился к выходу. У двери он резко повернулся и выстрелил. Жест бессильной ярости. Он был прекрасным стрелком, и не собирался убивать откупщика, но никто не мог запретить ему поиздеваться. Пуля просвистела в сантиметре от уха его пленника и застряла в стене.
- Ненавижу таких, как ты, - тихо произнес Сен-Жюст и покинул помещение.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 12:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793.

Реймс.
Маэл.

Жан Девиль. В этой грязной таверне у него было довольно много слушателей. Он умел красиво говорить, но говорил так, что его речь была понятна и простым людям. Они с восхищением ловили каждое слово. Но по мере того, как оратор заострял внимание на продовольственном вопросе, в толпе рос недовольный ропот. Сначала – едва заметное возмущение. Девиль этого не заметил. А если и заметил, то полагал, что люди, так же как и он возмущены действиями торгашей, скупщиков и спекулянтов. Они наживались на человеческом горе. Они отбирали у людей хлеб. Богатые землевладельцы сеяли на полях траву, тогда как люди нуждались в пище. Речь была превосходна. Только ропот стал сильнее, когда разговор зашел о необходимости собирать припасы для армии. Следовало обратить на это внимание, а не продолжать вести речь о том, что армии нужны еще и волонтеры.
Маэл сгорбился у стены, стараясь, чтобы на него обращали как можно меньше внимания. Держать в под контролем самых крикливых и агрессивно настроенных было довольно сложно. Слишком сильны их собственные эмоции. Слишком сложно манипулировать людьми так, чтобы превратить восторг в неконтролируемую ярость. Это не банальный ментальный приказ вроде: «иди туда и сделай то»…
Когда толпа взревела, как стадо разъяренных животных, Маэл поспешно скрылся за дверью, не желая попадаться под руку разозленным людям. Скоро все было кончено. Опьяненные кровью, они остановились только тогда, когда человек на полу уже перестал кричать и объятые ужасом бросились по домам. Наваждение прошло. Они только сейчас поняли, что произошло. Маэл вернулся в таверну. Над избитым революционером склонился хозяин. Тело несчастного напоминало сплошную рану, толпа практически разорвала его. Слишком сильные повреждения, Жан Девиль не доживет до утра, можно не сомневаться. Еще один друг и соратник Сен-Жюста уйдет туда, откуда не возвращаются. Сколько же еще людей придется убить, прежде чем Сен-Жюст поймет, что это не шутки? Вампир не стал отвечать причитающему хозяину и вышел на улицу.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 1:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Реймс

Сен-Жюст

Растерзанное тело Девиля принесли в полночь. Никто так и не смог толком объяснить, что произошло в таверне. «Все было в порядке. Он говорил речь.. Очень хорошо говорил… А потом…» Хозяина таверны трясло от ужаса. Он назвал несколько фамилий из числа тех, кто принимал участие в расправе. Сейчас они все были расстреляны. Без суда и следствия. Но легче от этого не становилось.

С Девилем Сен-Жюст был знаком со студенческой скамьи. Они вместе грызли гранит науки, вместе отправились в Париж, вместе проникались идеями Революции, вместе воевали. Теперь Девиля больше нет. Они погибли друг за другом – три человека, которые были ему дороги. Вот уже час Сен-Жюст, запершись в своем кабинете, пытался понять, что происходит. Все началось с ареста Лавуазье. Нет, с того письма. Англичанин требовал, чтобы откупщика освободили, в противном случае угрожал расправой над теми, кто ему дорог. Это было немыслимо, но его пророчество сбывалось… Сен-Жюст бросил в стену опустошенную бутылку вина и она разлетелась на тысячу осколков. Вино не действовало. Он поднялся и твердой походкой направился к комнате, где сидел под арестом Лавуазье.

- По закону мы больше не можем его держать. Отпустите его. – Сен-Жюст поймал изумленный взгляд двух солдат, которые находились у дверей. – Вы слышали? Выполняйте. И дайте ему лошадь. Пусть проваливает.

Сен-Жюст, не оборачиваясь, вышел на улицу и направился к конюшне. Если конь не подведет, через несколько часов он будет в Париже. А дальше посмотрим.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 2:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793

Париж.
Бьянка, маркиз Кондорсе.

Бьянка рассмеялась, читая очередной номер «Революции». Жирондисты не теряют времени даром. Еще одна статья, подписанная Жаном Клери. «Уже лучше, мой друг», - мысленно оценила Бьянка способности своего незримого «двойника».

Статья начиналась с последней речи Марата в Якобинском клубе. Приводилась его цитата: «Некоторые обвиняют меня в честолюбии. Что же, отвечу на это то, что не сделал ни одного шага для того, чтобы занять место депутата Конвента. Я бы подал в отставку, если бы меня не удерживало ожидание неизбежных событий, которые потребуют принятия серьезных мер для общественного блага. Пока же подтверждаю своей честью, что никогда не приму доходной должности или министерского поста. Я жду лишь того момента, когда народ будет счастлив и свободен! Я жажду лишь того момента, когда смогу вернуться в свой кабинет и посвятить остаток своих дней науке и размышлениям». Затем автор цеплялся за слово «наука» и долго и безжалостно мусолил эту историю с похищенными черновиками Лавуазье. Грамотно, хотя и написано тяжеловато. Бьянка улыбнулась своим мыслям – надо же, она уже оценивает других журналистов!

Две ночи подряд она провела в пути. На рассвете останавливалась в лесу и в спекше готовила себе укрытие на день. Отвратительно, а что делать? Хорошо, что у нее был дом, где можно привести себя в порядок после этой бешеной скачки! Однако, цель была достигнута. Письма, добытые у Дюмурье, ждали своего часа. Остается побеседовать с Кондорсе.

К этой встрече она подготовилась особенно тщательно. По городу наверняка все еще бродит тот бессмертный, который в ноябре испортил им с Маратом всю игру с Антуаном Лавуазье. Значит, на всякий случай, не стоит оставлять в мыслях смертных воспоминания о том, как она выглядит на самом деле, думала Бьянка, подходя к зданию Академии. За час до этого она мысленно подала маркизу идею заглянуть в Академию. Их встреча должна произойти случайно. А пока можно побродить и попытаться разведать что-нибудь о подкинутых черновиках.

***
Маркиз Кондорсе шел по коридорам, чувствуя себя чужим в этих стенах. Да он и был здесь чужим. Ходили самые разные слухи. Как о том, что Академия, несмотря на все старания будет закрыта, так и о том, что Антуан Лавуазье был расстрелян в Реймсе без суда и следствия, обвиняемый в каком-то заговоре. Маркиз вздохнул. Он был зол на ученого, но не желал ему такой смерти... Дверь в хорошо знакомый кабинет приоткрыта. Только директора здесь нет. Расстрелян. Страшно подумать. Но кто... Кондорсе решительно зашел внутрь. Там стояла молодая женщина, лицо ее показалось смутно знакомым, но он никак не мог вспомнить где ее видел.

- Простите за беспокойство, я ищу господина Лавуазье, - Бьянка обернулась, затем улыбнулась, изображая удивление. - Маркиз? Не ожидала, что мы встретимся так скоро.

- О! Госпожа дю Плесси! Рад вас видеть, - маркиз слегка поклонился. - Боюсь, что вы напрасно ищете господина Лавуазье. Его нет в Париже. Ходят слухи, что его расстреляли.

- Боже мой! - Бьянка вскрикнула, изображая изумление. В Академии все только об этом и думали, не обсуждая вслух. Неожиданно для себя она подумала, что ей очень жаль этого человека. Но быстро сосредоточилась на нужных мыслях. - Простите, маркиз. Я слышала, что он был вашим другом... Простите...

- Да, он был моим другом...- задумчиво повторил Кондорсе. - Думаю, что вы напрасно ждете директора. Скажите, что вы хотели? Может быть, я смогу чем-то помочь? - маркиз немного помолчал, потом добавил: - Госпожа дю Плесси. Если честно, я искал вас. Скажите, вам будет удобнор, если мы поговорим здесь?

Говорить здесь не очень хотелось. Но с другой стороны, более надежное место сложно преставить. Сейчас все заняты своими делами, никто не станет заходить в кабинет зная, что он пуст.

- Безусловно, - Бьянка устроилась на одном из стульев. - Садитесь, прошу вас. О чем вы хотели поговорить, маркиз?

- Откуда вы знали, что известия о генерале Дюмурье будут опубликованы именно в газете "Друг Народа"? Что вам было известно о Марате?

- Мне? Ничего. Ничего кроме того, что просил передать мой дядя. Журналист по имени Жан Клери, который работал на Марата, писал о генерале массу нелицеприятных вещей. Клеветал на него. Есть подозрение, что никакого Клери не существовало, и от его имени писал сам Марат. Это во-первых. Во-вторых, дяде стало известно, что ряд писем, адресованных им некоторым членам партии жирондистов, попали в руки людей, преданных Марату. Когда Марат использует их, неизвестно, но генералу не хотелось бы, чтобы этот человек вновь трепал его имя на всех углах. Пока это все, что я могу вам сообщить, - Бьянка задумчиво улыбнулась.

- Если я правильно понял, вы хотите, чтобы Марат... замолчал?

- Да. В ближайшее время в "Друге народа" будет опубликовано письмо господина Жансонне, из которого будет следовать дружеский характер его общения с генералом. Из этого будет сделан вывод о том, что партия жирондистов ведет переговоры с армией, пытаясь перетянуть силы на свою сторону. А затем последует призыв к унижтожению всей оппозиции. Вы же знаете его манеру выражаться... Однако, не все так просто. Известно, что у Марата есть что-то еще. В случае его гибели могут всплыть какие-то важные документы, какие - мой дядя пока не знает. Поэтому единственный выход - это суд и тюрьма. Вы умный человек, маркиз, и, наверное, лучше меня знаете, в каким словам в "Друге народа" можно придраться. А мой дядя гарантирует, что сможет доказать тот факт, что Марат писал клевету. Это я и хотела передать вам в тот день, когда имела удовольствие с вами познакомиться.

Кондорсе медленно кивнул. Похоже, другого выхода действительно не было. Марат уже давно напрашивался на неприятности, а все эти погромы при подстрекательстве Друга народа действительно переполнили чашу терпения. Следовало принять во внимание и тот факт, что положение генерала Дюмурье, несмотря на переговоры, становилось все более шатким...

- Мне нужно подумать, пока я не могу дать вам гарантию того, что просьба генерала будеть выполнена. Но обещаю сделать все возможное, чтобы Марат оказался за решеткой.

- Благодарю вас. - Бьянка протянула ему руку для поцелуя. - Мне пора. Вы всегда сможете оставить мне информацию вот по этому адресу. Думаю, вы поймете, если я скажу, что боюсь сообщать, где я на самом деле остановилась. В Париже я инкогнито.

- Разумеется. Я свяжусь с вами, как только смогу дать вам более определенный ответ, - Кондорсе коснулся губами ее руки. - Не исключено, что я буду просить вас о встрече. Вы понимаете, что о таких вещах не всегда можно сообщить в письме. У вас есть возможность приходить сюда? Мы сможем встретится в этом кабинете, раз его хозяин... раз его хозяин отсутствует.

- Да, конечно. Я предпочитаю не выходить на улицы днем. Слишком опасно. По вечерам я в полном вашем распоряжении. Я уезжаю через неделю, и, надеюсь, что смогу отвезти дяде ваш ответ. Прощайте, маркиз.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 2:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Париж

Сен-Жюст

Часы показывали полдень. Сен-Жюст едва стоял на ногах от усталости. Но он должен был закончить начатое. Утром на заседании Комитета общественного спасения он доложил о результатах своей поездки. Его соратники, как оказалось, даже не представляли себе масштабов бедствия.

«Отдохни, Антуан, на тебе лица нет». Камиль Демулен. Один из немногих, кого он считал … Сен-Жюст вздрогнул. Где-то это уже было… Но Лавуазье на свободе, а значит смерти прекратятся? Ведь так? Вопрос в пустоту. Сен-Жюст вернулся в реальность.
- Все в порядке, Камиль. Мне надо кое-что закончить… В Академии. Просто появилась новая информация.

Сен-Жюст рухнул на стул. Он сутки не спал. Вернувшись в Париж, он первым делом навел справки о ближайших друзьях Лавуазье. Нет, он не тронет заслуженных ученых – к ним не так просто подобраться. Но есть ученики. Те, кто был безоговорочно предан откупщику. Те, кто был обязан ему своим нахождением в Академии и своими успехами. Лавуазье славился своим нюхом на учеников – те, кого он выбирал из длинного списка молодых ученых, ломившихся в Академию, действительно оказывались талантливыми людьми. Они обожали его, и он платил им тем же. Ему запретили трогать откупщика? Он не сможет отомстить лично англичанину? Отлично. Тогда пусть Лавуазье почувствует то же, что почувствовал он, когда к его ногам положили изуродованное тело друга.

Робеспьер не вдавался в подробности. Он доверял ему. Поэтому когда Сен-Жюст назвал несколько фамилий, он просто кивнул головой. Он был не против, если Сен-Жюст встряхнет это созвездие шарлатанов от науки. Просто для профилактики. Заручившись его поддержкой, Сен-Жюст отправился в Академию. Шесть фамилий. Шесть учеников. Аристократы. Ничтожества. Расстрел по обвинению в заговоре против революции. Отчаянные глаза и грохот выстрелов. Все кончено.

Отдав приказание убрать тела, Сен-Жюст направился в таверну. Надо попытаться напиться. А завтра он подумает, как и где собрать информацию о таинственном англичанине.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вс Май 31, 2009 9:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

март 1793 года

Париж

Эрик, Сантино

- Значит, ты зашел в тупик, - задумчиво резюмировал Эрик, краем глаза наблюдая за толпой парижан, которые выкрикивали какие-то лозунги. Эрик поморщился. Варварские методы, которыми действовали революционеры, он не одобрял. Как не одобрял и людей, захвативших власть в городе. Однако, за прожитые столетия он привык пропускать мимо себя то, что ему не нравится. Бессмертные не могут вмешиваться в жизнь смертных. А значит, так тому и быть. Пусть парижане громят и уродуют свой город. Когда-нибудь они пожалеют об этом.

Сантино тем временем печально кивнул, отвечая на его вопрос. Сегодня, встретившись со старым другом, он, не задумываясь, рассказал ему всё. О том, как путешествовал по городам и странам. О том, каких интересных людей встречал на своем пути. О том, как, прибыв в Париж, встретил своего любимого ученика Армана. («Тот самый маленький вампир Амадео, который жил у Мариуса , до того как я… Ты помнишь, я рассказывал тебе о нем»). О том, как влюбился в его Театр. За последние месяцы Театр стал его наваждением. Никогда раньше он не испытывал подобного!

- Они удивительные, друг мой, удивительные! – говорил Сантино, глядя в непроницаемые глаза Эрика и радуясь тому, что может, наконец, выговориться. – Эти четверо вампиров… Они преданны ему так, словно он их Господь. Они боятся его, они цепенеют от одного его взгляда, но они любят его безумно и готовы стерпеть от него любые выходки. Я пытался подобраться к каждому из них, и наталкивался на непробиваемую стену преданности. Даже те, кто не одобряют его методов, не смеют сказать ему ни слова. А их спектакли! Ты должен это увидеть! Они удивительно талантливы, эти молодые вампиры… - Сантино пустился в пересказ основных постановок Театра. – Да, я зашел в тупик. Поначалу я был уверен, что Арман с удовольствием разделит этот Театр со мной. Но у него и в мыслях такого нет, он дорожит им больше всего на свете. Я хотел купить его. Я сделал так, чтобы смертные утопили его в налогах. 25 000 ливров – я был уверен, что у него нет этой суммы! Но он отверг мое предложение о помощи и нашел деньги… Эрик, я говорю, как одержимый, правда?

- Никто из нас не застрахован от смертных чувств, - пожал плечами Эрик. –Я понимаю тебя, друг мой. И искренне сочувствую. Нет ничего ужаснее для бессмертного, привыкшего получать все, чего он ни пожелает, чем столкнуться с невозможностью осуществить свое желание.

- Но что же мне делать. Эрик? Оставить все так, как есть? Покинуть Париж и попытатсья поискать себя в чем-то другом? Наверное, так.

Эрик загадочно улыбнулся. – Если ты уверен, что это сделает тебя счастливее, то сделай так, как говоришь.

- Нет! Тысячу раз нет! – Сантино сверкнул глазами.

- Арман молод. На нем лежит огромная ответственность. Он способен вести дела со смертными, но он не всесилен. Сможет ли он защитить свое Собрание, если Театру начнет угрожать кто-то, значительно превосходящий его по силе?

- Ты имеешь в виду… - Сантино внимательно смотрел на Эрика. – Ты хочешь сказать…

- Ну что ты, я не предлагаю тебе напасть на него! – рассмеялся Эрик. – Но ты – не единственный бессмертный в этом городе. Да и не настолько ты силен, чтобы серьезно напугать Армана и его Собрание. Тут нужен кто-то намного более древний, чем ты.

Сантино смотрел на него во все глаза.

- Сейчас ты для них – всего лишь гость. Как ты думаешь, изменится ли их отношение, если ты из гостя превратишься в их спасителя? Подумай об этом. – Эрик поднялся. – Мне пора. Я найду тебя. – Он положил руку на плечо друга и ласково взглянул ему в глаза. – Не расстраивайся. Любое желание достижимо, если становится целью.

Сантино проводил его взглядом. Его сердце было наполнено любовью и благодарностью. Эрик всегда был единственным, кто понимал его. На душе стало спокойно.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пн Июн 01, 2009 12:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Париж

Сен-Жюст, Элени

Вот и знакомая дверь. Служебный вход. Сен-Жюст совершенно не представлял себе, что скажет Элени. Но день был особенным. Надо закрыть все долги перед собой. А эта актриса, которая выставила его идиотом, была одним из пунктов программы.
- Вы ко мне, месье Сен-Жюст?

Снова этот отвратительно-равнодушный тон и полупрезрительная маска вместо лица. Какая она бледная, эта актриса! Интересно, это грим или природное?

- Да. К вам. Пойдемте. – Сен-Жюст несколько раз проговорил сценарий этой встречи. Он уведет ее из Театра, постарается познакомиться в более неформальной обстановке (*Черт возьми, Сен-Жюст, откуда такие сомнения, она – простая актриса, у тебя таких девиц были десятки!*), если она попытается сопротивляться – возьмет ее силой. Время сейчас такое – не до сантиментов. В конце концов, его в любой момент могут убить.

Она не сопротивлялась. Лишь плотнее сжала губы. Последнее время Элени даже начала волноваться, не понимая, почему Сен-Жюст не приходит в Театр. Но, покрутившись среди посетителей якобинского клуба, она узнала, что Сен-Жюст с особой миссией направлен в провинцию, и успокоилась. Рано или поздно он вернется в Париж. И тогда не сможет не явиться. А дальше она сделает свой первый ход.

Сен-Жюст втолкнул ее в свою квартиру и запер дверь. Черт побери, он ожидал чего угодно, только не этого тупого молчания. Актриса тем временем, смотрела на него, не мигая. Словно ничего не произошло. В ее глазах не было ни тени страха. А его охватывало странное и неприятное чувство опасности. Да что происходит в конце концов?

- Почему ты молчишь? – тихо спросил Сен-Жюст. Он хотел сказать что-то еще, но навалившееся оцепенение сковало его обычное красноречие, и он вновь стоял перед ней, не смея ничего добавить. – Прекрати так смотреть на меня! – Безумие. Он терял над собой контроль. Ее глаза. В них все дело. Сен-Жюст с силой оттолкнул ее от себя и увидел, как она рухнула на пол. Ее голова ударилась об острый угол старого комода. Сен-Жюст бросился к ней, чтобы помочь подняться, но отшатнулся в суеверном ужасе. Из ее глаз капала кровь. Красные струйки оставляли тонкие дорожки на бледном лице и падали на платье.
- Кто ты? – прохрипел Сен-Жюст, не в силах оторвать от нее взгляда.

*Я твоя смерть* Она говорила, не разжимая губ. Внезапно навалилась смертельная усталость – сказалось напряжение последних дней. Сен-Жюст закрыл глаза. Когда он открыл их, в комнате никого не было.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Июн 02, 2009 11:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Бьянка, Сен-Жюст

С момента последнего разговора с Маратом прошло три недели. Все это время Бьянка даже не вспоминала о нем, с головой погрузившись в политическую игру, которую сама придумала. Сначала – путь к генералу Дюмурье и триумфальное возвращение с нужными для будущего процесса над Маратом (а она не сомневалась, что дело к тому идет) документами. Потом – встреча с маркизом Кондорсе. Еще одна ступенька к достижению ее плана. Еще немного, и Марат будет арестован. И тогда… Тогда, она сможет сказать свое последнее слово. А потом исчезнуть. Или остаться?

Все газеты обсуждали кровавую расправу, которую учинил в Академии Антуан Сен-Жюст, вернувшись из своей армейской поездки. «Друг народа» был единственной газетой, которая никак не прореагировала на случившееся. Несколько молодых ученых, объявленных врагами Революции и расстрелянных без суда и следствия, были учениками Антуана Лавуазье, но Марат не осмелился ничего комментировать. Видимо, удар, нанесенный ему в свое время таинственным бессмертным, взявшим Лавуазье под свою защиту, был, слишком силен. Бьянка прогнала грустные мысли. Без Марата, без его резких высказываний, без его умопомрачительного самолюбования и эгоизма, было скучно и одиноко. Но она поклялась себе выбросить этого человека из головы. Значит, и жалеть не о чем.

В таверне, куда она заглянула, пробродив несколько часов по улицам, было тихо и немноголюдно. Голод и страх подчинили себе город, и люди предпочитали отсиживаться по домам, или расползаться по политическим клубам. За одним из столиков Бьянка увидела знакомый силуэт. Сен-Жюст, один из соратников Марата. Он был бледен и совершенно пьян. В его мыслях метались самые разные образы, из которых Бьянка сделала вывод – этот человек только что потерял близких друзей и … не похоже на простую неудачу с женщиной! Бьянка приказала себе прекратить копаться в чужих мыслях. Не ее дело, что у него там происходит на личном фронте. Она хотела уйти, когда Сен-Жюст резко обернулся. Неплохое чутье. Он махнул ей рукой, и она присела напротив.

- Не лучшее время для прогулок в одиночестве, - криво усмехнулся Сен-Жюст. – Где же гражданин Марат? Неужели предпочел вашему обществу общество пера и бумаги?

- Мы расстались. Уже довольно давно. А бродить по улицам я не боюсь. Я умею за себя постоять. – Бьянка с любопытством взглянула на две опорожненных бутылки, которые валялись на столе. – А вам не страшно напиваться до такого состояния? В городе бродит множество ваших врагов.

Сен-Жюст махнул рукой. – Не страшно. Если мне и суждено умереть, то не так глупо. Во всяком случае, мне приятно так думать. Скажите, прекрасная мадмуазель – к сожалению, не знаю вашего имени – а что вас связывало с Маратом? Только не говорите, что общий интерес к Революции. Я знаю тип женщин, которые крутятся возле него. Вы не из этой породы. Вы такая же простолюдинка, как я – король Людовик.

Бьянка изумленно уставилась на своего собеседника. Интересно, он когда-нибудь расслабляется? – Вы считаете, что я шпионка? – она рассмеялась. – Бросьте это, Сен-Жюст. Думайте лучше о своих реальных врагах. Я – не из тех, кто желает зла вам или Марату.

Сен-Жюст чиркнул спичкой и поднес ее к сигаре. А действительно, какая разница, кто она такая? Она ему нравилась. В ней было что-то особенное, что – он понять не мог. С ней было спокойно. Даже сегодняшний кошмар, связанный с той актрисой из Театра отступил.

- Жан-Поль Марат – идиот, если отпустил вас. – Сен-Жюст попытался быть галантным. – Но вы ведь не хотите говорить об этом, правда? И не хотите говорить о себе. Можно я попробую угадать? Вы здесь, чтобы начать новую жизнь, ведь так? Не хотите рассказывать о настоящем, скажите хотя бы, кем вы были в той, прошлой жизни?

- Убийцей, как и вы, - серьезно сказала Бьянка. – Только вы убиваете за идею, а я убивала за деньги. В этом наше отличие.

- Вчера я убил шестерых невиновных людей, - тихо произнес Сен-Жюст. – И сделал это от бессилия. Просто потому, что не могу добраться до человека, который уничтожил моих близких друзей.

- Не рассказывайте о том, о чем пожалеете наутро, Сен-Жюст.

- А я никогда не жалею о своих поступках, - отпарировал Сен-Жюст. – Не хотите, кстати, присоединиться к моему сегодняшнему празднику жизни? Мне кажется, у вас сегодня – не лучший день. Как и у меня. – Он сходил за бокалом и налил в него вина. – А знаете, я могу вам помочь, - неожиданно сказал Сен-Жюст. – Он страшно ревнив, этот гражданин Марат. Как минимум два человека оказались на гильотине благодаря его публикациям. А все потому, что отбили у него женщин. Каждый – в разное время. Вы понимаете, к чему я?

Бьянка не переставала удивляться его цинизму. С одной стороны, он был непримиримым борцом за справедливость. С другой – спокойно рассуждал о невинных жертвах. – Вы предлагаете мне стать вашей любовницей?

- Да, - улыбнулся Сен-Жюст. – Мне кажется, мы подходим друг другу.

Бьянка рассмеялась. – Вы ошибаетесь, Сен-Жюст. Мы слишком похожи. Но я благодарна вам за заботу. И, в свою очередь, тоже хочу вам помочь. Советом. – Она сделала вид, что пьет вино. – Не пытайтесь найти англичанина, о котором вы спрашивали у Марата. Вам с ним не справиться.

Сен-Жюст резко посерьезнел. Его глаза сузились. – Что вы знаете об этом человеке?

- Я не обманывала вас. Я действительно с ним незнакома. Но я знаю, насколько он опасен. Прошу вас, не расспрашивайте меня. Просто поверьте.

- Я бы мог вас арестовать сейчас. За то, что скрываете информацию о заговорщике. Но я не буду этого делать. Почему-то я вам верю. – Сен-Жюст устало махнул рукой. Голова раскалывалась. – Но к англичанину у меня теперь личные счеты. И я не умею прощать.

- Вам пора домой, Сен-Жюст, - тихо напомнила Бьянка.

- Да, вы правы, - он поднялся. – Но сначала я провожу вас.

Бьянка кивнула. Когда-то также сказал Марат, желая узнать, где она живет. Что ж, маршрут отработан. Она приведет его к тому же дому, что и Марата и исчезнет. – Благодарю вас. Пойдемте, Сен-Жюст.


Последний раз редактировалось: Eleni (Ср Июн 03, 2009 12:46 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Ср Июн 03, 2009 12:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Париж, Театр вампиров

Арман, Лоран, Элени

- Арман, я не понимаю, почему ты медлишь! Прикажи, и мы перевернем вверх дном весь Париж! – Лоран сверкал глазами, как в старые добрые времена. – Я совершенно точно чувствую, что в городе бродят чужаки! Элени, расскажи!

- Арман, это правда. – Элени заговорила тихо, но уверенно. – Я видела ее. Случайно. – Элени говорила не совсем правду, но в данном случае это не имело никакого значения. Вчера ночью она следила за Сен-Жюстом, планируя сделать свой очередной ход. Несколько встреч, и он лишится рассудка. Так думала она, поджидая его у таверны, где он заливал в себя вино, стараясь забыть о встрече с ней. Мысли Элени были тщательно закрыты – никто не должен знать, чем она занимается. Видимо, это и спасло ее от возможности быть обнаруженной древней бессмертной. Элени удалось прекрасно ее рассмотреть. Изящная светловолосая вампирка, одетая, как парижская простолюдинка. Она вела себя так, словно уже давно в Париже. И, что самое парадоксальное, она была прекрасно знакома с ее врагом Сен-Жюстом! Они беседовали какое-то время, потом вместе ушли. Элени не рискнула следить – незнакомка была явно значительно старше и опытнее. Судя по всему, она была такой же древней, как … сам Арман!

- Расскажи о ней, - кивнул Арман. Пока Элени говорила, его лицо оставалось бесстрастным, однако, мысли бушевали. Не может быть! Бьянка! Его любимая Бьянка, которую он считал погибшей! Кто дал ей бессмертие? Мариус? Значит, он спасся? Или… Сантино? А, может быть, кто-то из его Собрания? Сантино никогда не говорил о ней. Они вообще никогда не говорили о той страшной ночи в Венеции. Однако, все эти столетия Арман не мог изгнать из памяти образ той, что была рядом с ним в самые счастливые его годы. Впервые за долгое время Арману было не по себе. Разыскать ее? Что он сможет сказать ей? Бьянка никогда не одобрит его истории. Да разве мыслимо это одобрить? Он стал учеником убийцы своего Создателя. Он нарушил все принципы, которые внушил ему Мариус. Он переродился, и теперь ему нет дороги назад.

- Арман, мы стали Театром, но никто не отменял правил нашего Собрания, - продолжал кипятиться тем временем Лоран. – Париж – наш город, и ни один вампир не смеет разгуливать по нему, где ему вздумается и охотиться на этих улицах! Арман, мы готовы отправиться на поиски. Прямо сейчас. Только скажи.

Голос Лорана вывел Армана из задумчивости. Что может быть проще? Отправить их на поиски, и ждать, пока они приведут ее или укажут ее укрытие. Они опытные ищейки, они справятся, он уверен. Или.. Или поискать ее самому. И что дальше? Что он скажет ей, спустя три столетия? Предложит место главной актрисы Театра?
- Вы правильно сделали, что сообщили мне, - спокойно сказал он вампирам. – Я сам займусь этим вопросом. Не трогайте ее. Я – Глава Собрания, и искать чужаков – моя обязанность.

- Но Арман…

- Я все сказал. – Арман строго взглянул на Лорана. – Идите и готовьтесь к завтрашнему спектаклю.

Они повиновались. Арман несколько минут сидел, глядя перед собой. Он так ничего и не решил. Сейчас ему необходимо развеяться. А может быть.. Может быть, это вообще не Бьянка? Арман накинул плащ и покинул театр.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Ср Июн 03, 2009 11:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Лондон, резиденция Ордена Таламаска

Маарет, Рэджинальд Лайтнер

Маарет нетерпеливо махнула рукой.
- Рэджинальд, это всего лишь игра.

Ее партнер по шахматам думал над ходом уже около часа. Шахматы были его страстью, и каждую игру он воспринимал весьма серьезно. Маарет нравился Рэджинальд Лайтнер, действующий глава Ордена Таламаска. Из всех предыдущих руководителей Ордена он был наиболее мудрым и прагматичным. При нем Орден расцветал на глазах, и Маарет с удовольствием наблюдала за плодами своих трудов. Если бы тогда, три столетия назад, она не пришла им на помощь…

Рэджинальд был единственным главой Ордена, с которым она подружилась. Прежде всего, он ее не боялся. В тот вечер, когда она пришла к нему, он не затрепетал, как его предшественники, а улыбнулся и, протянув руку, проговорил: «Рад познакомиться с вами, леди Маарет. Я давно ждал этого часа». Лайтнеру тогда было около сорока. Сейчас это был весьма почтенный джентльмен, возраст которого подходил к семидесяти. Когда-то он начинал простым агентом, и почетную руководящую должность заслужил своей безоговорочной преданностью делу. Он исправно направлял ей отчеты своих агентов. Но с того печального случая, когда важная информация попала в руки Маэла…

При мысли о Маэле Маарет до сих пор начинала злиться. Несколько месяцев назад ей сообщили, что он явился в Орден и забрал послание, в котором сообщалось о месте, где видели ее сестру. По словам агентов, он клялся, что передаст ей все в тот же день, но письмо так и не было передано. Его обман вскрылся случайно, когда время было упущено. И когда она бросилась на поиски, сестры уже не было. Что касается Маэла, то она прогнала его, и с тех пор не видела.

Стук в дверь прервал его размышления. Несколько минут Лайтнер беседовал, затем распечатал письмо и, без предисловий обратился к Маарет.
- Мне только что принесли сообщение от нашего французского агента… Весьма странная информация, на мой взгляд. Скажите, леди Маарет, вы случайно, не знаете что-либо о еще одном вампире по имени Маэл?

Маарет удивленно подняла голову.
- Еще один вампир по имени Маэл? – переспросила она. – Странный вопрос. Нет, не знаю. А почему вы спросили?

- Дело в том, что в наших архивах сохранилось точное описание бессмертного, который выходил с нами на связь. Сейчас в Париже поселился еще один бессмертный с тем же именем. И… судя по описаниям моего агента, он не очень похож на того, который приходил к нам. Прежде всего, рост. Парижский Маэл значительно выше. Во-вторых, черты лица. В наших архивах принято досконально фиксировать черты лица…

Маарет остановила его речь. Сердце учащенно забилось от ужасного предчувствия. Все вставало на свои места. Тот, кто забрал письмо, хотел запутать ее и представился ее спутником. Значит… Значит он прекрасно знал Маэла и знал об их отношениях. И еще… Значит, она незаслуженно обвинила своего спутника в самых тяжких грехах!

- Рэджинальд, расскажите мне подробнее, что сказал ваш агент. Вы говорите, что Маэл сейчас в Париже?

Рассказ главы Ордена оказался шокирующим. Дослушав все до конца, Маарет поднялась.

- Боюсь, нам придется прервать нашу игру, мистер Лайтнер. Мне необходимо увидеть все собственными глазами. Прощайте.


Последний раз редактировалось: Eleni (Ср Июн 10, 2009 5:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пт Июн 05, 2009 5:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Париж

Арман / Театр вампиров

Она сидела за столиком в таверне и что-то писала. Видение прошлого стало реальностью. Бьянка. Единственная, чей образ Арман сохранил в памяти после того, как огонь уничтожил палаццо его Мастера. Много лет назад Арман запретил себе думать и вспоминать. Его жизнь – его собрание. А прошлое.. Прошлое никогда не сделает тебя счастливым. Так думал он, приходя в себя после той страшной трагедии, постигая основы устройства римского собрания. Так думал он и сейчас, глядя на своих верных бессмертных актеров. Единственным, кто посмел нарушить его нерушимое спокойствие, был Лестат. А теперь в его жизнь возвращалась Бьянка.

Она повернулась, словно что-то почувствовав, а затем снова погрузилась в свое письмо. Арман не мог оторвать от нее глаз. Его вампиры были правы – судя по всему, она уже давно в Париже. Бьянка выглядела, как настоящая парижанка – сейчас все простолюдинки носили такие платья. Она всегда была умницей – прекрасно сообразила, что не стоит щеголять по Парижу в роскошных костюмах. Но все равно смотрелась настоящей королевой среди убогих посетителей таверны. Ничего, лет через десять мир успокоится и погрузится в новую спячку. И тогда… «Но почему она до сих пор не нашла меня?» - эта мысль вырвала Армана из мечтательной созерцательности. Театр вампиров был известен в Париже, о нем много говорили. Она не могла не знать. Значит, что-то ее сдержало. То, каким он стал? Она разочарована? Тогда почему не уходит? Арман видел, как она сложила свои листки и начала собираться. Он проследит за ней, оставшись незамеченным…

***

Когда Арман вошел в здание Театра, то сразу понял, что что-то случилось. «Арман!» - на него взволнованно смотрели три пары глаз.
- Посмотри, что они сделали с Феликсом!
Лорана трясло от бешенства. Если бы не предрассветный час, он бы бросился искать преступника прямо сейчас.
Феликс сидел в кресле среди реквизита. Его лицо казалось бледнее обычного, а глаза горели недобрым огнем. Возле него суетились Эжени и Элени.
- Что произошло? – мягко спросил Арман, глядя на Феликса. Затем приложил палец к губам. – Не говори ничего, просто открой мысли.

То, что увидел Арман, не пролило света на произошедшие события. Во время охоты на Феликса напал вампир. Какая-то древняя сила, намного более мощная и древняя чем все бессмертные, с которыми когда-либо сталкивался Феликс. Он не видел его лица. Он только почувствовал приказ: «Убирайтесь».

Арман положил руку ему на плечо.
- Сейчас я постараюсь помочь тебе, Феликс. Ничего не бойся. – Арман обернулся к остальным, тщательно скрывая охвативший его ужас. Глаза сузились.

- Прекратите панику. Ничего не произошло. Расходитесь. С завтрашней ночи никто из вас не смеет ходить охотиться в одиночку. И не вздумайте самостоятельно искать врага. Я глава Собрания, и это моя задача.

Арман отправился в свою гримерную и только там, за закрытой дверью, позволил себе расслабиться. Какой-то Древнейший решил захватить его театр. Он выбрал Феликса, чтобы послать ему, Арману, предупреждение. Если он так силен, как показалось Феликсу, то один он с ним не справится. Посвятить во все Сантино? Никогда. Арман вгляделся в свое отражение в зеркале. Он будет драться за свой театр насмерть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Июн 09, 2009 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Париж

Сен-Жюст, Элени

В кофейне «Отто», расположенной в непосредственной близости от сада Тюильри, как обычно, кипела жизнь. С тех пор, как якобинцы выжили из него случайных посетителей, здесь всегда было шумно, а забежать сюда на часок-другой после заседания Конвента, стало доброй традицией. Сен-Жюст в этот вечер мог, наконец, позволить себе расслабиться, и кофейня была идеальным местом для отдыха. Сегодняшний день заседаний вылился в бурное обсуждение концепций Конституции. Еще одна схватка с вездесущим Кондорсе. Только на этот раз он, кажется, вышел из нее победителем. Только сейчас Сен-Жюст подумал про Аннетт, которую не видел с тех пор, как вернулся из Реймса. Неплохая идея, пожалуй, встреча с ней станет достойным завершением вечера. Он залпом допил остывший кофе и кивнул товарищам. «До завтра».

Он решил прогуляться пешком. Уставший город спал, источая привычное зловоние. Разруха и голод сделали свое дело. «А парижане все-таки, еще те свиньи», - подумал он, перешагивая через сточную канаву. Мысль неожиданно перепрыгнула к Театру вампиров. Бред, подумать только, несколько дней назад он сходил с ума от произошедшего с ним странного приключения. Чего только не привидится от недосыпания и винных излишеств. Надо будет навестить ту актрису – не умерла же она в конце концов! Он резко остановился. Ноги отказывались повиноваться, а рука, словно управляемая чьей-то силой, потянулась к кинжалу. Секундное оцепенение. Тень за углом. Нет, показалось. Сен-Жюст продолжил путь. Только сейчас он понял, что идет совершенно в другом направлении. Узкие переулки сменяли друг друга, мелькали знакомые названия. Черт знает что, зачем он тут? И снова секундное оцепенение. Он схватился за угол дома – казалось, что свет в глазах померк.

Снова тень и тихий смех. Зрение вернулось. На всякий случай Сен-Жюст щелкнул затвором пистолета. «Кто здесь?» Снова смех. – «Подойти, если не боишься». Свет фонаря осветил вдалеке смутный силуэт. Женщина. Длинные распущенные волосы развиваются на ветру. Она протягивает руки и смеется. Сен-Жюст ускорил шаги. Ноги не слушались. Он почти бежал, но силуэт оставался таким же далеким. «Сюда». Он не заметил, как оказался на кладбище. «Кладбище невинно убиенных». Когда он впервые приехал в Париж, Камиль Демулен со смехом рассказывал ему о страшных легендах, которые ходили в народе об обитателях этого кладбища. Сейчас оно выглядело безжизненным. Но мозг, пронзенный потусторонним ужасом, отказывался повиноваться. «Сюда». Свежевырытая могила. Почему он не может уйти. Снова смех. И темнота.

Сен-Жюст открыл глаза и попытался подняться, но голова ударилась о земляной потолок. Катакомбы. Значит, они действительно существуют. В лицо посыпались куски промерзшей земли. Он не помнил, как он тут оказался. Помнил лишь могилу, затем – провал в памяти. Он бросился вперед, но наткнулся на стену. Сверху снова сыпалась земля, а вдалеке… Вдалеке заиграла скрипка. Или ему показалось? Стараясь не терять разума, Сен-Жюст попытался двигаться наощупь. Рано или поздно он найдет выход, не может не найти. «Все только начинается». Чужая мысль. Откуда этот бред, неужели это снова сон? «Ты веришь в призраков, Сен-Жюст?» «Не верю!!!» - закричал он, но его голос потонул в земляном лабиринте. Он начинал задыхаться. Шаги. Он выстрелил в темноту, и в этот момент сильные ледяные руки обхватили его сзади и поволокли за собой. Снова провал в памяти. Он ползет по катакомбам – интуитивно, наугад. Земляной коридор сужается, но где-то вдали, кажется, есть воздух. И свет звезд. Так и есть, это один из выходов.

Сен-Жюст выбрался из-под земли и, собрав все силы, бросился с кладбища. По лбу катился холодный пот, но он всеми силами гнал от себя воспоминания. Домой. Выпить и отключиться.

***

Глядя ему вслед, Элени улыбалась. На этот раз он испугался всерьез – заряда должно хватить на несколько дней.

- Что ты так долго? – Лоран смотрел строго и с подозрением.

- Я просто позволила себе поиграть со смертным, который хотел осквернить место, где образовалось наше Собрание, - серьезно ответила Элени. – Эжени и Феликс здесь? Прекрасно. Нам надо держаться вместе. Продолжим охоту?

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Июн 09, 2009 4:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года
Париж

Театр вампиров (продолжение той же ночи)

- Я спрашиваю в последний раз. Кто из вас посмел ослушаться моего приказа?
Арман говорил тихо и спокойно, лишь в глазах трепетали молнии. Трое вампиров стояли перед ним, оцепенев от ужаса. Эжени, которую они принесли с собой – бледную и израненную – лежала в кресле. Неведомый враг подкараулил ее во время охоты в районе Кладбища Невинно Убиенных. Рядом с ней находился только Феликс, и бессмертному не составило труда полностью лишить его возможности двигаться и что-либо воспринимать. Затем он расправился с Эжени, оставив на прощанье мысленный приказ: «Убирайтесь». Трагедия произошла в тот момент, когда Лоран отправился искать Элени. Сейчас она стояла, опустив глаза.

- Я, Арман. – Лоран выступил вперед, метнув на нее огненный взгляд.

- Что заставило тебя это сделать? – поинтересовался Арман, слегка наклонив голову и прищурившись. – Разве я не говорил вам, что до момента, пока ситуация с нашим врагом не разрешится, вы не должны расходиться?

- Говорил. – Лоран склонил голову, пряча глаза. – Это была глупость. Страшная глупость с моей стороны. Я… я увидел смертного, который шастал по нашим могилам. Не знаю, что на меня нашло. Но я взял Элени и мы пошли… Мы хотели его прогнать. Не знаю, что нашло на нас… Я думал, что это ненадолго, ничего не произойдет за это время… Арман, прости, пожалуйста, прости нас!

Арман подошел к нему, испепеляя взглядом, затем улыбнулся.

- Ты врешь. Это Элени, а не ты отправилась за смертным. А ты пошел за ней, чтобы призвать к порядку. Но теперь это уже не важно. Вы вообще хотя бы иногда думаете? Вы понимаете, что мир вокруг нас населен бессмертными, многие из которых превосходят нас по силе? Вы понимаете, к чему может привести ваша беспечность? – Арман махнул рукой. – Бесполезно с вами говорить. Сейчас вы разойдетесь по своим убежищам. Завтра я отменю спектакль. Я сам приведу для вас смертных, а вы должны будете выпить столько крови, чтобы стать сильнее, насколько это возможно. Ни один из вас не выйдет за порог Театра, пока я этого не позволю. Вы поняли?

Все четверо закивали.

- Лоран, ты отвечаешь за них головой. Своей потрясающе артистичной головой, - съязвил Арман. Затем бережно взял на руки Эжени. - Ты пойдешь со мной. Я помогу тебе.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Июн 09, 2009 6:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Париж

Бьянка, Сен-Жюст

- Сен-Жюст тебе больше не конкурент. Говорят, он спятил совсем… Только не болтай никому, это я тебе так, по секрету…
Бьянка обернулась и увидела двух молодых людей, присевших за столиком кофейни. Она пришла в кафе, где собирались члены якобинского клуба, чтобы узнать последние новости и была неприятно удивлена. Все жалели Марата – поговаривали, что его вновь свалил приступ болезни, и он третий день отсиживается в редакции, ни с кем не общаясь. Но странные разговоры о Сен-Жюсте ее насторожили. За несколько встреч она хорошо изучила этого честолюбивого монтяньяра. Он был увлекающимся и дерзким, но его невозможно было упрекнуть в отсутствии здравого смысла… Бьянка задумалась. Она настолько глубоко погрузилась в парижские события и так привыкла жить жизнью Марата, что, оставшись в одиночестве, начала тяготиться своим пребыванием в городе. Прав был Мариус, когда учил ее не связываться со смертными. Сен-Жюст был одним из немногих, кто вызвал ее симпатию. И сейчас, измучившись от отсутствия событий, она чувствовала, что ей необходимо с кем-то поговорить. «Ничего страшного, я не обязана ни перед кем отчитываться», - уговаривала себя Бьянка, поднимаясь по лестнице серого здания, где жил Сен-Жюст.

Дверь была незаперта. В квартире пахло табаком, и было темно. Окна завешаны серой тканью, на полу разбросаны вещи. Сен-Жюст лежал на кровати, безучастно глядя перед собой.

- Ты всегда приходишь, когда о тебе вспоминают? – в его тоне смешались насмешка и радость. – О, я знаю, ты передумала и решила согласиться на мое предложение? Это в высшей степени правильное решение!

Бьянка села на стул, пристально вглядываясь в его лицо. Наигранная вежливость уступила место плохо скрываемому отчаянию. Он был на грани нервного срыва.

- Я не меняю своих решений. Я пришла, как друг.

- Ясно. Жаль. Значит, по городу уже поползли слухи о том, что я разговариваю с мертвецами? Завистливым тварям только дай повод распустить языки. Как только закончится мое пребывание здесь, лично перестреляю всех, кто болтал.

- Они говорят правду? – Задавая вопрос, Бьянка уже знала, что произошло – все хранилось в его мыслях. Похоже, несчастный монтаньяр перешел дорогу не только бессмертному, известному ей, как Англичанин. Но на этот раз это была женщина. Только женщина была способна измываться над смертным настолько изобретательно и жестоко. Бессмертная из театра вампиров. Удивительно, но Бьянка только сейчас подумала о том, что ни разу не побывала в этом заведении с таким странным названием.

- Да. Иногда. – Сен-Жюст с вызовом посмотрел на свою гостью. – Они подсказывают мне, как дальше жить. Я с ними советуюсь. Сегодня беседовал с тремя погибшими друзьями, которых уничтожили из-за откупщика Лавуазье. На самом деле я верю в призраков. И верю в то, что мне не дожить до тридцати. Но до этой цифры осталось четыре года. Многое можно успеть, ведь правда?

Бьянка кивнула. Та, что сделала это с Сен-Жюстом, должно быть, имела веские причины для ненависти. Обычно со смертными расправляются значительно проще. А тут – огромная работа. Она протянула ему сигару и спички и придвинула открытую бутылку вина. Это не ее город, и она не имеет права вмешиваться в законы живущих тут бессметных. Но смотреть, как этот человек сходит с ума, не в силах объяснить себе, что происходит, было выше ее сил. Никто не может запретить ей вытащить его из призрачной страны, куда поместила его незнакомая бессмертная. Хотя бы сейчас. На один вечер.
- Ты сейчас похожа на призрака. Но с тобой легко и спокойно. Видишь, я больше не расспрашиваю тебя. Захочешь – сама расскажешь.

- Пей.

Он сделал несколько глотков и откинулся на подушку.

- Это началось около месяца назад. То, что со мной происходит, не поддается никаким объяснениям. Я знакомлюсь с женщиной, которая как будто управляет мной мысленно. Это невозможно описать словами. Я больше не разделяю сны и реальность. Я хожу по кладбищам, я вижу мертвецов, я чувствую, что они рядом. Я больше не могу спать, потому что меня они не отпускают ни на минуту. Так бывает иногда. Здесь, в Париже. А еще есть англичанин. Человек, при упоминании которого все, кто с ним сталкиваются, становятся сами похожи на мертвецов. Ну разве может человек убивать на расстоянии? Он предупредил меня, что если я не выполню его требований, те, кого я люблю, умрут. И они умерли. По очереди. Один за другим. И каждый раз – несчастный случай. Но так не бывает! Я пытаюсь это понять, я схожу с ума, проигрывая это снова и снова, но ничего не выходит. Я не могу ни с кем об этом говорить, потому что это просто абсурд! Но это так и есть. Клянусь, так все и было.

- Я тебе верю, - тихо сказала Бьянка. – Тебе нужно выспаться. А завтра вернуться в Конвент. А еще как можно быстрее покинуть Париж. Ты нужен армии, без тебя люди не справятся. Уезжай отсюда, Сен-Жюст, оставь своих призраков тут, в этой комнате. Поверь мне, так будет лучше для всех.

- Так будет лучше… - эхом повторил Сен-Жюст. Через минуту он спал. Убедившись в том, что его мысли расчистились, Бьянка выскользнула за дверь. Интересно, что бы сказал Мариус, узнав о том, кого она выбирает себе в друзья?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Ср Июн 10, 2009 2:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март 1793 года

Париж

Арман, палач Анри Сансон

Арман увидел его издали. Тяжелая шаркающая поступь, сутулые плечи, глаза умиротворенные и немного печальные. В мыслях он все еще купался в звуках скрипки. Сегодня он слушал великого Моцарта, и совершенно позабыл о том, что завтра утром ему предстоит вновь привести в движение свое адское орудие смерти. Арман следил за ним из окна. Он целый час сидел в доме Анри Сансона. После вчерашних событий в Театре ноги сами принесли его в квартиру палача. Арман и сам не понимал, почему его так влекло к этому удивительному человеку.

Хлопнула дверь.

- Добрый вечер, месье Сансон. Как видите, я вернулся. Не бойтесь меня. – Арман протянул ему руку в знак приветствия. Палач попятился и остановился. Его трясло мелкой дрожью.

- Прекратите немедленно! – Арман нахмурился. – Вы еще Всевышнего призовите. Может быть, он сделает так, чтобы меня не было? Но я есть! Есть! И я – перед вами. Клянусь, я не причиню вам вреда. Я просто хочу поговорить.
Что-то в голосе Армана заставило Сансона подойти и присмотреться к нему.

- Кто ты, маленький дьявол? – тихо спросил он, вглядываясь в совершенные черты.

- Это неважно, - буркнул Арман. – Вы можете думать, что хотите.

Сансон зажег несколько свечей и сел рядом. Ему хотелось дотронуться до маленького человека – непрошенного гостя, который выглядел таким одиноким. Арман протянул ему руку.

*Дотронься. Я не исчезну. Я – настоящий. Просто другой*.

Палач вздрогнул, когда в его руку скользнула ледяная ладошка. Огромные печальные глаза раздирали ему душу.

- Скажи, почему ты любишь тех, кого убиваешь? Почему убиваешь, если ты этого не хочешь? Почему каждый раз, совершив казнь, ставишь свечи за упокой души того, чью голову ты отсек? Почему, палач?

Сансон в изумлении уставился на своего необычного собеседника. Сейчас он казался ребенком, который ищет, но не находит ответов на очевидные вещи.
- Это моя работа, малыш. Я…

- Да, да, я знаю, ты – потомственный палач. Ты принял это проклятье из рук своего отца, которого разбил паралич. Но ведь ты можешь уйти. Ты можешь изменить свою жизнь! Ты мучаешься, но ты ничего не предпринимаешь, чтобы уйти! Почему?

Сансон вздохнул и опустил глаза.
- Если я уйду, палачом станет мой старший сын Анри. Он еще слишком молод для этого. Поэтому я буду нести этот крест, сколько смогу. Я не в силах изменить традицию. Сансоны издавна казнили людей. Прости, я вижу, что ты ожидал другого ответа. Я не знаю, что ты за существо, но вижу, что ты нуждаешься в помощи. Позволь мне помочь…

- Прекрати вести себя так, словно ты – святой, - злобно сверкнул глазами Арман. – Я чуть не убил тебя, помнишь? И ты после этого хочешь мне помочь? Думаешь, там, на небесах, тебе зачтется? Не выйдет! Я проклятый, я – дьявольское отродье, я вечный, я – худшее зло на земле. Как ты вообще можешь со мной говорить?

- Мы все грешны, - вздохнул палач. – Просто у каждого свой путь и каждому отмеряно определенное количество грехов. Кто я такой, чтобы измерять их и давать оценки? Ты ведь не убил меня? Так за что же мне тебя ненавидеть?

Арман засмеялся, стараясь прогнать подступающие слезы. Этот смертный был сильнее, чем он. Больной, рано состарившийся, измученный своей работой человек, еще пять минут назад чувствовал себя абсолютно счастливым просто потому, что прослушал любимую музыку. Он шел, взирая на свой родной город, потонувший в руинах, и рассуждал о том, что очень скоро в Булонском лесу вновь будут петь птицы, что скоро можно будет любоваться распускающимися листьями, а в небе окончательно запахнет весной. Чертов романтик! Арман ударил кулаком по столу, пытаясь прогнать бессильную ярость.

- Скажи, палач, ради чего ты живешь? Ради этого разгромленного города? Ведь ты не болеешь душой за Революцию. Ради двух недель весны? Но потом наступит лето – жаркое, грязное, кровавое. Ради своих сыновей? Но они даже не навещают тебя! Зачем? Ответь мне хотя бы на этот вопрос.

Сансон поднялся и протянул ему руку.
- Пойдем, малыш. Кажется, я понял твой вопрос. Это не так далеко. Пойдем.

***

- Его зовут Жак Александр Сезар Шарль. Запомни это имя, малыш. Это великий ученый. Пожалуй, самый великий из всех существующих. Мир еще будет говорить о нем. – говорил, слегка запыхавшись, Сансон, пока они подходили к нужному дому. Он постучал.

- Открой, Шарль, это Сансон. Я привел к тебе гостя. Покажи ему. Для меня это важно.

Дверь отворилась. Немолодой худощавый человек кивнул им, приглашая следовать за собой. Комната, в которую попал Арман, представляла собой квадратное помещение, сплошь увешанное чертежами. С каждого рисунка на него смотрел шар, исчерканный значками и формулами.

- Это воздушный шар. Он наполняется невидимым газом – водородом, - торопливо заговорил Сансон. - Он поступает по шлангу от бочек с железными опилками и серной кислотой. В диаметре он составляет девять метров. Посмотри. Видишь, здесь нарисована корзина в виде лодочки? Она сделана из ивовых прутьев. Чтобы под ее тяжестью оболочка шара не порвалась, Шарль придумал набросить сверху легкую, но прочную сеть. От нее спускаются стропы, а к ним прикреплена корзина-лодочка. Когда шар взлетает и попадает в разреженные слои воздуха, водород не распирает его оболочку изнутри, а свободно улетучивался через отверстие, автоматически регулируя давление газа внутри… В начале 80-х Шарль поднялся в воздух на собственном изобретении. Вся королевская свита взирала на это, затаив дыханье. А сейчас это никому не нужно. Но мы уверены, что время аэростата еще придет, и человек научится самостоятельно передвигаться по воздуху. Ты спрашиваешь о смысле моей жизни? Здесь, в этой комнате, мой ответ. Я мечтаю увидеть триумф самого выдающегося человека в мире. Я хочу дожить до того дня, когда полет в небо станет не экспериментом чудака-профессора, а реальностью, доступной всем людям. А еще я мечтаю о том, что когда-нибудь я поднимусь вверх на аэростате и увижу облака. Увижу Париж. Тогда я смогу спокойно умереть…

Сансон замолчал, переводя дух. Через секунду входная дверь распахнулась и захлопнулась. Арман бежал по темному переулку, глотая слезы. Он пришел, чтобы поиграть с этим человеком и доказать бренность его существования. Он проиграл.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Июн 10, 2009 2:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793.

Париж.

Кондорсе.

Маркиз Кондорсе не мог сосредоточиться на споре, который возник в результате обсуждения мер, которые должны быть приняты по продовольственному вопросу. Если сейчас спросят его мнение, он будет в весьма затруднительном положении, так как почти не слушал, погруженный в свои мысли. То, что еще месяц назад можно было назвать «предполагаемым ходом развития событий» стало реальностью. Жестокой реальностью. Восстание против жирондистов – всего лишь вопрос времени. Якобинцы пока что не принимали решительных действий, ограничиваясь становившимися все более частыми нападками. Маркиз усмехнулся. Они и будут ограничиваться нападками, пока не примут решение и не доверятся вожакам парижских секций. А секции, между тем, все еще оставались практически единственной военной силой в городе. Пока что это страшит как Робеспьера, так и «главного оратора» – Марата. Они не могут не понимать, что лидеры секций могут и не ограничится изгнанием из Конвента только жирондистов… Понимали они и то, что изгнание только усугубит неблагоприятную реакцию в провинции. Так что пока есть время. И за это время можно многое успеть. Например, устранить Марата. Друг Народа по-прежнему выступал за террор, террор и только террор.

-… Кондорсе?

Маркиз едва заметно вздрогнул. Если предыдущие выступления он еще вполуха слушал, стараясь уловить хотя бы суть, то выступление последнего оратора ускользнуло от внимания.
Кондорсе поднялся на трибуну.

- Граждане! Продовольственный вопрос по-прежнему остается проблемой, требующей решения. Но я хочу обратить ваше внимание и на последние события. В городе усиливаются беспорядки, мы не можем защитить тех, кто должен находится под защитой. Мы должны принять меры, чтобы остановить кровопролитие…

В зале поднялся шум, маркиз терпеливо подождал, пока ропот утихнет.

- Когда я говорю о кровопролитии, я не говорю, что мы должны быть милосердны к врагам нации! Я говорю о невинных людях, которые в первую очередь пострадали от погромов. Если беспорядки будут продолжаться, о какой справедливости может идти речь? Я требую, чтобы виновные были наказаны. Но не доверчивые люди, которые, в отчаянии, поддались на призыв к насилию. Должен быть наказан тот, кто являлся зачинщиком беспорядков, тот, при чьем подстрекательстве люди начали грабить лавки и расправляться с себе подобными, не задумываясь о том, виновны они или нет в том, что в стране голод…

Кондорсе говорил долго. Он знал, что его слушают. Очень внимательно слушают. А когда потребовали огласить имена тех, кого он считает зачинщиками, Кондорсе назвал только одно имя. Жан Поль Марат.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Июн 10, 2009 8:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793

Реймс.

Маэл / Кондорсе, Лавуазье / Кондорсе.

Маэл рассеянно кивал, слушая управляющего. Похоже, часть доходов придется отдать, иначе они не успокоятся… Но никто не хочет давать никаких письменных доказательств, что зерно и мясо будут отданы на нужды армии. А если продукты станут предметом спекуляции? Ведь это прямая дорога на эшафот! Вампир в десятый раз советовал сдавать излишки коммунам, а не тем комиссарам, которые занимаются непосредственно сбором. А дальше пусть делают, что угодно. Хоть друг у друга воруют. Управляющий соглашался, но потом начинал сначала. Посоветовать пойти и обсудить все это с хозяином у Маэла не поворачивался язык. Арест, заключение, вынужденная голодовка, возвращение в поместье под проливным дождем и, наконец, известие из Парижа о том, что молодые, подающие большие надежды ученые были расстреляны без суда, окончательно подорвали силы Антуана Лавуазье. Снова потянулись дни борьбы за его жизнь. Но на этот раз врага нельзя было ни запугать, ни заставить подчиниться. К счастью, сейчас все позади, хотя врач все еще продолжает приходить каждый день.

Стук в дверь отвлек его от уже надоевшего разговора. Вампир прислушался. Он ожидал кого угодно, но не Кондорсе. Что заставило маркиза приехать сюда? Предстояло выяснить.

Маркиз Кондорсе отдал слуге плащ и шляпу, надеясь поговорить с Антуаном Лавуазье немедленно, а уже потом уделить немного времени отдыху – завтра предстояло вернуться в Париж. Только два дня назад он узнал, что ученый цел и невредим, вопреки всем слухам, которые ходили в Академии. Ему следовало бы навестить Марию Лавуазье раньше, но он не сделал этого, так как был все еще сердит на Антуана. Случайная встреча с мадам Лавуазье, полученная информация заставили его изменить свою точку зрения и предпринять эту утомительную и опасную поездку. Сейчас, когда ему просто необходимо уничтожить Марата, помощь Лавуазье может оказаться неоценимой.. Кондорсе шагнул в гостиную и едва заметно вздрогнул, когда увидел в кресле у камина не хозяина дома, а уже знакомого англичанина.
Справившись с собой, маркиз поздоровался:

- Добрый вечер.

- Добрый вечер, - Маэл указал на соседнее кресло и отпустил слугу, только потом, вспомнив, что было бы неплохо распорядиться насчет ужина. Даже живя среди смертных, иногда забываешь о самых простых вещах. Остается надеяться, что слуги сами исправят оплошность.

- Я узнал, что Антуан здесь и приехал, чтобы сообщить новости. Это касается Академии.

- Лавуазье болен, - тихо сказал Маэл. – Врач сказал, что ему нужен покой, иначе приступ может повториться. Нам повезло, что на этот раз все обошлось.

- Мне нужно поговорить с ним, - твердо сказал маркиз. Недоставало, чтобы англичанин распоряжался здесь! – Это срочно.

- Врач сказал не беспокоить его, - повторил Маэл, начиная терять терпение. – Вряд ли вы хотите сообщить приятные новости…

- К сожалению, дело не терпит отлагательства. Я и так потерял много времени, - маркиз поднялся.

- Послушайте, маркиз, - Маэл тоже поднялся и шагнул навстречу Кондорсе. – Даже не думайте о том, чтобы втянуть Лавуазье в очередную политическую интригу. Достаточно и того, что благодаря вашим стараниям его обвиняют в заговоре.

- Что вы себе позволяете! На каком основании…

Маркиз замолчал. В комнату вошел хозяин дома. Маэл бросил выразительный взгляд на слугу за спиной ученого, но тот только беспомощно развел руками. Скорее всего, Лавуазье услышал шум и поинтересовался, кого принесло с визитом в такое время. Хорошо еще, что он не успел высказать Кондорсе все, что думает по этому поводу – такие выражения вряд ли приняты в светском обществе. Вампир слегка поклонился и покинул комнату, ничего не объясняя.


***

- Здравствуй, Жан. - тон Лавуазье был прохладным. Вероятно, неприязнь Маэла передалась и ему. - Сейчас я распоряжусь, чтобы накрыли ужин. Извини, я еще не совсем оправился... Что-то случилось?

- Прежде всего скажи как ты, - Кондорсе с беспокойством всмотрелся в лицо ученого. - В Париже ходят страшные слухи... Но я рад, что они были преувеличены. Несколько дней назад я встретил Марию, она сказала, что ты здесь.

- Со мной все в порядке. Опасность миновала. Уже второй раз. Врачи говорят... - Лавуазье махнул рукой, - впрочем, не стоит об этом. Пожалуйста, объясни, что привело тебя сюда? Этот человек... Он сделал что-то еще?

- Кто? О ком ты говоришь? - осторожно спросил Кондорсе. Может быть, англичанин прав, не следует зря волновать ученого, лишний раз упоминая о казненных академиках. - Я приехал, чтобы спросить о тех черновиках, которые украл Марат.

- Сен-Жюст. - Лавуазье поморщился. - Что касается черновиков, то я уже восстановил их частично. Ты ведь знаешь, это были прсто черновики, и работая над восстановлением я многое изменил. Но зачем они тебе?

- Говорят, что Сен-Жюст сходит с ума, но это слухи, ничего больше. А по поводу черновиков... Я думаю, что подобный поступок не должен оставаться безнаказанным. Марат украл твой труд, выдал его за свой... Отвратительная история. Только не понимаю, почему ты молчишь?

- Я не уверен, что это дело рук Марата. Я глубоко презираю этого человека, неудавшегося ученого, который сделал себе имя на пустой болтовне и грязных обвинениях. Но не могу поверить, что он это сделал. Ты разочарован?

- Но это сделал именно он. Все в Академии до сих пор об этом говорят. И считают, что ты должен сделать официальное заявление.

- Никаких заявлений я делать не буду. Хватит. - голос Лавуазье прозвучал жестко. - Я больше не желаю играть в ваши игры, Жан. Я ученый, а не политик. Сомневаюсь, что ты приехал ко мне из желания восстановить справедливость. Никто всерьез не воспринимает Марата, как ученого. А для вашей партии он - серьезный противник, которого следует устранить. Так сделайте это сами, без моего участия.

Кондорсе изо всех сил старался скрыть досаду. Надо же, Лавуазье легко разгадал его замысел... Признаться, он и рассчитывал именно на то, что Антуан далек от политики и не станет разбираться в том, какая борьба сейчас идет между двумя партиями. А вот ученый, у которого крали работы - это совсем другой разговор.

- У Марата есть несколько работ по исследованию электричества, которые были удостоены весьма похвальных отзывов от наших зарубежных коллег. Ты не подумал, что в Академии не нужен еще один скандал? А что если Марат начнет доказывать, что эти украденные черновики принадлежат ему?

- Он не начнет ничего доказывать. Я говорил с Маратом. Он этого не делал. И мечтает отмыться от этой истории. Если тебя действительно интересует кража моих черновиков, подумай, кто мог пробраться в мой дом и украсть важные научне документы, просто для того, чтобы подставить этого убого якобинского писаку. Вот что страшно, Жан. Научные исследования становятся объектом выяснения отношений между двумя партиями, которые, в сущности, стремятся к одному и тому же - к власти. - Лавуазье устало вздохнул. - Прошу тебя, давай поужинаем и поговорим о другом. В данном случае я тебе не союзник.

- Да кто угодно может захотеть его подставить, - вяло отмахнулся Кондорсе. - Я рассчитывал на твою помощь, но вижу, что рассчитывать не на что. Мне жаль, что твой английский друг так негативно настроен. Ведь именно его влиянию я приписываю этот отказ.

Лавуазье поднялся. Сердце бешено колотилось.
- Я скажу тебе о причине своего отказа. В прошлый раз, когда ты объяснил мне, что мой английский друг, как ты его называешь, может помочь нам сохранить Академию, употребив свое влияние на Дантона, я поддался твоим доводам и сделал все так, как ты хотел. В результате этого в моего английского друга стреляли. Месье Сен-Жюст, преследуя Дантона - а эти безумные монтаньяры готовы вынюхивать грехи друг друга, как ищейки - узнал об этом, и посчитал Маэла заговорщиком. А вместе с ним - и меня. То, что произошло со мной - арест, тюрьма, издевательства Сен-Жюста - это продолжение той истории. А в качестве послесловия - расстрел моих учеников. Да, Жан, я вижу это именно так. Одна маленькая ошибка, одно неверное решение, принятое в минуту слабости - шесть человек мертвы. Боже мой, а ты погряз в политике настолько, что ничего этого не замечаешь!

- Не шесть человек мертвы, Антуан. Девять, - Кондорсе тоже вскочил, но потом медленно опустился обратно в кресло. Он не хотел этого говорить, слова вырвались сами. Слушая обвинения Лавуазье, он думал о том, что англичанин не так прост, как кажется. Если слухи о Сен-Жюсте хотя бы наполовину верны... то получается действительно какая-то чертовщина. - Возможно, я и погряз в политике. Но я пытаюсь спасти жизни других. То, что произошло - только начало. Если так будет продолжаться, то многие достойные люди закончат на эшафоте. Я этого не хочу.

- Господи, о чем ты говоришь? Кто эти трое? - тихо спросил Лавуазье и замер в ожидании ответа.

- Они не имеют отношения к этой истории с Академией, - так же тихо ответил Кондорсе. - Забудь.

- Кто эти трое? Ты не зря упомянул их. Я должен знать.

- Близкие друзья Сен-Жюста. Они погибли при странных обстоятельствах. Весь Париж об этом говорит.

- Все, не хочу больше слышать об этом! То, что ты говоришь - верно. Но ложное обвинение против Марата не спасет невинных людей. Марат ничего не решает, он просто пешка в этой игре. Робеспьер, Сен-Жюст, Дантон - они управляют страной и вершат так называемое правосудие.

- У Марата огромное влияние, но мало кто видит, что он просто обезумевший фанатик, - мягко сказал Кондорсе.

- Я не буду играть в эти игры, - отчеканил Лавуазье. - И в последний раз предлагаю тебе закончить этот разговор.

- Хорошо, не будем, - маркиз поднялся. - Прости, что побеспокоил. Я уеду сейчас, не думаю, что твоему английскому другу понравится мое присутствие. Да, кстати, о тех троих. Ходят непроверенные слухи, что англичанин убил их. Или каким-то образом предсказал их гибедь. О, извини. Мы же договорились, что не будем больше возвращаться к этой теме. Доброй ночи, Антуан. Можект быть, увидимся в Париже. - Кондорсе позвонил и велел слуге подать плащ и шляпу.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Июн 10, 2009 10:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Март, 1793.

Париж.

Жан-Поль Марат.

Марат направлялся в якобинский клуб, даже не останавливаясь, чтобы послушать свежие сплетни. Все разговоры в основном сводились к помешательству Сен-Жюста и к странным событиям в Реймсе, где погибли его товарищи. Слушая обрывки разговоров, он едва сдерживался, чтобы не начать оглядываться по сторонам. Сен-Жюст в свое время искал англичанина. Арестовал откупщика и… тот человек нашел его друзей. Доискался.

Ходили слухи о том, что какой-то человек предсказал гибель этих людей. Марат криво усмехнулся. Да, предсказал. И поспособствовал тому, чтобы предсказание исполнилось. Вот как было дело. В этом Жан-Поль не сомневался. Темы о голоде, о ситуации в армии, о генерале Дюмурье постепенно исчерпали себя, но все же он умудрялся находить материал для заметок, хотя, и вынужден был признать, что без Клери его просто покинуло вдохновение.

Они не виделись целых три недели. За все это время он сделал несколько попыток искать ее, но безуспешно. Да еще и болезнь… Она отбирала все силы. Боль не давала покоя ни днем, ни ночью, доводила его до бешенства и стихала только тогда, когда он принимал ванну. Не помогали ни изобретенные им снадобья, ни те отвары, которые готовил по его рецептам аптекарь. Может быть, причина в том, что они поссорились с Клери? Вдохновения нет, организм перестает вырабатывать флюиды, необходимые для того, чтобы бороться с болезнью и вот результат. Но сейчас нужно думать о речи, которую он произнесет в Клубе. Марат вздохнул и остановился возле группы людей, чтобы послушать их разговоры.

На трибуну он поднялся как раз в нужном настроении. Достаточно было услышать обрывок разговора о том, что, возможно, примирение с жирондистами и не такой плохой шаг…

- Сейчас многие говорят о примирении партий, - начал речь Марат. – Разумеется, пока Конвент будет разделять вражда, он не способен сделать что-либо для блага народа и для блага Франции. По двум причинам. Первая очевидна и известна всем. До тех пор, пока в Конвенте царит несогласие, люди не имеют возможности создать разумные законы. А вторая причина кроется в том, что вследствие весьма скандальных сцен, происходящих в недрах Конвента, последний утрачивает доверие народа. Без народа законодатель не может внушить к себе должного уважения.

Является ли желание примирения добросовестным, граждане? Можно ли идти на это вслепую, когда предложение о мире исходит от враждебной партии? Партии, которая уже навлекла не себя проклятия в большинстве департаментов? Когда известно, что некоторые выдающиеся деятели этой партии замешаны в связях с генералом Дюмурье, который скоро сорвет с себя маску лжи и перед нами появится лживый и неверный главнокомандующий? Я сомневаюсь в правильности такого решения, граждане. Другое дело, если примирение будет действительно искренним…

Марат немного помолчал и обвел взглядом всех присутствующих. Он хотел видеть, какое впечатление производит его речь.

- Что касается меня, то я не надеюсь на эту искренность. Я только желаю ее. Я не намерен препятствовать примирению, только хочу развеять тучи, которые нависли надо мной. Меня часто обвиняют в непоследовательности, но я опубликовал более двадцати томов по медицине, физике и политике. Читайте и судите сами.

Мое рвение к науке всегда увенчивалось успехом, а блестящие успехи всегда служат предметом зависти, граждане. За все это время, граждане, я убедился в том, что от приспешников старого порядка и от врагов революции, нации и свободы нельзя добиться ничего без применения силы. Я возмущен их постоянно повторяющимся заговорам и уверен, что этому можно положить конец, только истребив зачинщиков. Я писал о том, что народ должен сам отомстить за себя.

Но подумайте, люди! Подумайте о том, когда и при каких обстоятельствах я писал об этом! Тогда, когда я видел Францию, увлеченную в пропасть! Тогда, когда сам был в отчаянии! В минуты негодования. Я привык писать то, что чувствую, друзья. И о том, что вижу.

А вижу я, как изворачивается генерал Дюмурье. Я вижу, как Кондорсе задерживает посланцев в Бельгию, чтобы выиграть время и успеть вырвать у генерала его бумаги. Преступная переписка, которая компрометирует лидеров этой партии! Я вижу, как угодничают перед Дантоном, только для того, чтобы привлечь его к себе и тем самым осуществить свои гнусные планы! Я все это вижу, граждане. И не могу молчать. Не могу оставаться безучастным. Скажу еще, что обществу будет угрожать опасность до тех пор, полка приспешники королевской власти, голосовавшие против казни тирана не будут удалены из Конвента!

***

Речь имела большой успех. Марат еще долго не торопился покинуть трибуну, слушая выкрики и аплодисменты. Но оставаться здесь тоже не хотелось. Он уже все сказал и теперь чувствовал себя уставшим и разбитым. Теперь можно домой. Зайти к аптекарю и пойти домой. А дома он откупорит бутылку вина, Симона приготовит ванну и он начнет обдумывать заметки для завтрашней газеты.

Он вышел из якобинского клуба и направился к аптекарю, как и планировал. Постоянно отвлекаясь то на одно, то на другое, он опомнился только тогда, когда часы пробили десять. Выругавшись, Марат бегом бросился в нужном ему направлении, предчувствуя, что противный старик не откроет ему в такое время, даже если он пригрозит выломать дверь. Он практически не обращал внимания на прохожих и в конечном итоге случилось то, что и должно было случиться – он налетел на какую-то припозднившуюся парочку. Пробормотав извинения, Марат бросился было бежать дальше, но тут же подскочил как ужаленный и обернулся. В мужчине он узнал Сен-Жюста, а в женщине – Клери.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Вампиры Анны Райс -> Театр вампиров Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 8, 9, 10 ... 20, 21, 22  След.
Страница 9 из 22

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
You cannot attach files in this forum
You cannot download files in this forum


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
: