Список форумов Вампиры Анны Райс Вампиры Анны Райс
talamasca
 
   ПоискПоиск   ПользователиПользователи     РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Тайна святого ордена. Детективный триллер...
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12 ... 20, 21, 22  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Вампиры Анны Райс -> Театр вампиров
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Чт Июн 18, 2009 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель 1793 года

Париж

Арман, Анри Сансон

В свете звезд его лицо с близко посаженными глазами и грубыми, неправильными чертами казалось почти красивым. «Анри Сансон, парижский палач». Арман несколько минут разглядывал табличку на двери, которая выглядела, как печать и приговор на вечное одиночество. Этого человека, который сейчас стоял перед открытым окном, вдыхая ночной воздух, парижане предпочитали обходить стороной. Если бы они могли заглянуть в его душу… Арман извлек из дорожной сумки, которую прихватил с собой, лист бумаги и кусок угля и принялся набрасывать портрет торопливыми, легкими движениями. Вчера, покинув Театр в ярости и смятении, он пришел сюда, чтобы попытаться еще раз понять этого человека. Сегодня он вернулся, чтобы запечатлеть себе его черты на память и обрадовался, увидев знакомое лицо в окне второго этажа. Казалось, палач почувствовал его присутствие – его лицо вдруг стало тревожным и он начал близоруко щуриться, вглядываясь вдаль.

*Я не хотел тебя обидеть*. Арман вздрогнул. Его мысль? Как палач мог увидеть его? Нет, такого не может быть. Тяжелые шаги по лестнице, дверь распахнулась. Сансон, закутанный в плащ, продолжал вглядываться в темный переулок. Арман шагнул навстречу, и лицо палача озарилось улыбкой. *Хорошо, что ты вернулся*.

- Я не собирался, просто проходил мимо, - громко сказал Арман. Его разозлило, что палач так легко открыл его присутствие.

- Прости меня. Я не хотел тебя обидеть. Пойдем.

Арман, как завороженный, вошел в дом. Дверь захлопнулась. Они стояли в бедно обставленной комнате, освещаемой всего одной свечой.

- Ты что, больше меня не боишься? – Арман не знал, радоваться ему или злиться.

- Ты пришел сюда из другого мира, где есть свои законы, свои правила, свои радости и огорчения. Я не тот, кто имеет право судить тебя. Ты мой гость. А я обидел тебя, сам того не желая.

- Ну знаешь, палач… Думаешь, так просто меня обидеть? Да мне плевать на твой аэростат. Если хочешь знать, я увижу, как он будет летать, а ты – нет. – Арману ужасно захотелось быть вредным и наговорить ему гадостей. Какое право имеет этот смертный его жалеть?

- Да причем тут аэростат, - внезапно рассмеялся Сансон. – Ты совсем ребенок. Сколько тебе было лет, когда с тобой это случилось?

- Шестнадцать. Кажется, шестнадцать, - поправился Арман. – Считаешь себя самым умным, да? Вот что ты имеешь в виду, скажи мне, пожалуйста, что?

- Причем тут слова? – пожал плечами Сансон. – Ад, который дает тебе право оставаться таким, какой ты есть и распоряжаться человеческими судьбами – он в тебе, малыш. Поверь мне, единственный, кто может тебе помочь – ты сам. Ты жалел меня, потому что я вынужден казнить людей, сам того не желая. Но это мой выбор. Я сам принял на себя этот крест и несу его, невзирая на то, что мне это не нравится, и не чувствуя себя несчастным. А ты? Чего хочешь ты? Разве гармония и покой в твоей душе гонят тебя ко мне, чуждому твоей природе? Тебя, мертвое существо, которому сам Дьявол подарил лицо ангела и возможности убивать безнаказанно?

- Откуда ты все это знаешь? – Арман чуть не плакал. Все, что говорил этот человек, не поддавалось никакой логике.

- Сядь. Успокойся. И расскажи, что тебя мучает.

- Я сделал ошибку, и не знаю, как ее исправить. – Арман послушно уселся рядом с палачом и поднял на него глаза.

- Не бывает ничего непоправимого, малыш. Взгляни на мир с другой стороны. Что ты теряешь из-за своей ошибки?

- Все. Власть. Театр. Себя. Все теряю. – Из глаз брызнули слезы.

- Но ты станешь свободным, разве нет? У твоих ног – весь мир. Зачерпни его, ведь ты всесилен. Ты уже умер, тебе нечего терять. Достань душу из пепла и дай ей возможность выбора. Раскрой глаза, взгляни вокруг и пойми, чего ты хочешь. Мы стоим на заре великих научных открытий. Ты, наделенный даром жить мертвым среди людей, можешь видеть, как меняется мир, как уходят в прошлое ошибки и недоразумения, а мудрые идеи и мысли обретают очертания. Ты можешь быть самым счастливым существом на земле. И ты всерьез считаешь, что что-то теряешь?

- Хочешь, я покажу тебе звезды? – Арман вытер слезы и улыбнулся. – Я подниму тебя на самую вершину Собора парижской богоматери. Оттуда видно весь мир. Ну, точнее, я так себе представляю, что там весь мир. Я бы подарил тебе аэростат, но пока не могу. Хотя и научусь. Всему-всему научусь!

Палач кивнул и замер в ожидании. Через мгновенье Арман уже поднял его на крышу. Им предстоял пусть в самое сердце Парижа.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Чт Июн 18, 2009 3:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель, 1793.

Париж.

Сен-Жюст, Маэл.

- И что дальше? - нетерпеливо спросил Маэл. Он был немало удивлен, когда пришел сюда, ожидая увидеть развалины, но дом стоял на прежнем месте, как ни в чем не бывало. Теперь нужны подробности. Желательно правдивые.

- Дальше... - смертный допил вино и развел руками. - Я же уже все рассказал, месье Страффорд. После того, как моя жена заметила этого подозрительного субъекта, который ходил возле дома, она разбудила меня. А я поднял тревогу. Мы ни разу не видели этого человека и, судя по всему, он замышлял что-то недоброе. Мы живем в великое время, месье, но сейчас все осторожны... Мы призвали человека к ответу, он сначала все отрицал, потом решил удрать, когда мы нашли порох...

- Хорошо, - кивнул вампир. Дальнейшее уже известно. Неудавшийся подрыватель находился в больнице. Озверевшая толпа буквально разорвала его на части. Это и понятно. Люди, и без того голодные, не хотят лишиться своих жилищ. Жаль только, что имя организатора теперь вряд ли удастся выяснить.

- Вы проявили бдительность, за что я вам очень благодарен. Прошу вас, не обижайте меня отказом и возьмите эти несколько ливров. Выпьете хорошего вина или истратите их, на что сочтете нужным.

Смертный торопливо закивал и откланялся, прихватив с собой недопитую бутылку. Маэл опустился в кресло, обдумывая план действий на сегодняшний вечер. Необходимо поохотиться. Поиск убежища за считанные минуты до восхода солнца - занятие очень хлопотное. Глаза и обожженная кожа до сих пор болели, но хоть видимых повреждений не было. И на том спасибо. Иначе он долго не смог бы появляться в обществе смертных... Дальше - зайти к Лавуазье и зайти в больницу... Хотя вряд ли там удастся узнать что-либо стоящее, не говоря уже о том, что больница – место общественное, ему могут просто запретить разговаривать с пострадавшим. Или доложат куда следует. Толпе смертных мозги, к сожалению, не обработаешь. Наверное, следует разыскать Сен-Жюста, раз он так этим интересовался. Все-таки представитель власти, да и на то, чтобы проводить допрос у него есть полномочия.

***

Устроившись в самом дальнем углу кафе, Сен-Жюст медленно потягивал дешевое красное вино, поглядывая по сторонам. Скучно и уныло. Он протухнет здесь, в Париже, занимаясь явно не своим делом. Почему Робеспьер не хочет отпустить его в Вандей? Там, в армии, он мог бы принести Революции в тысячу раз больше пользы, чем тут.
Сегодня днем он лично допросил человека, ведавшего финансовыми делами и отвечавшего за налоговые отчисления парижских предприятий. Тот ползал у него в ногах, доказывая, что не помнит, откуда взялась эта цифра в 25 000 ливров. По бумагам выходило, что Театр задолжал максимум четыре тысячи. Неплохая ошибочка. Сен-Жюст был неумолим, и росчерком пера отправил афериста под суд. Мадам Гильотина рассудит, кто прав, кто виноват. Правда, оставалось выяснить, почему гражданин директор театра так спокойно расстался с деньгами. Но это – завтра. А сейчас… Сейчас просто скучно и уныло. Мелькнула мысль напиться и пойти к Марату. Если там будет его синьора, просто позлить его и испортить им идиллию, если не будет, то тоже позлить. Сен-Жюст налил себе новый бокал и продолжил смотреть по сторонам.

В дешевом заведении было не слишком чисто, к тому же многолюдно. Но именно здесь Маэл и нашел Сен-Жюста. Революционер напивался и, судя по всему, намеревался довести себя до нужной кондиции, прежде чем отправиться на поиски приключений. Даже его мысли не представляли сейчас интереса, пришлось прекратить это бесполезное сейчас занятие. Жестом приказав принести еще вина, Маэл опустился на стул напротив. - Добрый вечер, гражданин Сен-Жюст.

- О, гражданин Страффорд, - широко заулыбался Сен-Жюст. - Вы живы и здоровы! А говорят, что ваш дом чуть не взлетел на воздух! Любите выпить? Или не пьете такую бурду? Признаюсь честно, вино - редкостное дерьмо. Но могу угостить. Хотите?

- Вижу, вы очень огорчены этим фактом. Но думаю, что эта попытка тоже не последняя, так что не расстраивайтесь заранее, - ответил Маэл. - Нет, не пью такую бурду, увольте. Тем более что пришел к вам по делу. Я узнал, что в больнице сейчас находится человек, который пытался взорвать мой дом, а вместе с ним, надо полагать, и несколько соседних... Думаю, что не помешало бы допросить его, если он уже в состоянии говорить. Не смотрите на меня так, его состояние - не моих рук дело, а самих парижан, которые поймали его на месте преступления. К сожалению, я не имею права настаивать на разговоре с этим человеком, так же, как и допрашивать его. Вчера вы утверждали, что заинтересованы в этом. Поэтому сегодня я пришел к вам.

- С ума сойти, - хмыкнул Сен-Жюст. - Не думал, что сподобитесь когда-нибудь. Кстати, как выдумаете, как долго он продержится? Выживет? Или подохнет после того, как мы его допросим?

- Не знаю, - пожал плечами Маэл. - Я слышал, что он в тяжелом состоянии и только надеюсь на то, что он сможет говорить.

- Тогда навестим его прямо сейчас! - Сен-Жюст поднялся, с сожалением кинув взгляд на не откупоренную бутылку вина, которую только что заказал его собеседник.

- Хорошо. - Маэл поднялся и направился к выходу, по дороге прикидывая кратчайший путь к больнице. Как ни верти, а час времени придется убить на дорогу.

***

В больнице стоял тяжелый запах нищеты, болезни и смерти. Остановив пожилую женщину, в обязанности которой входил присмотр за больными, они с большим трудом добились от нее вразумительных ответов и, в конце концов, нашли его. Переполненная палата, где люди лежали просто на полу, фактически ожидая смерти как избавления. Нападавшему, если так можно выразиться, повезло: он делил хлипкую кровать с бледным чахоточным подростком, находящимся на последней стадии истощения. Стоны, бред, просьбы о помощи. Некоторые, кто не находился в забытьи, спешно подбирали свое тряпье и пытались расползтись по углам при их виде. Некоторые смотрели с любопытством, а несколько человек - с робкой надеждой. - Это он, если санитарка ничего не перепутала. - Маэл кивком указал на крайнюю койку у окна.

- Ну что, гражданин Гренье, - пришли в себя? Опасные игры до добра не доводят. Перенесите раненого в отдельную палату. Что? Нет мест? Значит, в кабинет главного врача. И быстро! - приказал Сен-Жюст, оглядываясь по сторонам. В последний раз он был в этой больнице почти год назад, и сейчас видел, что дела тут идут еще хуже. Надо будет поднять этот вопрос в Конвенте, люди не могут находиться в таких условиях. Раненый кидал на него взгляды, полные ужаса. - Да не смотри на меня так, я не расстреливать тебя пришел. А просто поговорить. Ответишь - будешь жить. Гражданин Страффорд поможет.

Они молча наблюдали за тем, как суетится персонал, торопясь перенести раненого. Сначала долго не могли отыскать даже носилки, потом - относительно чистый кусок ткани, который мог бы послужить покрывалом или еще черт знает чем еще. Маэл вышел в коридор. Суета и беготня начала утомлять. А еще смертные боялись. Они не знали, к чему приведет визит человека, стоящего сейчас у власти и к страху примешивалось какое-то нездоровое паническое возбуждение. Чужие эмоции давили со всех сторон. Хотелось побыстрее покончить с этим. - Что они так долго возятся? - пробормотал вампир, персонально ни к кому не обращаясь. Сен-Жюст что-то ответил, но Маэл прослушал ответ - как раз в тот момент к ним подошел врач.

- Итак, продолжим, гражданин Гренье, - начал Сен-Жюст, когда они остались втроем в кабинете главного врача. - Каким образом и кто вам передал... - Он не закончил. В кабинет ворвался Рауль Борель – один из его верных людей, с которым Сен-Жюст не раз отправлялся на самые опасные задания. – Еле нашел тебя, Антуан! Марата арестовали! Робеспьер хочет срочно тебя видеть. Поехали!

Сен-Жюст бросил быстрый взгляд на Страффорда. Он провел его в больницу, как и обещал. Было очень интересно послушать, чем закончится их разговор, но его ждали дела поважнее. Марат арестован… Интересно, где это произошло? Если в редакции, была ли с ним рядом его синьора Сольдерини?

- Надеюсь на вашу честность, Страффорд. И оставляю вас с ним вдвоем, - сказал Сен-Жюст Маэлу и бросился к выходу.

Проводив взглядом быстро удаляющуюся фигуру Сен-Жюста, Маэл склонился над смертным. Во взгляде Гренье читалась обреченность человека, приговоренного к казни.

- Будете отвечать? - мягко уточнил вампир. Вопрос был задан только для того, чтобы у смертного возникли нужные ассоциации. - Кто приказал вам убить меня? Раненый некоторое время молчал, потом все же решился заговорить: - Я не знаю его...

Вампир устало оперся о стену. Ну почему они отвечают всегда одно и то же? Проследить за ходом мыслей человека было легче простого. Рене. Секретарь маркиза Кондорсе. А говорил, что не знает... Маэл некоторое время смотрел на посеревшее лицо Гренье, раздумывая над довольно сложным вопросом: оставлять ли его в живых. Потом покинул комнату, решив нанести визит вежливости самому Рене. Какой прок от смерти исполнителя?

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Чт Июн 18, 2009 6:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель 1793 года

Париж, Театр вампиров

Арман, Сантино, Элени, Лоран, Эжени, Феликс

К зданию Театра Арман подошел ровно к девяти вечера. Он сам был удивлен, откуда в нем взялось это ледяное спокойствие и готовность принять любое решение. Почему-то Арман был уверен, что вампиры откажутся от него, и заранее готовился принять удар. Это было логично. Кто он такой по сравнению с Сантино? У него нет ни опыта, ни возможностей защитить свое Собрание – последние события это наглядно доказали. Сантино фактически спас Театр, не побоявшись лицом к лицу встретиться с неизвестным Древнейшим, который пытался изгнать их из Парижа. Может быть, будет даже лучше, если его вампиры выберут Сантино своим Главой. Если, конечно, тот еще согласится. Размышляя таким образом, Арман открыл дверь и прошел в пустой зрительный зал. Его уже ждали. Эжени и Феликс, стоявшие поодаль, сразу опустили глаза. Лоран воззрился на него с совершенно несчастным видом – он, судя по всему, сильно переживал, что ему придутся принять это непростое решение. Элени выглядела совершенно спокойной и невозмутимой. «Когда-нибудь она сможет собрать свое Собрание», - подумал Арман и подошел к вампирам.
- Если вы хотите что-то сказать мне, говорите. Если нет – не будем терять времени.

- Арман, сегодня днем сюда приходили люди из Конвента, для тебя передали письмо, - заговорила Элени, - Мне кажется, нам стоит…

Арман сделал нетерпеливый знак рукой. – Элени, об этом ты расскажешь новому Главе собрания. Сейчас мы собрались тут для другого, не так ли?

Элени хотела что-то сказать, но замолчала.

- Как вы себе представляете это голосование? Оно будет открытым или закрытым? – раздался тихий голос Эжени.

Арман рассмеялся. – Конечно, закрытым. Иначе никто из вас не посмеет проголосовать так, как считает нужным. Вдруг кто-то побоится меня обидеть? Хотя скажу сразу – я не обижаюсь заранее. И не собираюсь выяснять, кому какой голос принадлежал.

Повисла пауза. И вновь заговорила Элени.
- Я готова голосовать. Как и где это нужно сделать?

Сантино остановился на пороге, кивком приветствуя всех собравшихся. Сейчас. Сейчас решится судьба этого Театра и, в какой-то мере и его собственная. Он очень сожалел о том, что не может себе позволить прочесть мысли присутствующих. Но пусть все идет как идет. Последний вопрос Элени он, однако, расслышал.
- Можно просто поднять руки, если вы согласны с названным кандидатом, - мягко сказал он.

- А кандидат уже назван? - вскинула брови Элени.

- Сейчас назовем, - улыбнулся Сантино. - Поднимите руки, кто за то, чтобы у Собрания остался прежний Глава, Арман?

- Нет, нет, так нельзя! - рявкнул Лоран. - Вы говорили про голосование в шляпе, помните, месье Сантино? Вот и давайте свою шляпу. - Лорана трясло, он очень волновался. Арман был потрясен такой реакцией. Ему уже давно казалось, что Лоран тяготится своим положением. Почему же он так разнервничался?

- Можно и написать имя на клочке бумаги, как было предложено раньше, - невозмутимо ответил Сантино, указав на бумагу, перо и чернила. Шляпа лежала на столе, на том самом месте, где ее оставили.

- Сантино, у тебя отлично получается руководить. Только ты забыл провозгласить список кандидатов. - Арман запрыгнул на сцену и устроился с ногами в огромном кресле.

- Я полагал, что здесь и так все ясно, - пожал плечами Сантино. - Кандидаты: Арман, Элени и я.

- Я??? - Никогда в жизни Элени так не удивлялась. Она просто потеряла дар речи. - Я???

- Да, именно вы. Вы умны, образованы, вы стараетесь быть в курсе событий и знаете, что занимает умы смертных. У вас есть способности организатора... Вы - достойная кандидатка.

- Я не могу... Нет, я отказываюсь... Я правда не могу... - от смущения Элени не находила себе места.

- Элени, не спорь. Сантино виднее, - резко оборвал ее Арман. - Итак, три кандидата. Кстати, кандидаты голосуют?

- Нас мало. Так что голосуют, но только не за себя.

- Хорошо. Начнем. - Арман быстро написал имя на бумажке и, свернув ее, бросил в шляпу.

***

Они стояли вокруг шляпы, в которой уныло разместились шест одинаково сложенных листков. Никто не решался ничего сказать. - Итак, голосование завершилось. Кто откроет резульаты? Мне кажется, это должен быть ты, Сантино. - Арман вновь забрался в свое любимое кресло, навесив на лицо маску полного безразличия. Сейчас решится судьба его театра, и он уйдет. Отправится в Италию, или в Англию. Может быть, даже отправится в Россию. Перед ним - весь мир, и он сам себе хозяин. Но сначала он навестит палача Сансона и непременно подарит ему портрет. Портрет почти готов, нужно только доделать несколько штрихов.

- Я думаю, что результаты должна открыть дама. Которая, к тому же, является и кандидаткой. Элени, прошу вас. - Сантино протянул ей шляпу.

Направляемая взглядом Армана, Элени не посмела спорить. Она молча подошла к шляпе и стала, не глядя разворачивать листки.
- Четыре голоса против одного и еще одного, - прошептала Элени и отвернулась, не скрывая радости. Вампиры медленно подошли и взглянули на разложеные листки. На четырех из них значилось имя Армана.

- Поздравляю, Арман. - Сантино слегка поклонился. - Рад видеть, что твои дети так любят тебя. Значит, я все же не ошибся, когда назначил тебя Главой, это приятно вдвойне. Теперь разрешите мне откланяться, я прервал охоту для того, чтобы прийти сюда и все еще голоден...
Вампир плотнее запахнул плащ и вышел. Только оказавшись за пределами Парижа, он позволил злости вырваться наружу, практически разорвав свою жертву на две половины.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Пт Июн 19, 2009 2:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель, 1793.

Париж.

Робеспьер, Маэл.

- … ведь так? Вы слушали? – тон, не терпящий возражений. Наверное, так и должно быть, если человек полностью уверен в своей правоте.
Маэл прилагал титанические усилия, чтобы сохранить на лице маску вежливой заинтересованности и к тому, чтобы взгляд или голос не выдали те эмоции, которые он сейчас испытывает. А испытывал он довольно богатую гамму чувств. Начиная от гнева и заканчивая отвращением. Сознание собственного бессилия злило еще больше, практически парализуя способность трезво мыслить.

Это была уже четвертая встреча с Робеспьером. Каждый раз, когда в его доме появлялся посыльный, Маэл обещал себе, что это будет в последний раз. Но нельзя… Нельзя рисковать жизнью тех, кому ты обеспечил головную боль и неприятности до конца их дней. Все потому, что тебе было скучно. Что ж, теперь развлекайся.

Встречи эти не были похожи ни на что до сих пор известное, только отдаленно напоминая чудовищный фарс, носящий вид дружеской беседы. В его адрес не было сказано ни угроз, ни упреков. Более того, этот человек чувствовал исходящую от собеседника неприязнь. Но все же продолжал отправлять к нему посыльных. Читая мысли Неподкупного, Маэл лишний раз убеждался в том, что если он откажется приходить сюда, то Робеспьер просто погубит всех, кто так или иначе имел несчастье видеться с ним. Не особенно задумываясь, даже не из желания отомстить.

- Я задумался о другом, - сообщил Маэл, почти со злорадством отметив минутную растерянность во взгляде собеседника.

- О чем же? – сухо поинтересовался Робеспьер.

- Об идеалах, - коротко ответил вампир, не желая поддерживать беседу.

Робеспьер бросил взгляд на англичанина, в который раз спрашивая себя, почему говорит с этим человеком. Все попытки повлиять на него и склонить к тому, чтобы Страффорд поспособствовал политике, проводимой Дантоном во внешних сношениях и поддержал в Англии оппозиционные элементы Питта, разбивались о глухую стену. Вот и сейчас разговор, похоже, зашел в тупик. О шантаже он не думал даже как о варианте. Этого человека следовало привлечь на свою сторону другим способом. Убедить в своей правоте, заставить думать так же, как думает он сам… Только тогда он сможет сыграть роль, которая ему предназначена.

- Тогда мы думаем практически об одном и том же, - Робеспьер слегка склонил голову, наблюдая свое отражение в кофейнике. – Я как раз говорил о том, что уничтожение католицизма не является правильной мерой, несмотря на то, что духовенство отказывается принять присягу.

Маэл нахмурился. При чем тут это? Очевидно, он упустил большую часть монолога.

- Это просто размышления, - продолжал Робеспьер. – Но я уже не впервые думаю о том, что народу необходим новый культ. Это и только это положит конец атеистическим тенденциям.

- Нового культа? – переспросил Маэл, не веря своим ушам. Чем, скажите, этому фанатику не угодило христианство, относительно спокойно просуществовавшее почти две тысячи лет? Додумать помешал Робеспьер:

- Это культ Верховного Существа, который будет заключаться в выполнении человеком его обязанностей. Разумеется, будут праздники, которые призваны напоминать народу о его достоинстве и о гражданском долге… Пока что это только проэкт, даже Дектрет все еще в стадии подготовки, но Давид уже составил приблизительную программу будущего праздника. Вот послушайте. – Он извлек несколько листов из кипы бумаг на столе и принялся читать:

- Едва только занимается заря, как звуки воинственной музыки раздаются со всех сторон и заставляют людей сменить покой сна на радостное пробуждение. Все граждане спешат приготовится к празднику Божества. Целомудренная супруга вплетает цветы в волосы своей дочери. В то время, как младенец прижимается к груди матери, лучшее украшение коей он составляет, сын ее, в расцвете сил, берется за оружие…

Маэл привычно выпал из реальности, на этот раз даже не утруждая себя чтением мыслей собеседника. Пусть говорит. Но до чего же обидно так по-глупому терять время! Нужно будет что-то предпринять. Глупо подчинять его своей воле, все равно он будет помнить о некоторых моментах. К сожалению, память – не книга, которую можно читать с любой страницы.

-… скажете? – поинтересовался Робеспьер.

- Ничего, - пожал плечами Маэл. – Одно дело проводить подобные реформы на бумаге, а другое – на практике.

Опять ответ ни о чем! Отметив, что англичанин посмотрел на часы, Робеспьер развел руками:

- Вижу, что вы хотите идти. Я знаю, что гражданин Лавуазье где-то в это время заканчивает свою работу и вы, вероятно, хотите говорить с ним. В таком случае не смею вас задерживать, месье Страффорд.

Маэл вышел, не считая нужным прощаться. В конце концов, он действительно слишком долго жил в Англии.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пт Июн 19, 2009 3:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель 1793 года

Париж

Арман, Элени, Робеспьер, Сен-Жюст

Арман с удовольствием слушал, как Элени излагает ему свой план, и не переставал удивляться ее глубокими познаниями в делах революционеров, стоящих у власти. Сегодня вечером, получив приглашение самого Максимилиана Робеспьера, Арман занервничал – этого еще не хватало. Сам он, безусловно, знал, кто такие Робеспьер и его компания. Но Элени! Похвально. После истории с голосованием Арман старался откинуть мысли о том, что ему приятно, как все повернулось. Он снова был на вершине. Путешествия подождут, впереди – вечность и так далее. А сейчас самое главное – спасти Театр от любопытствующих смертных. Элени поспешила изложить ему события последнего времени, а также некоторые свои соображения по поводу того, как выйти из сложившейся ситуации.

- Почему именно Сен-Жюст? Почему не Дантон или остальные? Объясни.

- Арман, поверь мне, Сен-Жюст – это лучший вариант, - серьезно говорила Элени. – Во-первых, он оказывал мне знаки внимания. Об этом говорили в городе. Во-вторых, (тут она немного покривила душой), он психически неуравновешен. Об этом тоже говорили в городе. (*И еще будут говорить*). В-третьих… В третьих, он – правая рука Робеспьера. Он – самый молодой и самый талантливый политик в Конвенте.

- Элени, откуда ты все это знаешь?- Арман сейчас был слишком благодушен, чтобы допрашивать ее с пристрастием, но не мог сдержать удивления.

- Он действительно оказывал мне знаки внимания. А я прочитала его мысли.

Исчерпывающий ответ. Беседуя, они вошли в кабинет Максимилиана Робеспьера и приготовились отвечать на вопросы.

***

Робеспьер почти с интересом разглядывал поздних посетителей. Молодая женщина и почти мальчик, они были даже чем-то похожи, только он никак не мог уловить чем. Манерой держать себя? Возможно. Еще было странно думать об этом ребенке, как о директоре Театра и он несколько раз ловил себя на том, что готовится задать вопрос женщине, как более старшей. - Граждане, я пригласил вас сюда, чтобы получить ответ на несколько вопросов. Не стану отнимать у вас время и перейду сразу к делу. Стало известно, что не так давно вы уплатили весьма значительную сумму, которая была насчитана в результате ошибки. Вы уплатили ее и вопрос, казалось бы, снят... Тем не менее ваш Театр не может приносить доход, сравнимый... - Робеспьер бросил взгляд на доклад Сен-Жюста, составленный после беседы с откупщиком. -... сравнимый с крупной мануфактурой. Как вы объясните наличие столь крупной суммы?

Арман почтительно склонил голову. - Никак, гражданин Робеспьер. - Как вы правильно отметили, наш Театр не приносит нам подобных доходов. Вам известно, что некоторые спектакли мы даем бесплатно? Откуда у нас такие деньги?- *слушай и внимай, глупый смертный. И прекрати разглядывать меня. Мне тридцать лет. Просто молодо выгляжу. Усвой это и переходи к делу* - Арман обворожительно улыбнулся.

- Тем не менее, сумма была уплачена, - Робеспьер подошел к окну и распахнул его. В комнате было душно, отсюда и головная боль и странное ощущение, будто сбился с мысли, забыл о том, что только что хотел спросить. Странно. Такого раньше никогда не было. - Откуда у вас подобные средства?

- Нам часто помогают добрые граждане, - склонился в почтительном поклоне Арман.

- Не морочьте мне голову, гражданин, - резко ответил Робеспьер. - Вы не ребенок и прекрасно понимаете, что в нынешней ситуации никто из добрых граждан не подарит вам подобную сумму.

- Но Театру действительно помогли! - Арман наслаждался, наблюдая за этим фатом в напудренном Парике. И это он ежедневно отправляет людей на казни? О, Сансон, если бы ты мог заглянуть в его прогнившую душу...

- Вы можете назвать имена этих добрых граждан? - Робеспьер восстановил в памяти список тех, кто действительно мог одолжить такую сумму. Восемь человек. И еще пять - только теоретически.

Арман с готовностью кивнул: - Конечно, гражданин Робеспьер. Для этого я привел сюда мою ведущую актрису. Ее зовут Элени Дюваль. Она все расскажет.

- Прежде всего мне бы хотелось выразить вам свою признательность, гражданин Робеспьер! - заговорила Элени. - Я знаю, что именно вы, как лидер монтаньяров, ведете нашу страну к победе над деспотизмом! - "Как все это отвратительно", - мелькнула мысль у Элени, но она с жаром продолжила свою речь. - Один из ваших помощников был так добр! Узнав о том, что театр находится под угрозой закрытия из-за финансовых проблем, он изыскал средства и передал их мне! О, как мы благодарны вам за помощь!

- Кто-то из моих помощников? - переспросил Робеспьер, отказываясь верить в то, что услышал. - Изыскал средства? Кто же это?

Элени изумленно распахнула глаза. - Гражданин Сен-Жюст. Разве вы не знали? Мы были уверены, что он действует от вашего имени!

Слова о том, что это гнусная ложь, едва не вырвались. Робеспьер запоздало вспомнил, что у Сен-Жюста действительно была интрижка с актрисой из театра. Интрижка интрижкой, но... двадцать пять тысяч ливров! Вот почему Сен-Жюст так не хотел этим заниматься и торопился уехать, ссылаясь на ситуацию в Вандее! Но... откуда? Ответ пришел сам собой. Не так давно, в Реймсе, Антуану удалось то, что не удавалось другим: он значительно облегчил карманы недобитых аристократов, богатых землевладельцев и даже умудрился арестовать откупщика Лавуазье... А Лавуазье как раз и был в списке людей, располагавших такой суммой. Вот значит что... А он еще удивлялся тому, что откупщик оказался на свободе, когда был фактически приговорен к расстрелу. Все таки глупые слухи иногда способны исказить любую истину. Но поверить в это... невозможно. Робеспьер распахнул дверь и жестом подозвал караульного.
- Разыщите Сен-Жюста. Немедленно.

***

Сен-Жюст растянулся на кровати и закрыл глаза. Он привык спать по четыре, максимум, пять часов в сутки. Слишком много дел. Слишком много надо успеть. А сколько времени впереди – этого никто не знает. Сегодня, разобравшись с накопившимися делами, он решил выспаться. Женщины и удовольствия подождут. А революции он и так отдает себя полностью, не жалея. Выспаться. Гори все синим пламенем. Стук в дверь. Голос - тревожный и не предвещающий ничего хорошего.

- Гражданин Сен-Жюст, вас срочно требует к себе гражданин Робеспьер. Немедленно!

Сен-Жюст быстро ополоснул лицо холодной водой из кувшина, чтобы прийти в себя. Выспаться не удастся. Кто бы сомневался?

Войдя в кабинет Робеспьера, Сен-Жюст остановился, как вкопанный. Он не ожидал увидеть тут эту женщину. Но ведь это бред, никаких видений не было, это ему приснилось? Отвернувшись от нее, Сен-Жюст взглянул на Робеспьера.

- Я здесь. Что-то случилось?

- Случилось, - Робеспьер прошелся по комнате, не сводя взгляда с Сен-Жюста. - Я только что узнал, что ты оказываешь помощь не только армии, но и неимущим. Это, конечно, весьма похвально, но только не понимаю, почему ты не ничего не сказал об этом? Почему подобный расход нигде не задекларирован?

- О чем ты?- изумился Сен-Жюст.

- О том, что эти граждане решили рассказать мне о твоих добрых делах и о том, что ты передал Театру Вампиров сумму в размере 25 тысяч ливров, необходимую, чтобы уплатить налог, - пояснил Робеспьер, продолжая мерить шагами комнату.

- Я? Я в жизни такой суммы в руках не держал... *ты врешь, Сен-Жюст... деньги, которые передал тебе откупщик Лавуазье за свое освобождение...*
…Сен-Жюст схватился за голову, пытаясь бороться с ненавистным знакомым голосом, который мучил его на протяжении последних месяцев.
- Этого не было! Я не давал им этих денег! - *вспомни, Сен-Жюст... откупщик Лавуазье.. в ту ночь он заплатил тебе 25 000 ливров, чтобы уйти из-под ареста*
… Сен-Жюст закрутил головой, пытаясь освободиться от наваждения. - *Откупщик Лавуазье... вспомни, Сен-Жюст...*
- Я не брал денег Лавуазье!! Не брал!!!- - заорал Сен-Жюст и рухнул на стул, зажимая уши. Шум прекратился. Робеспьер и его двое визитеров смотрели на него, широко открыв глаза.

Робеспьер едва не выронил очки, которые в тот момент держал в руках. - Антуан, никто не говорил о Лавуазье.

Сен-Жюст опустил голову. Внезапно накатила страшная усталость. *уходи и застрелись. ты опозорен и не отмоешься*
- Максимилиан, я не знаю, при чем тут... *бесполезно. он никогда не поверит*
- Прекрати смотреть на меня! Это ты все делаешь! - В бессильной ярости Сен-Жюст бросился на Элени, но неожиданно остановился и замер. *извинись. ты просто слишком много выпил вчера и потерял над собой контроль*
- Извините... Я просто слишком много... - Бороться не получалось. Этот голос сильнее.
- Максимилиан, отпусти меня. Мне нужно уйти. Прошу тебя, - прошептал Сен-Жюст. Казалось, что каждое слово дается через силу. Он ухватился за стену и уставился на Робеспьера покрасневшими от напряжения глазами.

Ступай, Сен-Жюст. Тебе действительно следует отдохнуть, - кивнул Робеспьер. Верить в предательство не хотелось. Некоторое время он стоял у окна, безуспешно пытаясь найти оправдание соратнику, но не находил. Повернувшись к актерам, он подумал о том, что лучше бы они не приходили.
- Вы тоже ступайте, граждане. Будем считать, что этот вопрос закрыт.

Когда они покинули здание, Арман некоторое время шел молча, сохраняя серьезный вид. Лишь когда серые ночные тени сомкнулись у них за спиной, он неожиданно рассмеялся, притянул к себе Элени и расцеловал ее.
- Умница. Я бы не додумался! Когда-нибудь ты сможешь уйти от нас и выжить. Но об этом - ни слова. Пусть наши игры с Конвентом останутся в секрете.
Арман заговорщицки улыбнулся и ускорил шаг. В глубине души ему было жаль этого молодого красавчика. Здорово над ним Элени поработала! И вообще. Надо обязательно поставить новый спектакль.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Сб Июн 20, 2009 1:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель, 1793.

Париж.

Сен-Жюст, Маэл.

Сен-Жюст крутил в руке пистолет. Он сидел уже второй час, глядя в одной точку перед собой. Все кончено. Он уничтожен. В своей жизни он совершал много ошибок и неоднократно кривил душой для пользы дела. Но никогда в жизни он не позволил бы себе использовать деньги, собранные тяжелым трудом для армии, на собственные нужды. Сегодня утром он тщетно пытался поговорить с Робеспьером, но получил лишь холодный взгляд и скупое: «Иди домой, Антуан. Тебе нужно отдохнуть». Потом Робеспьер отвернулся и нарочито вежливо заговорил с Камиллом Демуленом. А Сен-Жюст, униженный и разбитый, поплелся домой.

В голову вкралась мысль о синьоре Сольдерини. Она выслушает и поймет. В надежде найти ее, Сен-Жюст преодолел расстояние до ее дома за двадцать минут, пришпорив коня и слушая проклятья разбегающихся прохожих, рискующих попасть под копыта. Управляющий, открывший ему дверь, в ужасе бубнил: «Синьора уехала. Она не сказала, когда вернется. Простите, гражданин Сен-Жюст, простите, я сделаю все возможное, чтобы ее найти». Не дослушав его, Сен-Жюст развернулся и молча уехал. Оставался последний человек, который мог ему помочь. Откупщик Лавуазье. Он один знает, что никакой взятки не было. Он заставит его дать показания, или придушит собственными руками. Приняв решение, Сен-Жюст направился в сторону Арсенала.

***

Подойдя к дому Лавуазье, Маэл еще с улицы услышал крики. Обеспокоившись, вампир хотел позвать слугу, чтобы спросить в чем дело, но, прислушавшись, понял, что старик - один из спорщиков. Вторым был Сен-Жюст. Слуга отказывался впустить революционера, не смея нарушить приказ хозяина дома. Сен-Жюст настаивал, практически угрожая оружием проявившему упрямство гражданину. А в чем, собственно, дело?

Покопавшись в мыслях старика, Маэл вспомнил, что Лавуазье как раз сегодня собирался провести серию опытов и не хотел, чтобы ему мешали. В таком случае, лучше уйти отсюда, по возможности прихватив с собой монтаньяра.

- Что происходит? - осведомился Маэл и тут же был посвящен в суть дела. Все сводилось к тому, что господин Лавуазье не может никого принять, даже месье Страффорда, он ясно сказал никого не пускать и не получал других распоряжений.

- Да, да, хорошо. Я просто об этом забыл, - прервал поток слов Маэл. Потом повернулся к революционеру: - Пойдемте, гражданин Сен-Жюст. Считайте, что вам сегодня не повезло.

Сен-Жюст поднял на него тяжелый взгляд.
- В точку. Не повезло. Но мне надо поговорить с Лавуазье, и я с ним поговорю.

- Не сегодня. Сказано же, что сегодня он никого не принимает, - Маэл спокойно выдержал брошенный на него взгляд, но выражение лица Сен-Жюста настолько не понравилось ему, что ощутив тревогу, вампир проник в мысли смертного. То, что он уловил, не понравилось еще больше. Сен-Жюст думал о какой-то взятке и о том, что пристрелит откупщика если... Вот что "если" - непонятно. Все забили эмоции. - Вам нужно пойти в кабак и выпить, если считаете день неудачным.

- Вы так думаете? Что-то не хочется, - усмехнулся Сен-Жюст. - Он задумчиво переводил взгляд с англичанина на дверь дома Лавуазье. Тогда, в Реймсе, все началось с письма англичанина. В конце концов, он выполнил его требования и отпустил откупщика. С тех пор никто из его верных друзей больше не умирал при невыясненных обстоятельствах. Нужно привести в порядок мысли. Еще есть шанс все понять и исправить. Уцепившись за эту мысль, Сен-Жюст кивнул. - Впрочем, не такая плохая идея. Я люблю пить в одиночестве, но ради вашей ценной персоны готов сделать исключение из правила. Составите компанию?

- Вот и будете пить в одиночестве, если хотите, - усмехнулся Маэл. - А заодно и расскажете, что вам снова нужно от Лавуазье. Если сочтете нужным, конечно.

***

Они сидели в полупустой забегаловке на северной окраине Парижа. В таких местах, как правило, очень удобно охотиться - никто на тебя не обращает внимания. Игра в кости или в карты и выпивка, вот и все культурные развлечения. Вампир выбрал дальний столик в углу, заказал вино и постарался расположиться у стены с максимальным комфортом. Судя по всему, разговор будет долгим. Сен-Жюст некоторое время молчал, отдавая должное вину. Наблюдая за ним, вампир понял, что он хочет именно напиться до такого состояния, когда человеку все равно где он и что с ним происходит. Что-то подсказывало, что не нужно его сейчас торопить с расспросами. Пусть напьется. Маэл взял забытую кем-то колоду карт и принялся тасовать их. Все - таки занятие...

- Вы выяснили, кто хотел вас убить? - Сен-Жюст смотрел прямо пред собой. Хорошо, что англичанин не пьет. Было что-то жуткое в том, чтобы напиться на пару с тем, кто убил твоих друзей. А так - пусть сидит. Все равно.

- Он ничего толком не сказал, - ответил Маэл. - Обычные разговоры о том, что никого не знает, никого не трогал, просто шел мимо. Жаль, что нельзя было прибегнуть к другим методам убеждения. Добрые парижане переломали ему почти все кости. А сейчас, может быть, скажете, что вам понадобилось от Лавуазье на этот раз?

- А можно поподробнее о других методах? - Сен-Жюст машинально наблюдал за людьми, которые входили и выходили из кафе. - А Лавуазье... Хочу придушить его за клевету.

- Иногда, если нечаянно сломаешь человеку всего одну кость, он становится разговорчивее, чем обычно, - пояснил Маэл. - Но в нашем случае этот метод не пройдет - ему уже без разницы одной больше или одной меньше. Но позвольте... Лавуазье? Оклеветал вас? Вы опьянели, не успев напиться, Сен-Жюст!

Сен-Жюст молча выпил залпом бокал вина и налил новый. Англичанин был прав, так и надо было поступить с самого начала. Тупое состояние, охватившее его вчера, после разговора с представителями проклятого театра, начало постепенно отпускать.

- Меня обвиняют в получении взятки от Лавуазье. А может, и не во взятке. Может, просто в присвоении его денег. Я не понял точно. Но это связано с той историей. Когда вы заставили меня его освободить. Вот так, Страффорд.

- Бред какой-то. Не давал он вам никаких денег сверх тех, что изъяли ваши комиссары на нужды армии. Кто обвиняет?

- Это хороший вопрос. Думаю, дело замнут. Иначе я бы уже мерял шагами Консьержери. Но я здесь, а это значит, что дальше кабинета Робеспьера эта информация не распространится. А откуда вы, кстати, знаете, что не давал? Вы в курсе его финансов? Или вы детально все обсуждаете? Может, он вам просто не рассказал об этом?

- В некотором роде я в курсе его финансов. Мне пришлось некоторое время вести его дела в Реймсе. И потом, я не первый год знаю Лавуазье и смею надеяться, что разбираюсь в людях. Разумеется, он дал бы вам денег, чтобы купить себе свободу, но только в том случае, если вы сами сказали ему об этом. Что-то мне подсказывает, что вы не поступите так даже под дулом пистолета. И не станете освобождать человека, которого ненавидите за взятку. Скорее просто пристрелите.

- Какого вы хорошего обо мне мнения, однако! - усмехнулся Сен-Жюст. - Кстати, надеюсь, у вас нет привычки пользоваться информацией, которую вам спьяну выбалтывает ваш доверчивый враг? Не хотелось бы, чтобы завтра весь Конвент говорил о том, что Сен-Жюст взял у Лавуазье 25 000 ливров, чтобы подарить их своей любовнице-актрисе?

- Надеюсь, что вы никогда не узнаете какого я мнения о вас на самом деле, - улыбнулся Маэл. - Я просто сказал, что вы так не поступите и объяснил почему. А информация эта не имеет никакой ценности, задумай я вас шантажировать. Ведь это грозит неприятностями не только вам... Если я правильно помню, вы арестовываете не только тех, кто берет деньги, но и тех, кто деньги дает.

- Да, верно. - Сен-Жюст откинулся на спинку стула, с удовольствием отмечая, как по всему телу разливается приятное тепло. - Скажите, Страффорд... А почему вы всегда приходите только по вечерам? Ни разу не видел вас днем.

- Днем у меня другие дела, - пожал плечами Маэл. - И так как я часто бываю занят именно по ночам, то предпочитаю тратить часть дня на то, чтобы выспаться.

- И чем вы занимаетесь? Похоже, я один в этом городе считаю, что вы - не простой смертный, явившийся к нам в качестве ангела-хранителя великого Лавуазье. Простите за откровенность. Я следил за вами. Очень хотелось увидеть, как вы встречаетесь с подозрительными личностями или нечто подобное. Когда я отсутствовал, за вашим домом наблюдали верные мне люди. Вы его не покидали. С рассвета и до захода солнца. Сомневаюсь, что вы выползали из него через подземный ход.

- Чем я занимаюсь - это только мое дело, - разговор начал забавлять. - Можете думать, что хотите. Может быть, так в один прекрасный день я сравняюсь с Сен-Жерменом по количеству слухов и небылиц.

- А что вы знаете о Сен-Жермене? И верите ли вы в то, о чем он рассказывает? - Сен-Жюст поставил пустую бутылку под стол и придвинул к себе вторую. Англичанин затронул тему, которая не давала ему покоя в последнее время.

- Сен-Жермен много о чем рассказывает. Я ни разу не мог поймать его на лжи, хотя и пытался, - рассмеялся Маэл. - Однако все же не следует верить всему, что он говорит.

- Вы знаете его? Расскажите о нем, Страффорд. Пожалуйста. - На лице Сен-Жюста появилось несвойственное ему выражение горячего интереса к собеседнику.

- Я его знаю, но мне не о чем рассказывать. Не стану же я пересказывать все слухи, которые о нем ходят. А те темы, на которые мы общались, вам вряд ли интересны.

- Вы верите в то, что человек способен читать мысли? Или мысленно приказывать другому на расстоянии? - выпалил Сен-Жюст.

- Человек? Нет, - покачал головой Маэл. - Но думаю, что вполне возможно улавливать... настроение другого человека или, как сказал бы Месмер, чувствовать исходящий от него флюид.

- Месмер... Он был изгнан с позором из Парижа. Его принято считать шарлатаном с его идеями. Его вы тоже знаете? Впрочем, какая разница. У нас сегодня вечер откровений. Моих. Забавно даже - я ведь, мягко говоря, сильно не люблю вас Страффорд и считаю, что вы страшный человек. Не потому, что имеете влияние на уважаемых мною людей. У каждого из нас есть слабые стороны, на которых можно сыграть - запугать, подкупить, все что угодно. Я не могу понять, что случилось тогда, в Университете в Реймсе. Вы ведь так и не ответили мне на этот вопрос. Заставить человека выпить яд... Как вы это сделали? Расскажите, Страффорд. Я безоружен, я сутки не спал и я почти напился. Вы ничем не рискуете.

- И не отвечу. Чем меньше знаете - тем спокойнее спите. Это правило иногда работает.

- А хотите, я расскажу вам, что со мной произошло? - прищурился Сен-Жюст. - Расскажу, хотите вы этого или нет. Неизвестная сила приказала мне признаться в том, что я взял у Лавуазье 25 000 ливров и потратил их на женщину. Верите?

- Неизвестная сила? Так не бывает, Сен-Жюст.

- Поиграем словами, да, Страффорд? Да, безусловно, я выразился неправильно. Не бывает неизвестных сил. Тому, кто это делает, точно известно, что это за сила и как она работает. А может, вы считаете меня сумасшедшим?

- Мне кажется, что до сумасшествия вам еще далеко. Хотя, если вы и дальше будете толковать о неизвестных силах... - Маэл нахмурился. И так понятно, что это за неизвестная сила. В результате он нашел Сен-Жюста я на пороге дома Лавуазье. Хорошо еще, что монтаньяр был трезв и не палил из пистолета почем зря, а на тот момент довольствовался только угрозами. И уж точно повезло, что Робеспьер не стал кричать об этой истории... Тоже понятно. Не хочется выставлять соратника, а заодно и себя самого в таком свете. - Кто был с вами в комнате в тот момент, когда вы признались в том, что брали взятку?

- Вампиры. Настоящие. Из театра. - Сен-Жюст едва удержался, чтобы не ударить рукой по столу. Все, приехали. Вино действует. Развлекайся, ненавистный англичанин. - Ее зовут Элени Дюваль. А его - не помню, как. Кажется, Арманом. Оба - бледные, как черти. - Сен-Жюст налил себе новый бокал. - На вас похожи, Страффорд по цвету лица. - Он снова прищурился, вглядываясь в глаза собеседника. - Точно. Один в один.

- Приехали, - вполне мирно ответил Маэл. - Никому об этом не рассказывайте, Сен-Жюст. Кроме того, что вас засмеют, можете смело ставить жирный крест на вашей политической или лучше сказать революционной карьере. Народу нужны идеалы, а не психи.

- Это я вам, по секрету, - засмеялся Сен-Жюст. - Обещаю, что не открою вашей тайны, Страффорд. То, что вы сотворили с моим другом в Реймсе, останется между нами. До самой смерти. Интересно, кто из нас убьет другого первым? Я или вы?

- Вы серьезно полагаете, что сможете меня убить? - Маэл с любопытством посмотрел на собеседника. - Что же, попробуйте. Только не думайте, что я буду это молча наблюдать.

- Конечно, не будете. Вы - лучший враг из всех, кого я когда-либо встречал. Поэтому я буду хранить вас от выстрелов в спину и наемных убийц, чтобы расправиться с вами самостоятельно. Вы же тоже играете по правилам, верно? Иначе просто приказали бы мне застрелиться, как приказали моему другу выпить яд в Университете на глазах у всех?

- Вы слишком хорошо обо мне думаете, Сен-Жюст. Вот сейчас вы заставили меня всерьез задуматься над тем, могу ли я вам сказать то же самое... Я говорю о выстрелах в спину.

- Подумайте, Страффорд, подумайте. Вы ведь не торопитесь? И предупредите заранее. Почему, кстати, не можете обещать мне того же? Неужели боитесь меня? Сомневаюсь. С вашими то способностями!

- Что вы знаете о моих способностях, Сен-Жюст? - усмехнулся Маэл. - Впрочем, вас это и не касается. Однако... вы решили бросить мне вызов. Пожалуй, мне будет даже жаль, если вы так по-глупому застрелитесь. От вас еще может быть польза...

- Польза? Вам? От меня? Какая? - изумился Сен-Жюст. - А вызов... Вызов вы мне бросили первым. В ту ночь, когда оставили письмо. Мне осталось лишь поднять перчатку.

- Нет, Сен-Жюст, - улыбнулся Маэл. - Вы сами все решили в тот момент, когда это письмо порвали. Я просто выполнил то, что обещал. А что касается пользы, которую вы можете принести... Ну, хотя бы то, что до тех пор, пока вы мечтаете разделаться со мной сами, я могу надеяться на то, что меня не будут сильно беспокоить излишне патриотически настроенные граждане.

- Договорились, Страффорд. Считайте, что, потратив деньги на выпивку для меня, вы обзавелись личным телохранителем. Может быть, покажете мне один из своих приемов? Заставьте меня сейчас сделать то, чего мне не хочется?

- Вы что, с ума сошли? - без всяких эмоций поинтересовался Маэл. - Зачем мне это?

- Это нужно мне. Я хочу понять, как это происходит. Прошу вас.

- Отстаньте, Сен-Жюст, - Маэл махнул рукой, чтобы привлечь внимание хозяина забегаловки и закал еще вина. Разговор начинал становиться действительно интересным, раз уж они сумели договориться до пародии на временный и вооруженный до зубов нейтралитет. Который неизвестно сколько продлится. Теперь следовало подумать о том, как можно использовать эту ситуацию. Говоря про патриотичных граждан он, конечно, преувеличил, но это навело на размышления. Если Сен-Жюст отвлечет внимание этого фанатика Робеспьера на что-нибудь другое, можно будет, по крайней мере, на время избавиться от бесполезных разговоров... Вот только как это организовать...

- Хотите, чтобы я заснул тут, под лавкой! - засмеялся Сен-Жюст. - Итак, не хотите показывать мне свои способности. Жаль. В этом что-то есть - чувствовать себя марионеткой в руках человека, который со спокойным видом стоит в комнате. Но скажите, за что они ко мне привязались? Вы должны это знать. У вас, наверное, взаимопонимание развито, да? Им-то что до меня? Конкретно ей? Той, что изображает вампирку на сцене?

- Скажу. Вы в свое время доставили кое-кому довольно много неприятностей, вот и нарвались на своего рода вендетту. Вы вполне можете закончить в доме для душевнобольных, Сен-Жюст. Не самый лучший финал для вас.

Сен-Жюст уставился на него во все глаза. От того, как Страффорд произнес эти слова, стало по-настоящему страшно.

- Что я ей сделал? Я впервые увидел ее на сцене. Есть ли противоядие? Я не хочу сходить с ума. Все что угодно, только не это.

- Вы, можно сказать, погубили очень близкого ей человека. Возможно единственного, к которому она была привязана. Человек этот не имел абсолютно никакого отношения к революции и к переворотам. Согласитесь, это вдвойне обидно.

- Я могу убить ее? Могу? - Сен-Жюст сам не понял, почему перешел на шепот. Он верил в каждое слово, сказанное англичанином.

Маэл покачал головой.
- Нет. Даже не думайте об этом, если хотите еще немного пожить на свете. Надо полагать, что хотите, раз строите далеко идущие планы.

- Это предупреждение? Ответный жест? - Сен-Жюст потянулся за бокалом, но пальцы скользнули мимо. Сознание медленно уходило.

- Можно сказать и так. И довольно пить, Сен-Жюст, я не собираюсь тащить вас домой... - похоже, слова были сказаны впустую.

- Поздно, Страффорд, - хрипло сказал Сен-Жюст и замер, обхватив голову руками. Только сейчас он понял, что вряд ли сможет подняться. - Спасибо за компанию. С момента вашего появления в моей жизни я мечтал напиться... Но мне этого не удавалось... Идите. Теперь я действительно плохой собеседник.

Маэл подозвал хозяина.
- Найдите мне какое-нибудь средство передвижения, любезнейший. Желательно, чтобы это была повозка, экипаж или что-то в этом роде. Меня не интересует, как вы это сделаете, но я хорошо заплачу. Нужно отвезти домой этого гражданина. - Вампир бросил на стол несколько монет. - Это плата за выпивку, остальное зависит от того, насколько быстро вы выполните поручение.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Сб Июн 20, 2009 5:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель 1793 года

Париж, Театр вампиров

Маэл, Арман, Элени

Маэл остановился возле Театра Вампиров, разглядывая нескольких смертных, вертевшихся у здания. Выяснять, кто они такие не было ни малейшего желания, опасности не представляют, ну и черт с ними. Конечно, это могут быть и соглядатаи, но этот вопрос волновал меньше всего. Вампир не торопился заходить в помещение, все таки это чужая территория. Но и терять время попусту тоже не имело смысла. Маэл объявил  о своем присутствии, хотя не сомневался в том, что его уже давно заметили и принялся ждать. Кому нужно - подойдет.

Арман почувствовал приближение бессмертного, но быстро сообразил, что, скорее всего, этот гость пришел не для того, чтобы воевать. Он не скрывал своих мыслей и был настроен миролюбиво. На всякий случай, Арман приказал своим вампирам быть готовыми к схватке. А сам шагнул вперед, приоткрыв дверь перед незванным посетителем. Лицо вампира, который стоял на пороге, показалось ему смутно знакомым. Несколько заметных, запоминающихся черт. И бледность. Судя по всему, он был гораздо старше их всех. Как... Как Мариус. - Я глава этого Собрания. Арман. Проходите.

Маэл последовал за молодым вампиром. Черты  лица Главы Собрания казались знакомыми, но все же прошло немало времени прежде чем он вспомнил, где видел этого мальчика. Да, так и есть. В Венеции. У Мариуса. Интересно, что бы сказал римлянин, если бы узнал, что его создание ударилось в чтение проповедей? Хотя, какая разница. Раз ему так нравится... Они оказались в небольшой комнате, представляющей собой нечто среднее между кабинетом и костюмерной. Остальных вампиров не было видно. Тем лучше. - Арман, я хотел видеть не только вас, но и Элени Дюваль. Можете приглавить ее?

- С удовольствием сделаю это, если вы объясните мне цель своего визита. А также представитесь.

- Можете называть меня Маэл. А что казается цели моего визита... Мне бы не хотелось повторять дважды то, что я сейчас скажу. Но, видимо, придется. Насколько мне известно, позавчера вы были у Робеспьера. Могу только догадываться о причинах, побудивших вас оклеветать Сен-Жюста и Антуана Лавуазье, но мне бы все-таки хотелось, чтобы эта ложь больше не распространялась.

Арман мысленно приказал Элени войти.

Увидев Маэла, Элени растерялась и запаниковала. Зачем он здесь? Она не имела права не сообщить о своем знакомстве с другим вампиром! Элени наглухо закрыла мысли и уставилась на Маэла взглядом, полным безразличия. Пока ее ни в чем не уличили, она будет хотя бы стараться скрыть свою роль в этой истории.

К счастью, Арман был слишком занят своими мыслями. - Элени, этот бессмертный по имени Маэл пришел, чтобы заступиться за Сен-Жюста и Лавуазье. Кажется, таковы фамилии смертных, которые были упомянуты в кабинете Максимилиана Робеспьера? И хотел видеть тебя.

- Я хотел видеть мадемуазель Дюваль только потому, что насколько мне известно, вы были у Робеспьера вдвоем и мне сложно судить кому именно принадлежит эта, без всякого сомнения, великолепная идея, - сказал Маэл.

- Эта идея принадлежит мне, - спокойно сказал Арман, внимательно глядя в глаза бессмертного и пытаясь понять, к чему заведет этот разговор. Еще не хватало, чтобы он, пользуясь своим возрастом. начал запугивать вампиров из его Собрания. - Если это единственный вопрос к ней, то мы его выяснили. Не могу только понять, зачем вы пришли. Вы всерьез считаете, что я и мое Собрание будет распространять по Парижу слухи о революционерах или академиках? Правила нашего Собрания не позволяют вмешиваться в дела смертных. Мы были поставлены в условия, при которых нам пришлось защищаться. Теперь инцидент, смею надеяться, исчерпан. И нам глубоко безраслична судьба Сен-Жюста или Лавуазье. Я ответил на ваш вопрос?

- Ответили. Мне глубоко безразлично чем занимаете вы и ваши... ваше Собрание, но убежден, что эти имена были выбраны не случайно. Поэтому, во избежание дальнейших недоразумений, пришел предупредить вас. Подумайте об этом, если к вам, может быть, еще раз явятся представители власти и начнут спрашивать о двадцати пяти тысячах ливров. Вам ведь придется в срочном порядке придумывать другую ложь.

- Вы приехали в этот город и вы смеете угрожать мне? - вскинулся Арман. Если бы этот бессмертный повел себя иначе, он бы объяснил ему, что тот пришел не по адресу. Фамилия Лавуазье прозвучала из уст Сен-Жюста. А поймана была в мыслях Робеспьера. Во время той встречи Элени лишь сказала, что получила от Сен-Жюста деньги.

- Нет. Хотя можете думать, что я приехал в этот город только затем, чтобы угрожать вам, - улыбнулся Маэл. - Эту историю с деньгами стараются замять, но неизвестно, всплывет ли она снова. Если об этом все же заговорят... вы предупреждены.

- Я думаю, что вы слишком много на себя берете, месье Маэл. - Арман послал ответную улыбку. - Эту историю замнут, не сомневайтесь. Что касается ваших предупреждений, то я так и не понял, чем конкретно вы мне угрожаете.

- А вы до сих пор не поняли? Расправой, Арман. Немедленной расправой.

- Подведем итог нашей беседы. Итак, вы предупреждаете меня, что если мной или кем-либо из вампиров моего Собрания в ответ на вопрос: "откуда мы взяли 25 000 ливров на уплату налогов, будет упомянута фамилия Сен-Жюст (фамилию Лавуазье мы не упоминали), то лично вы, месье Маэл, явитесь сюда и, пользуясь несомненным преимуществом в силе, уничтожите меня. Только меня или мое Собрание тоже?

- Если будет упомянуто имя Сен-Жюста, то так или иначе вспомнят и о Лавуазье, не сомневайтесь. Вы сделали для этого все возможное и невозможное. Но поняли вы меня совершенно правильно.

- Только меня или мое Собрание? - повторил Арман.

- И ваше Собрание, я думаю. Хотя это еще под вопросом. Вы ведь не станете совершать необдуманные поступки, Арман.

- Я понял. - Арман мысленно распахнул дверь. - Не смею вас больше задерживать, месье.

- Прощайте, - Маэл покинул Театр с непонятным ощущением тревоги. Теперь нужно нанести визит Робеспьеру. Подумав об этом, вампир внутренне содрогнулся. Нет, это может и подождать.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Вс Июн 21, 2009 12:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель, 1793

Париж.

Кондорсе, Маэл.

- Добрый вечер, маркиз, -Маэл насмешливо улыбнулся, заметив растерянность Кондорсе и не дожидаясь приглашения, опустился в кресло. – Прошу прощения, что явился сюда без приглашения.

- Что вы, месье Страффорд! Я просто не ожидал…

- Увидеть меня? – спросил Маэл. – Да, действительно, перед тем, как зайти к вам я беседовал с вашим секретарем… Боюсь, что ему понадобится медицинская помощь. Впрочем, врача уже позвали.

- Что вы с ним сделали? – Кондорсе вскочил.

- Ничего. За кого вы меня принимаете, маркиз? Ваш секретарь просто пытался помешать мне увидеться с вами, а я рассказал ему… о слухах, которые ходят в городе. Жаль. У бедняги не выдержали нервы. Полагаю, что это следствие напряженного труда на благо республики. Вам следует внимательнее относиться к своим людям.

- Что вы от меня хотите? – севшим голосом прошептал маркиз. Жаль, что он сам в свое время не поверил слухам, что ходят об англичанине. Теперь все пропало. Страффорд виделся с Робеспьером, не так давно. И достаточно малейшего намека… Это будет конец всему.

- Я не вправе от вас что-то требовать, Кондорсе, так что вопрос лишен смысла. Кстати, как себя чувствует месье… Гренье, кажется? Не в моих правилах запоминать имена слуг, но я узнал, что он был жестоко избит толпой парижан по какому-то пустячному поводу. Недоразумение случилось как раз неподалеку от моего дома, поэтому я об этом знаю… - Маэл подумал о том, что своим спасением он обязан в первую очередь своему неизвестному бессмертному противнику, который скрывается под именем Клери. Выяснять, кто он такой на самом деле не было желания. Он оставил в покое Марата, тот бессмертный обходит стороной Лавуазье. Пакт почти соблюден, жаловаться не на что. Вампир посмотрел в глаза Кондорсе и продолжил: - Насколько я знаю, он был довольно хорошим… лакеем. В наше время не так легко найти преданных слуг.

- Пусть вас больше не беспокоит судьба месье Гренье. К сожалению, несчастный умер в больнице.

- Примите мои соболезнования.

- Но ведь вы пришли говорить не об этом, не так ли?

- Совершенно верно, - улыбнулся Маэл. – Понимаете, маркиз… В работе, которую я тогда предоставил вашему вниманию, была допущена грубая ошибка. Поэтому я хотел бы переписать некоторые отступления. Прошу вас повременить с окончательным вердиктом и подождать, когда я предоставлю вам исправленный вариант. Больше я вас не побеспокою и смею надеяться, что следующая встреча будет последней.

- Вы… пришли сюда, чтобы сказать мне об этом? – прошептал Кондорсе.

- Да, - ответил Маэл, вглядываясь в побледневшее лицо маркиза. – Не люблю откладывать дело в долгий ящик. Особенно, когда мне указывают на мои ошибки. Теперь разрешите откланяться.

Когда за посетителем закрылась дверь, маркиз некоторое время не мог прийти в себя. К действительности его вернул звук отъезжающего экипажа. Маркиз бросился к окну. От подъезда действительно отъезжала карета, но в темноте он смог рассмотреть кому она принадлежит.

***

- Благодарю, граф, что согласились подождать меня, - Маэл устроился на сиденье напротив и задернул занавески.

- Не стоит благодарности. Я наслышан о маркизе и… пожалуй, ты был прав. Он вполне мог попытаться остановить тебя. Не думаю, что его устроила подобная трактовка исторических событий.

- Не все так серьезно, но я не исключал и такого исхода событий. Не люблю, когда в меня стреляют.

- Смерть – это всегда неприятно, друг мой, - со вздохом согласился граф. – Нужно приложить массу усилий для того, чтобы потом снова оказаться в мире живых. Но умереть так… это было бы глупо с твоей стороны, Маэл. Знаешь, маркиз Кондорсе иногда напоминает мне Флавия Констанция. Ты, кажется, знал его?

- Кого? Констанция? Нет, что ты, исключительно по твоим рассказам, - покачал головой Маэл. – Правда мне кажется, что ты иногда несправедлив к нему.

- Но ты не знал его так хорошо, как знал я! – воскликнул граф. – Поверь, если бы ты хотя бы раз говорил с ним, то придерживался бы точно такого же мнения!

- Не стану спорить, - пожал плечами Маэл. – А теперь, граф Сен-Жермен, не будете ли вы так любезны удовлетворить мое любопытство? Позвольте спросить, что привело вас в Париж? Здесь все еще говорят о вашей последней смерти.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вс Июн 21, 2009 2:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель 1793 года

Париж

Бьянка провела рукой по коротким прядям и сияющим взглядом всмотрелась в свое отражение в зеркале. Жан Клери собственной персоной. Тщательно подобранный мужской костюм, загорелое лицо и парочка шрамов. Все готово к представлению. Сегодня она от лица Клери написала адвокату Марата, выражая готовность выступить на стороне защиты и предоставить оглушительные материалы и доказательства хитроумной интриги, сплетенной против Марата еще в прошлом году. «После того, как на меня было совершено покушение, мое здоровье сильно пошатнулось», - писала она, улыбаясь от перспективы предстоящего выступления перед целой толпой смертных, - «Мои глаза не выносят солнечного света, и я выхожу из дома только по вечерам. Все это время я жил в Реймсе (это был единственный французский город, жизнь в котором Бьянка хорошо себе представляла благодаря рассказам Сен-Жюста), но услышав о том, что Жан-Поля Марата будут судить, не смог не приехать…»

Среди бумаг, которые Бьянка вывезла от Дюмурье, было одно письмо, которое она фактически надиктовала генералу. Оно было обращено к жирондисту Барбару, и в нем генерал открыто признавал, как его беспокоят справедливые нападки Марата, а также сообщал о том, что, не решившись «убрать» такую заметную фигуру на политическом олимпе, как Марат, отдал приказание застрелить его помощника – Клери…

Размышляя о Марате, Бьянка отправилась на Монмартр. Прогуляется и послушает, о чем говорит народ. А дальше – видно будет.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вс Июн 21, 2009 2:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Апрель 1793 года

Париж

Сен-Жюст

Утром Сен-Жюст проснулся совершенно разбитым. Отвратительное чувство тревоги и сожаления не покидало. Память услужливо подкидывала отрывки вчерашнего разговора с англичанином. Надо же было так разболтаться! Сен-Жюст не привык быть откровенным, более того, с годами он изжил в себе желание разговаривать с кем-либо о личном. В худшие моменты жизни, раздираемый сомнениями относительно дальнейших шагов, он напивался в одиночестве, а наутро просыпался с готовыми решениями. А вчера сорвался. И с кем! Что теперь будет думать этот англичанин Страффорд? Что связался с истеричным мальчишкой, в два раза младше его по возрасту? Однако, несмотря ни на что, нужно было что-то предпринять. И единственный выходом в данной ситуации было уехать из Парижа. Просто чтобы не видеть глаз Робеспьера, который подозревает его в аферах с откупщиком Лавуазье.

Достав перо и чернила, он начал писать.
« Максимилиан! Думаю, после того, что произошло, мне не стоит оставаться в Париже. Все отчеты по Театру вампиров прилагаю. И отправляюсь в Вандей. Я все еще смею надеяться, что смогу принести пользу Республике. Сен-Жюст.
P.S. На случай, если я покину этот мир раньше, чем запланировал, хочу сказать тебе… Я не виновен в том, в чем меня обвиняют, Максимилиан. Меня оклеветали. Прости, что не оправдал твоих надежд.

Сен-Жюст запечатал письмо и, накинув сюртук, вышел на улицу. Вечером Париж и все, что с ним связано, останется позади.

***** КОНЕЦ части*************

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пн Июн 22, 2009 12:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

***Часть седьмая ***

Февраль 1983 года

Париж

Бьянка, Маэл

Париж. Он не хотел возвращаться в этот город. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Жаль, что обстоятельства на этот раз оказались сильнее, чем желание забыть этот город и все, что с ним связано. Форстер. Рэймонд Форстер. Этот человек все-таки умудрился выжить, умудрился заявить о себе, когда предпринял попытку разыскать свою сестру и умудрился скрыться. Последние известия о нем были из Парижа, хотя до сих пор так и оставалось загадкой, под каким именем он скрывается на этот раз и чем занимается. Рэймонд Форстер сейчас был ему необходим, раз уж жив. Именно он знал того, кого называют Босс и, будем надеяться, что сумеет вывести его на эту весьма любопытную личность, желающую постичь тайны бессмертия таким… цивилизованным способом.

Разговоры с Маарет ни к чему не привели, как всегда. Интересно, она действительно считает, что подобные исследования – это совершенно нормальное явление? Хотя почему бы и нет? Ей вряд ли грозит в один прекрасный день оказаться на лабораторном столе в качестве подопытного кролика. Так что лучше оставить это. Другое дело – Джесс. Он почему-то был уверен, что рассказы Джессики о погибших агентах – правда. Могло ли это быть связано с лабораторией? Кто знает…

Размышления пришлось прервать. Где-то рядом другой бессмертный. Скрывать мысли нет необходимости, у него уже давно нет привычки думать «вслух», но присутствие другого вампира совсем рядом не входило в его планы. Он что, забрел на чужую территорию? Все может быть, если здесь еще обитают те актеры… Маэла передернуло. Итак, где он оказался? От узнавания местности легче не стало, даже наоборот. Консьержери. И вот бессмертный. Точнее, бессмертная. Женщина. Бьянка. Говорить с ней не хотелось. Но еще меньше хотелось неприятностей, которые, как правило, возникают, если двое бессмертных не условятся о разделе территории. Смертные тоже не спят и имеют обыкновение интересоваться странными «несчастными случаями».
Синьора Сольдерини? – мысленно окликнул ее Маэл.

Бьянка обернулась и помахала ему рукой. Какая неожиданность – она не думала, что так скоро увидит этого бессмертного, которому была обязана жизнью. С момента, когда Маэл и Сантино вытащили ее с Амадео из лаборатории, где смертные ставили свои чудовищные опыты над вампирами, прошло четыре месяца. Первый месяц было очень страшно – повсюду мерещились агенты, их изуродованные объекты и тень Миранды Форстер. Бьянка охотилась каждую ночь, восстанавливая силы и внешность. К январю она с большим удивлением для себя обнаружила, что вновь с интересом смотрит новости, листает, как журналы, мысли смертных и отслеживает новые веяния в моде. Потом она поймала себя на мысли, что готова по дням вспомнить все, что с ней произошло в лаборатории. А потом вернулись мысли о Рэймонде Форстере. Он был первым, кому она подарила бессмертие. И подарила ли? В ту ночь, когда она узнала об истинных причинах его интереса к ней, ее схватили его сообщники…

Лишь однажды, много лет назад, она была готова сделать для смертного тоже самое, хотя по другим причинам. Тогда она опоздала. Промозглым февральским днем, стоя у Консьержери, она почему-то вспоминала о тех, кто давно был похоронен на парижском кладбище - смертных, которые помогли ей обрести себя, и стать частью ее прошлого. Именно воспоминания привели ее не так давно в Париж. Воспоминания и какое-то странное предчувствие, что именно там, в Париже ей удастся начать все сначала. Однажды, осенью 1792 года, ей это уже удалось.

Она приветливо улыбнулась Маэлу, который приближался к ней через площадь. Расстались они при весьма печальных обстоятельствах, разругавшись из-за ерунды. Но Бьянка не привыкла держать зло по мелочам, тем более, что этот бессмертный действительно был ее спасителем.
- Не ожидала встретить вас в Париже, синьор Маэл. Что привело вас в мой любимый город?

- Я ищу одного человека, - ответил Маэл. - Бесполезное занятие. Искать смертного в толпе... Проще найти иголку в стоге сена.

- Он парижанин? С удовольствием помогу вам, если позволите. Этот город я знаю также хорошо, как Реймс. И даже хуже, чем свою родную Венецию, где не была уже пятьсот лет... Я ваша должница, не так ли? - Бьянка с удовольствием отметила, что к ней вернулась прежняя легкость в общении. Значит, четыре месяца не прошли даром.

- Он англичанин. У него есть веские причины для того, чтобы скрываться и не думаю, что его будет легко найти. Хотя, у меня времени много, а вот у этого человека его практически не осталось... Благодарю вас за готовность помочь, Бьянка, но не стану перевешивать на вас свои проблемы.

- Я тоже ищу одного англичанина, - улыбнулась Бьянка. - Хотя, он может оказаться кем угодно, я почти ничего о нем не знаю. Я оказалась в лаборатории, связавшись со смертным. И теперь я здесь, съедаемая мыслями о мести. а он - неизвестно где. Смею надеяться, что он все еще жив. Как говорил один мой друг, нет ничего страшнее, чем узнать, что твой враг повержен не тобой.

- Смертный, который привел вас в лабораторию? - прищурился Маэл. - Рэймонд Форстер? Похоже, мы ищем одного и того же человека.

- Рэймонд Форстер.. Вы правы. - задумчиво проговорила Бьянка. - Вам-то он зачем?

- Нужен, - пожал плечами Маэл. - Хочу спросить его кое о чем.

- У вас есть данные, что он сейчас в Париже? - поинтересовалась Бьянка, автоматически поймав взгляд случайного прохожего. Она неплохо выглядит, и это приятно. Бьянка прогнала веселые мысли - с этим бессмертным лучше не улыбаться, насколкьо она помнит, он редкостный зануда. - Надеюсь, вы не собираетесь его убивать? Форстер - мой.

- Да. Правда эти сведения могли устареть. - Маэл уже несколько минут старался отделаться от навязчивых воспоминаний при виде этого здания. Никогда не видел призраков, ни при жизни, ни тем более, после смерти, а сейчас, кажется, они возникают отовсюду. Проклятый город. Забыть бы. - В любом случае, у меня пока нет идей где его искать. Единственное, что остается - проверить список из двадцати трех человек и надеяться на то, что один из них - Форстер. Я хочу только получить от него ответы на некоторые вопросы, а дальше он - ваш. Послушайте, Бьянка, может быть пойдем отсюда? Если нам еще есть о чем говорить, конечно.

***

Бьянка сама не ожидала, откуда в ней взялось воодушевление и радость от встречи с этим городом. Ухватившись за сообщение Маэла о списке Форстеров, прибывших в Париж, она потащила его к Тюильри. "Здесь есть чудесные кофейни, синьор Маэл, уверена, что беседовать в них приятнее, чем на улице". Он выглядел мрачным. "Наверное, он всегда один, ну кто вынесет такого бессмертного рядом с собой на протяжении столетий?" - думала Бьянка, глядя на то, как все более непроницаемым становится его лицо. Бьянка и кивнула в в сторону свободного столика. - Давайте присядем здесь.
- Итак, Форстеры, - серьезно начала Бьянка, достав блокнот и ручку. - Давайте посмотрим, что у нас есть. Я могу взять на себя большую часть этих людей. - Она заговорила, излагая продуманный план расследования. Бьянка была уверена, что Форстер не так просто, чтобы заявиться в Париж под своей фамилией, но мало ли... Может быть, на то и расчет? Лицо ее собеседника в определенный момент перестало быть таким пугающе-мрачным.
- А можно задать вам личный вопрос? - неожиданно спросила Бьянка и улыбнулась - Нет, нет, я не собираюсь выспрашивать ваши тайны. Но мне не дает покоя наша ссора, точнее. ее причина. В ту ночь вы страшно разозлились на меня за то, что я заставила молодого человека застрелитсья, используя свой мысленный Дар. Но я так и не могу понять, что именно вам тогда так не понравилось!

- Форстеры... Эти люди просто прилетели в Париж тем же рейсом, что и настоящий Рэймонд Форстер. Исключив из списка женщин и детей получаем двадцать три персоны, которые следует проверить. Пока что так, а потом будем выяснять кто из них может оказаться нужным нам человеком. Хотя вы подали неплохую идею - можно проверить и тех, кто действительно носит фамилию Форстер. правда я сильно сомневаюсь в том, что он назовется настоящим именем. А что касается вашего вопроса... - Маэл обхватил чашку чая, стараясь согреть руки и продолжил: - Да забудьте вы о той ссоре. Меня вывели из себя собственные воспоминания.

Бьянка кивнула головой и резко перевела разговор. - Скажите, а что стало с Мирандой Форстер? Ведь она оставалась у вас? Вы убили ее?

- Нет. Зачем? Получив информацию, я не интересовался ее судьбой и оставил на попечение Сантино. Кажется, она сбежала. Но меня это тоже мало волнует. Для Миранды Форстер уже нет обратного пути.

- Она могла бы вывести нас на брата, - тихо произнесла Бьянка.

- Она и вывела, - устало сказал Маэл. - Сама того не желая. Форстер пытался разыскать сестру. Но успел заметить, что что-то идет не так или почувствовал что-то... Не знаю. Но так или иначе он скрылся. Все, что удалось выяснить - это то, что этот человек улетел рейсом Лондон - Париж. Он мог уже сто раз покинуть город, но все же не мешает хотя бы установить под каким именем он скрывается. Не думаю, что у него есть документы на все случаи жизни, так что это пусть небольшой, но шанс.

- Вам что-нибудь известно об организации, на которую он работал? - Бьянка обратила внимание, что все это время машинально набрасывает в блокноте портрет Рэймонда. - Он умел закрывать мысли и безусловно, обладал особыми способностями. Много лет назад я встречала на своем пути людей, которые видели умерших и интересовались потусторонним миром. К сожалению, обстоятельсва помешали им развить свои способности, - задумчиво проговорила она, но быстро вернулась к разговору, прервав болезненное воспоминание.
- Итак, Маэл, признаюсь вам, что я планирую найти эту организацию и стать ее членом. А дальше, оказавшись в сердце этой организации, узнать, кто стоял за всем этим. После того, что со мной произошло, я знаю, на что иду. И знаю, что желание отомстить будет сжигать меня до тех пор, пока я не сделаю с Форстером, а заодно и с теми, кто его направил, то, что они сделали со мной. Я откровенна с вами. Ответьте же, что именно хотите от него вы? Видите, сколько сразу вопросов...

- Кое-что известно. Они занимаются исследованием так называемых паранормальных явлений. Привидения, вампиры, полтергейсты, ведьмы и прочая мистика - все это их ведомство. До недавнего времени я не слышал о том, что они занимаются и такого рода исследованиями. Но у этих людей, как вы правильно заметили, есть определенные умения, которые они развивают. Даже не думайте о том, чтобы вступить в эту организацию. Они сразу же поймут кто вы на самом деле и, соответственно, как вас можно уничтожить, в случае необходимости. Поэтому предлагаю искать Форстера, который, насколько мне известно, успел хорошо испортить отношения с этой организацией. Если мы найдем Форстера, мы найдем и того, кто стоит за всем этим. Вот поэтому я и ищу этого человека. Мне нужен Босс. Так они называют своего руководителя.

На секунду по лицу Бьянки пробежала тень. Босс. Да, именно так Миранда называла человека, который приходил проверить, как проходят исследования. Бьянка лишь однажды видела его - немолодой, сухощавый, с сероватым цветом лица. У него были очень страшные глаза - пронизывающие и стальные. Увидев Босса, она зажмурилась, а когда очнулась, его уже не было. Да и воспоминания о том, как он выглядит, заметно стерлись.
- Вы говорите "мы". Вы действительно готовы заняться этим делом вместе со мной? - не сдержалась Бьянка. - Во время нашей последней встречи я, кажется, глубоко вас разочаровала. Мне казалось, вы не доверяете женщинам.

- Почему вы так решили? - удивился Маэл. - Если мы ищем одного и того же человека было бы глупо не действовать сообща.

- В таком случае, предлагаю встретиться завтра и наметить план действий. - Бьянка выложила на стол купюру и кивнула официанту.
- Давайте в полночь, на этом месте. На случай, если вы захотите меня найти раньше, я оставлю вам свой адрес. Я живу в центре - снимаю квартиру на улице Кордельеров. Вот моя визитка. - Бьянка поднялась, и, улыбнувшись Маэлу, протянула ему темно-синий прямоугольник. На нем значилось: "Жан Клери. Журналист". - Не обращайте внимания, - рассмеялась Бьянка, отметив тень удивления на его спокойном лице. - Это просто мой творческий псевдоним. Дань памяти по отношению к одному очень хорошему человеку. До завтра, Маэл! - взмахнув рукой, Бьянка быстро удалилась из кафе.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Пн Июн 22, 2009 12:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль, 1983.

Париж.

Раймонд Форстер.

Раймонд Форстер раздраженно бросил на столешницу пустой поднос и, ругнувшись, выскользнул на улицу. Покурить. И плевать на запах табака.

Раздражало все. Эта работа, эти тупые люди, методично двигающие челюстями. Жвачные животные. Но ... Деньги. Ему нужны были деньги. И место, где можно скрыться, хотя бы на время. В последнее время эти два вопроса превратились в проблему. Что самое обидное – всегда актуальную.

Захотелось выпить. Но с этим придется подождать до конца рабочего дня, если он не хочет потерять и то, что имеет. В Лондоне он долго не мог решиться на то, чтобы обратиться за помощью к Миранде, никак не хотело покидать чувство тревоги. Все же он пошел… Хорошо, что интуиция никогда не подводила, не подвела на этот раз. Его там ждали.

Задумываться над тем, кто это был – люди Босса или Лайтнера не было времени. Хорошо еще, что оставались кое-какие деньги и новые документы были самые настоящие: в больнице он пожаловался на амнезию, а дальше дело техники. Все-таки управлять людьми – не самое плохое умение.

Лондон – Париж. Выбирать было не из чего, этот рейс устраивал его и по времени и по деньгам. А дальше – скрыться. Стать незаметной тенью, обыкновенным серым человечком, без лица, особых увлечений и привязанностей. Средний обыватель. Ничто. Почти ничтожество.

На работу удалось устроиться благодаря все тому же полезному умению, не раз выручавшему его в трудных ситуациях. И вот теперь он - официант в ресторане при дорогом отеле. Подумать только! Наблюдать всю эту роскошь и то, как люди сорят деньгами и думать о том, что сам бы мог сейчас неплохо проводить время, если бы не… Если бы не был вынужден носить грязные тарелки. Что делать, голова дороже… Форстер отшвырнул окурок и побрел на кухню. Нужно возвращаться к работе, черт бы ее побрал.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пн Июн 22, 2009 3:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль 1983 года

Дели

Аарон Лайтнер

Аарон Лайтнер не любил извиняться. Более того, он крайне не привык этого делать, потому что никогда не совершал ошибок. Поэтому то, что сообщила ему Покровительница Ордена, потрясло Лайтнера до глубины души. В ту ночь Маарет рассказала ему обо всем. О деятельности лаборатории, которая под носом у руководителей Ордена проводила опыты на бессмертных. О деятельности некого сотрудника Ордена, который посчитал себя вправе вершить правосудие и, влияя на простых смертных, выносить вердикты о судьбах неугодных ему агентов Таламаски. И о том, что незадолго до этого Маарет обнаружила у себя письмо с просьбой о встрече от неизвестного ей агента по имени Стюарт Ланцетти. Стюарт был одним из лучших. Он отдал Ордену много лет своей жизни и мог похвастаться десятками интересных расследований и незапятнанной репутацией. Что именно Стюарт хотел сообщить Маарет, так и осталось загадкой, потому что его тело с простреленной головой было обнаружено на следующий день неподалеку от ее дома.

Этот тяжелый разговор состоялся около трех месяцев назад. Тогда Аарон поклялся ей, что проведет проверку и исправит все, что еще можно исправить. Но натолкнулся на непроницаемую стену. Все, что касалось лаборатории, сковала завеса тайны. Около десятка агентов, занятых в работе этот адского предприятия, погибли во время взрыва. Единственная ниточка надежды вела к женщине по имени Миранда Форстер. По некоторым данным, она выжила, но найти ее никто не мог. Также, как и ее брата Рэймонда. Впрочем, в том, что Рэймонд до сих пор жив, никто не был уверен. Но проверить все равно стоило.

Аарон потер виски, не решаясь позвонить в дверь. Ошибки быть не могло – бывший агент Ордена Стивен Эллисон сейчас проживает именно здесь, в доме, арендованном для Джессики Ривз. Джесс, отправленная в Дели специально, чтобы вырвать ее из этой истории, исправно посылала в Орден отчеты, но верные люди довольно скоро сообщили, что видели неподалеку Эллисона, хотя он и тщательно маскировался. Сейчас Аарону предстояло извиниться. Извиниться за то, что Орден в свое время отказался от него, предоставив неизвестному отступнику полную свободу действий. И от мысли, что сейчас ему придется произнести эти слова, Лайтнер уже несколько минут не мог решиться позвонить в дверь.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Пн Июн 22, 2009 2:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль, 1983

Париж.

Бьянка, Маэл.

Маэл пришел в кафе немного раньше, сделал заказ и принялся разбирать бумаги, которые вручил ему нанятый детектив. Без помощи смертных все же не обойтись, ничего не поделаешь... Если проверять всех людей ночью, поиски могут затянуться надолго, а время сейчас - слишком ценная вещь для того, чтобы тратить его попусту. От услуг этого человека придется отказаться в дальнейшем, достаточно и того, что он сделал, но информация о восьми смертных уже есть. Посмотреть, что из себя представляют эти люди на самом деле можно и самостоятельно. У двери показался знакомый силуэт. Бьянка. Маэл раздраженно затушил сигарету. Она же Клери. Кто бы мог подумать... Но отступать поздно, раз сам предложил взаимовыгодное сотрудничество. Главное - не сорваться раньше времени. И без того этот город постоянно напоминает о том, что он когда-то проиграл все. Жаль, что за все эти годы так и не произошло ничего такого, что могло бы заставить его навсегда забыть об этом.

- Бьянка, хорошо, что вы пришли. Появилась кое-какая информация, но я пока что не знаю, представляет ли она интерес для нас.

- Информация за один день? Вижу, вы не теряете времени даром, Маэл! О, вы отдали дань уважения дурным привычкам смертных? Позвольте? - Бьянка извлекла сигарету из его пачки и закурила. Поймав на себе его странный взгляд, она подняла брови. - Что-то не так? Вы странно на меня смотрите.

- Возьмите листы и полюбопытствуйте, - проигнорировав ее вопрос о том, что не так, Маэл протянул вампирке бумаги. - Нужно проверить всех, но пятеро мне кажутся вполне подходящими субъектами, если я правильно составил мнение об этом Форстере.

- И каково же ваше мнение? - глаза Бьянки сузились, и в них на секунду мелькнула несдерживаемая ярость. Она быстро взяла себя в руки. Расскажите, прошу вас. Пока я читаю документы.

- Этот субъект не особенно разборчив в методах, если речь идет о его шкуре. И он авантюрист. Грязных делишек тоже не гнушается, но легко может сойти за вполне порядочного человека. Точнее, любит прикидываться вполне порядочным... Значит, в первую очередь следует проверить тех, на кого практически ничего нет. Думаю, что Форстер сейчас сидит тише воды, ниже травы.

- Он игрок, Маэл. Это болезнь. Привычка, которая граничит с безумием, - тихо сказала Бьянка. - И он готов на все ради денег. А еще... Еще он любит жизнь. Страстно любит. Впрочем, это вы уже поняли. Вы наняли частного детектива? Я правильно поняла?

- Да. Сами мы потратим слишком много времени на сбор информации, а у смертных развязаны руки днем. После того, как смертный отдал мне бумаги, я поправил его воспоминания, хоть и не люблю этого делать.

- Я хочу дать объявление в газете, - задумчиво проговорила Бьянка. - Что-то вроде "Рэймонду Форстеру. Куплю информацию. 20 000 франков. Обращаться с Жану Клери. И абонентский ящик". Как я и говорила, он готов на все ради денег. И он фантастически смелый. Это тоже его особенность - жизнь в состоянии риска...

- Неплохая идея, - кивнул Маэл. - Боюсь только, что это может спугнуть его. Или же наоборот, он может принять некоторые меры, чтобы обезопасить себя, в этом я точно уверен. Допустим... Я бы на месте Форстера подослал по этому адресу смертного. Днем. И выяснил, кто такой Жан Клери, на всякий случай... - Вампир закурил еще одну сигарету. - Нет, не пойдет. Если он начнет выяснять все подробно, то узнает то, что ему знать не обязательно.

- Жан Клери - это мой талисман, - улыбнулась Бьянка. - Понимаю, что сейчас человечество шагнуло вперед... Но Рэймонд Форстер не всесилен. А я умею подправлять мысли так, что ни один, даже самый опытный Форстер не распутает. Я готова покопаться в мыслях десятка человек, и любой из них выдаст образ молодого журналиста, днем и ночью бегающего в поисках уникальной информации.

- Я не сомневаюсь в том, что вы умеете подправлять мысли, - процедил Маэл. - Представьте себе, что вы - смертный. И вас интересует информация об одном человеке. Куда вы обратитесь в первую очередь?

- Ну, смотря, какими я обладаю возможностями, - задумалась Бьянка. - К детективу, к соседям, в полицию, к самому смертному, на место его работы - много вариантов. Но я готова прислушаться к вашему мнению. А как предполагаете подобраться к Форстеру вы?

- Нет, идея с объявлением не так и плоха… Надеюсь только, что Форстер не станет слишком серьезно копаться, чтобы установить личность Жана Клери, иначе накопает много всего интересного и удерет, наплевав на деньги. Шкура дороже.

- А он и накопает, - весело сказала Бьянка. - Это будет лабиринт. Доходя до нужной остановки, он будет получать подтверждение какой-то своей догадке и надежду на хороший денежный куш. Постепенно это превратится в манию. А первым его открытием будет то, что Жан Клери - не простой смертный. Дело в том, что в начале 90х годов 18 века я работала под этим псевдонимом. Здесь, в Париже. Существуют свидетельства очевидцев, знавших журналиста Клери, и никто не догадался, что Клери - это женщина. Форстеру будет интересно, не сомневаюсь... Если мы получим хоть малейшее подтверждение тому, что он в Париже, я запущу несколько статей в местную прессу. Еще не решила, будут ли они о паранормальных явлениях или о тех, кто их изучает. Но если мне нужно будет бросить вызов Ордену, я это сделаю. Я одиночка, и никогда не принадлежала ни к какому Собранию. Я всегда действую, руководствуясь личными правилами... - Бьянка резко замолчала, задумчиво рисуя в блокноте.

- Хорошо, как знаете. Если думаете, что он не сбежит и клюнет на эту авантюру, то действуйте, как считаете нужным. Я же хочу оставаться в тени как можно дольше. Форстер меня знает и так как он самоубийца, при встрече у него может сработать инстинкт самосохранения.

- Конечно, вы останетесь в тени! А когда я его поймаю, вы будете первым, кто с ним познакомится, обещаю! Я ведь поймаю его, правда? - Бьянка заглянула ему в глаза и улыбнулась. Этот бессмертный вызывал доверие, и Бьянка поймала себя на мысли, что хочет с ним подружиться.

- Вы так все за меня решили, Бьянка? - улыбнулся в ответ Маэл. - К сожалению, я сам пока не могу предсказать, как буду действовать.

- Я думала, мы будем работать вместе, - расстроилась Бьянка. - А это значит, что вы будете держать меня в курсе.

- Мы и будем работать вместе... некоторое время. Не исключено, что я покину город, тогда вам придется держать меня в курсе и быть осторожнее. Форстер может быть опасен, особенно, если почувствует, что загнан. Значит, решено? Я занимаюсь тем, что проверяю смертных из списка, а вы... А Жан Клери пишет объявление и, позже, статью. - Маэл потянулся к соседнему столику и сменил пепельницу на чистую. Вот уж не думал, что так все сложится... До сих пор имя Жана Клери прочно ассоциировалось с неприятностями, посмотрим, изменилось ли что-то с течением времени.

- Так и договоримся, - Бьянка поднялась и начала наматывать на шею длинный шарф. - Мне необходимо поохотиться, я все еще продолжаю восстанавливать силы. Связь держим через мой почтовый ящик. Или... Или давайте встречаться здесь каждый вечер? Это будет нечто вроде штаба, куда стекается информация. Если у вас, конечно, нет в Париже близких друзей, где вы привыкли проводить время... У меня таковых нет, и я совершенно свободна.

- Хорошо, будем встречаться здесь, - кивнул Маэл. - Думаю, что завтра или послезавтра у меня появится информация.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пн Июн 22, 2009 4:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль 1983 года

Дели

Аарон Лайтнер, Стивен Эллисон (продолжение)

Стивен Эллисон без всякого аппетита дожевывал бутерброд и думал о том, как классифицировать явление, которое  время от времени поджигает разные предметы. Вот уже неделю они ломают над этим головы, но безрезультатно – поджоги продолжаются. Думать на людей? Но кому нужно поджигать, к примеру, кухонный нож или циновку? Особенно, в присутствии домашних? Вот и думай, раз все опробованные ранее методы не действуют… Без настоящей работы было скучно, но возможность заниматься тем, чем умеешь, все же не позволяла ему умереть от тоски. Джесс была полностью поглощена исследованиями в области реинкарнации, возвращалась поздно и оставалось довольствоваться только обменом новостями, не говоря уже о том, чтобы снова приниматься за это расследование. Иногда появлялся Дэниэл, сейчас – все реже и реже. В один из последних визитов журналист хвастался, что задумал «нечто потрясающее». Посмотрим.

Задумавшись, Стивен не сразу осознал, что в дверь звонят. Джессика. Опять забыла ключи. Он открыл дверь и отступил на шаг, увидев на пороге Аарона Лайтнера. Все. Финал.  – Заходите, мистер Лайтнер, - он пакет с соком чашку на обувной ящик и направился в гостиную, полный самых мрачных предчувствий.

- Здравствуй, Стивен. - Аарон замялся, попутно отгоняя желание прямо сейчас начать копаться в его мыслях. - Я могу пройти?

- Конечно, мистер Лайтнер. Я... - Стивен вымученно улыбнулся. - Мне собираться?

Проигнорировав его вопрос, Лайтнер вошел в комнату. Несколько книг, полный набор техники, остатки завтрака. Судя по всему, Эллисон пытается не терять формы в своем вынужденном изгнании. Пауза затянулась. Больше медлить нельзя. - Стивен, я приехал, чтобы сообщить тебе... Ты полностью оправдан. Мы доказали, что дело против тебя было сфабриковано. Ты можешь вернуться домой. А Орден позаботится о том, чтобы ты как можно скорее забыл об этой истории. Мне очень жаль, что так получилось.

- Да... - Стивен толком не знал, что ответить. Еще несколько месяцев назад он бы сошел с ума от радости, если бы узнал такую новость. А сейчас... Как что-то сломалось. - Спасибо, мистер Лайтнер, что сказали мне об этом. - Все-таки идиотская ситуация. Он действительно любил свою работу и хотел заниматься тем, чем занимаеться. Но интересную работу давал Орден, возвращаться в который не хотелось ни за какие пряники. А ничего другого он не умеет. Впрочем, всегда можно научиться.

- Я привез вам деньги и билеты в Лондон. Вы, конечно, можете не воспользоваться ими - я пойму ваши чувства. Но, прошу вас, не отказывайтесь сразу. Подумайте. Мы действительно готовы помочь вам вернуться к работе.

- Я подумаю, мистер Лайтнер, - Стивен рассеянно переставлял фигурки индийских божков на книжной полке. - Не считайте, что я набиваю себе цену или что-то в этом роде... Я просто должен решить все...  для себя.

- Скажите, Стивен... Вы все еще занимаетесь вашим раследованием? - внезапно спросил Лайтнер, взглянув ему в глаза.

- Нет, - спокойно ответил Стивен. - Где Лондон, а где Дели... Почему вы спросили?

- Мы хотим поручить вам заняться этим расследованием, - сказал Лайтнер. - Я говорю о раследовании таинственных смертей сотрудников Ордена. Мы не можем обращаться в полицию и привлекать специалистов со стороны. Вы зарекомендовали себя человеком, которому можно доверять. Человеком, верным Ордену. Мы готовы выделить вам несколько человек в помощь, но они не будут посвящены в расследование. Только помогать. Подумайте, Стивен. Я должен получить ответ сегодня вечером.

- Поручить мне... - задумчиво повторил Стивен. А потом его прорвало. Умом он понимал, что кричать на Лайтнера - занятие бессмысленное, уж лучше биться лбом о стену, но ничего не мог с собой поделать: - Я зарекомендовал себя человеком, верным Ордену?!! Интересно где? Сидя в тюрьме? Или в психушке? Орден ничего не сделал для того, чтобы вытащить меня оттуда, не пытались даже разобраться в этом деле! Не лгите, когда захотите сказать, что это не так, мистер Лайтнер. И фиг бы я оттуда выбрался, если бы не счастливая случайность и мои скромные способности. Еще один единственный визит того человека и не знаю, чем бы я стал! Сошел бы с ума, потому что не выдержал бы еще одного допроса или превратился в растение! - Стивен перевел дыхание и уже тише прибавил: - Я не могу заняться этим делом. Не могу и все. Рискую сойти с ума. Или умереть от болевого шока. Не могу даже думать об этом. Есть идеи, что он сделал со мной, мистер Лайтнер?

*Успокойся* Лайтнер смотрел печально и понимающе. - Да, мы знаем, как вам помочь. Это называется "блокировка сознания". - Он поднялся. - Я не буду торопить вас с ответом. Подумайте. Я свяжусь с вами вечером.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Пн Июн 22, 2009 10:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль, 1983

Париж.

Рэймонд Форстер.

Рэймонд Форстер зашел в первый попавшийся бар и заказал двойной виски. Бармен косо посмотрел на него, но ничего не сказал. Вот и правильно. Это его личное дело, в котором часу пить виски, хотя и не в его правилах пить крепкие напитки перед тем, как предстоит важное дело.

Рэймонд закурил и принялся просматривать свежую газету. Вот она, колонка с объявлениями. И вот он, текст: «Рэймонду Форстеру. Куплю информацию. 20 000 франков. Обращаться к Жану Клери. Абонентский ящик номер….» Двадцать тысяч франков! Эти деньги решили бы пусть не половину, но четверть его проблем! И это возвращает нас к Жану Клери.

Он был уверен, что уже слышал это имя. Вот только где и когда? Жаль, что у него нет доступа к архивам Таламаски! Но та информация, которой удалось разжиться тоже кое-что да значит. Жан Клери. Может быть, существовал и другой Жан Клери, но интуиция редко когда подводила его, сейчас он чувствовал, он знал, что не все так просто.

Такой человек действительно существовал. Двести лет назад. Он жил здесь, во Франции. Казалось бы, рядовой писака, сколько таких было во времена революции… Но статьи этого Клери отличались от обычной писанины и стилем и правдивым изложением событий. То, что приписали Жану Клери историки – это отдельный разговор, здесь уже никто не сможет отделить правду от вымысла. Важно одно. Жан Клери - реально существовавший человек.

Что мы имеем сейчас? Есть журналист, который называет себя Жаном Клери, живет на той самой улице и развлекается тем, что иногда пишет в разные газетенки всякую ерунду. Впрочем, ерунду правдивую, интересно изложенную и… похожую по стилю. Выводы: либо это человек, решивший взять себе это имя и походить по стилю на журналиста-революционера, либо… это бессмертный. С другой стороны, насколько ему известно, бессмертные не вмешиваются в дела людей! Тот, первый , был революционером… Замкнутый круг какой-то. Бред.

Раймонд Форстер допил виски, расплатился и, немного подумав, взял такси. Домой. Выспаться как следует, а потом найти человека, который за символическую плату согласиться пойти туда и кое-что выяснить.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Июн 23, 2009 12:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль 1983 года

Дели

Дэниэл, Стивен, Джессика, Аарон Лайтнер

Дэниэл вдавил педаль газа и расслабился. Новенький «Мерседес» мчался по улицам Дели, где Дэниэл чувствовал себя настоящим миллионером. Он просто влюбился в эту страну, где все вокруг были бедными и добрыми. А роман с красоткой по имени Нила набирал обороты. «Ниииила», - произнес вслух Дэниэл и прибавил скорости. Всегда мечтал попробовать с какой-нибудь индианкой или с кем-нибудь еще покруче. Он не пил уже третью неделю. Вообще нисколько. И не хотелось! Во-первых, Нила не переносила запаха спиртного. А во-вторых… Да и так было хорошо, без всякой выпивки! С момента, когда они попали сюда, прошло четыре месяца. Первое время Дэниэл бесился от скуки. Развлечение еще то – ходить третьим при влюбленной парочке. Дэниэл даже подумывал уехать и начать снова искать Армана – какое-никакое, а развлечение. Но потом очарование этого города поглотило его со всеми потрохами. К Стиву и Джесс он теперь приезжал набегами. В последний раз это было, кажется, недели две назад – до того, как он познакомился с Нилой. А вот сегодня захотелось.

Дэниэл хлопнул дверцей машины и распахнул дверь дома Джессики.
«Сюрприз», - проорал он, потрясая сумками, набитыми едой из самого дорогого центрального магазина. Сегодня у Нилы была учеба – самое время, чтобы отпраздновать с друзьями. Что отпраздновать? Да просто хороший день. В сумке звенели несколько бутылок с соком. Вот удивится-то эта парочка романтиков! Дэниэл остановился на пороге. Что-то было не так. Посреди комнаты стояла сумка с вещами, на кухне журчала вода, а Джесс суетилась, перебирая какие-то пакеты.

- Дэниэл! Как давно тебя не было, привет! – воскликнула Джесс и, подбежав чмокнула его в щеку. – А у нас радость. Ты не поверишь! За Стивом приезжал сам Лайтнер – Джесс округлила глаза в соответствии с величиной момента. – Он сказал, что все обвинения сняты, и Стив может вернуться домой! У него будет целый отдел, и он будет….

- И в один прекрасный день его найдут с мозгами наружу, - мрачно прокомментировал Стивен. - Привет, Дэниэл. Как жизнь молодая?

- Да вроде неплохо, - ошарашенно ответил Дэниэл и поставли сумки. - Я тут.. Хотел праздник устроить. Ты что, уезжаешь?

- Вроде того, - так же мрачно ответил Стивен. - Сюда сегодня мой начальник придет, так что оторваться можно будет только после его ухода, не сегодня же я уезжаю. Пить сейчас не могу, серьезное дело предстоит... Да не смотри на меня такими глазами! Ты же каждый божий день ныл, что хочешь уехать отсюда.

- Нет, я как раз хотел сказать, что болше не собираюсь. - упавшим голосом сказал Дэниэл. - Стало страшно обидно. Если бы он не пришел сегодня, Стив, похоже просто свалил бы в свою Англию, и привет, Дэниэл. - Ну, пойду тогда. Раз начальник.

- Дэниэл, ты что обиделся? - изумилась Джесс. - Что с тобой? Пойдем, пойдем, мы как раз садились ужинать!

- Да не обижайся, -  мирно сказал Стивен. - Не уходи. Лайтнер свалился сегодня как снег на голову, я не обещал ему, что уеду... Достали они меня, если честно. Лучше полтергейсты местного разлива, чем лондонские мозгоправы, вот что я думаю.

- Да я что, против что ли? У тебя такой шанс. Отдел, все такое. Поздравляю. - Дэниэл сел и закурил. Настроение почему-то испортилось. - Нет, спасибо, Джесси, я сыт.

- Да при чем здесь отдел! - взвился Стивен. - Много они обо мне думали, когда я в тюрьме сидел? И до сих пор бы сидел, если бы кто-то умный у них вовремя не почесался. Хотя о чем я? Было бы мне глубоко безразлично, кто там почесался. Овощи не думают.

- Ладно. Проехали. - примиряюще сказал Дэниэл. - На самом деле, я правда рад за тебя. Значит, ценный ты кадр, телепат. А вообще... - Дэниэл прервал фразу на середине, потому что в комнату вошла Джесс с благообразным старцем. - Ну все, пошел я. Завтра приду. - буркнул Дэниэл и, махнув рукой, вышел, не обращая внимания на уговоры Джесс. Был друг - нет друга. Круто.

***

Стивен сел в кресло напротив Лайтнера и постарался выбросить из головы все лишнее: волнение, раздражение, злость... Сознание должно быть свободно. Если ты, конечно, не хочешь свихнуться. Все ненужное отсеивалось легко, даже слишком. Представил себе, что смотришь на маятик часов и - вперед. 

- Я готов, - вполголоса сказал он Аарону. Это было последнее, что он помнил. В следующую секунду все перевернулось вверх ногами, на секунду ослепила резкая боль и... все. Тело было отдельно, сознание - отдельно. Обрывки мыслей о том, что забавно наблюдать со стороны за собственной агонией. Потом что-то изменилось. Звон битого стекла отзвался в голове страшным грохотом. И все стихло.

- Джесс, машину, быстро! - Повинуясь его приказу, Джесс вылетела за порог, и бросилась заводить машину. Весь процесс "снятия блока", занял всего минуту. Все шло нормально, а потом Стив рухнул на пол и забился в конвульсиях. Аарон стоял на коленях перед его телом, когда Джесс влетела в комнату.
- Я готова. Куда?

- В аэропорт. Все не так просто. Не надо было этого делать здесь... - Аарон вновь склонился над телом. Дальнейшее Джесс воспринимала, как кошмарный сон. Они доехали до небольшого частного аэропорта, где Лайтнер, отдав несколько приказаний (Джесс подозревала, что он действовал с помощью своего Дара убеждения), договорился с пилотом частного самолета. Лондон. К Тэлботу. Срочно. Остановленная взглядом Лайтнера, Джесс так и осталась стоять, провожая глазами взлетающий самолет. Неужели этот кошмар никогда не кончится?

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Вт Июн 23, 2009 2:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль, 1983

Париж.

Бьянка, Маэл.

Бьянка опаздывала. Маэл посмотрел на часы и принялся за газеты. Перечитывать полученную от смертных информацию не имеет смысла - он уже сделал выводы. Из этого списка подходили всего четверо, притом трое - весьма интересные... граждане. Пока что поиски ни к чему не привели, но с другой стороны они еще не всех проверили. И не следует забывать, что информация о рейсе Лондон-Париж тоже может оказаться недостоверной..

Посмотрим, что удалось сделать Бьянке, тогда можно будет о чем-то говорить. Маэл вспомнил объявление в газете и хмыкнул. Улица Кордельеров... Для него она так и осталась в памяти улицей Кордельеров, и неважно, как она сейчас называется. А если придираться, то выходит, что по городу ходить вобще опасно: все о чем-то напоминает. Были бы еще приятными эти воспоминания... Но вот и Бьянка. Или, раз так пошло, может следует называть ее Клери?

- Здравствуйте, Бьянка? Что у вас случилось? Вы поздно, кафе скоро закрывается.

- Холодно сегодня.... Смертным. Мне пришлось побегать за ними по пригородам, - улыбнулась Бьянка стягивая с головы берет. - Вы больше любите кофе или чай? Я за столько лет так и не решила для себя этот вопрос... - Бьянка сделала заказ и сменила тон. Она выглядела более, чем серьезно, только в глазах плясали веселые огоньки. - Итак, он клюнул. Как я и предполагала. Ему нужны деньги. Более того, имя Клери ему знакомо! И вот это действительно интересно, Маэл! В той организации, к которой он принадлежал, знали о Клери! Конечно, можно предположить, что это не так, что Форстер просто по уши влюблен в период Французской революции и изучал все газетные статьи, которые казались генерала Дюмурье и химика Антуана Лавуазье... - Маэл, что с вами? Я что-то не так сказала?

- Нет, Клери, продолжайте, - тихо сказал Маэл. - Скорее всего, он знал о вас по работе в организации, но это только мое мнение.

- Не надо так меня называть, - вспыхнула Бьянка. - Простите, Маэл. Глупость, правда? Может ли бессмертный быть привязан к своему смертному спутнику, которого он знал всего несколько месяцев? - Она встряхнула головой, чтобы вернуться к мысли. - Итак, на чем я остановилась. На истории с газетами. Так вот. Работая под псевдонимом Клери я написала целую серию заметок о Дюмурье и Лавуазье. Это была очень шумная история, но со временем она осталась в прошлом. Это имя известно только знатокам. - Бьянка нахмурилась. - Кажется, я сбилась с мысли. Простите. Сейчас...

- Я называю вас вашим именем, - сказал Маэл. - Не нужно пересказывать мне содержание статей двухсотлетней давности. Я их в свое время читал. Лучше вернемся к Форстеру.

- Вы читали мои статьи? - изумилась Бьянка. Но тут же замолчала, уловив что-то новое в его взгляде. Тайный поклонник генерала Дюмурье? Ну что ж, не будем об этом. - Сегодня вечером в мыслях владелицы квартиры, которую я снимаю на улице Кордельеров, я прочитала все-все-все. Начиная с момента ее пробуждения и жарки омлета с беконом, заканчивая ее тайной страстью к пожилому соседу. И, знаете, я нашла нужный мне образ! Днем заходил молодой человек, который искал меня, якобы, чтобы отдать гонорары. Но в редакции, куда я обратилась, как внештатный автор, таких сотрудников нет! Значит, Форстер движется в правильном направлении. Сам он не явится, конечно, но еще раз кого-нибудь подошлет. А там я дам ему новую подсказку...

- Хорошо. Я, в свою очередь, хочу навести справки об одном человеке. Странный тип. Он родился в Шотландии, не так давно перебрался в Лондон и пытался открыть собственное дело. Все начиналось довольно хорошо, если бы не помешал несчастный случай... - Маэл бросил взгляд на бумаги. - Несчастный случай восемь месяцев назад. Авария. Он лежал в больнице в тяжелом состоянии, но это уже не столь важно. Что он делает выписавшись? Уезжает в Париж и ищет работу. Это первый. Второй наш персонаж игрок, не так давно попался на чем-то и, видимо, приехал в Париж в поисках удачи. И третий. О нем ничего толком не известно, кроме того, что прилетел в Париж из Лондона и снимает комнату в пригороде. Думаю, что следует к ним присмотреться, чтобы знать, где искать Форстера в случае необходимости.

- Игрока можно откинуть, - улыбнулась Бьянка. - Форстер не стал бы выбирать себе такую легенду. Остаются двое. Двое... из двадцати трех отобранных?

- Согласен, - кивнул Маэл. - Но проверить не помешает хотя бы затем, чтобы не было себя в чем упрекнуть. Нет, это не все. Остались еще четверо, но информацию о них я получу через несколько дней.

- Вы поразительно ориентируетесь в современном мире, - задумчиво сказала Бьянка. - Ваш друг Мариус не настолько преуспел... Кажется, мы все обсудили?

- Да, это все. Думаю, нам пора уходить, кафе закрывается.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Июн 23, 2009 6:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль 1983 года

Лондон

Резиденция Ордена Таламаска

Стивен Эллисон, Дэвид Тэлбот

Открыв глаза, Стивен долго не мог понять, где находится. В голове все перемешалось и плюс ко всему она болела до тошноты. В памяти остались только какие-то обрывки разговоров, вспомнить которые он не мог, да и не пытался, если честно. Казалось, что зрение фокусируется очень медленно, но потом  сообразил, что в комнате просто темно. И все-таки где он? Комната казалась знакомой и человек, сидящий в кресле... он тоже оказался знакомым. Дэвид Тэлбот. Значит, он в Лондоне.

- Стивен, открой глаза. Смелее. - тихий вкладчивый голос. Дэвид смотрел внимательно и озабоченно. - Ты узнаешь меня?

- Узнаю, - Стивен закашлялся. Это что, его голос? Дожил.

- Уже хорошо, - улыбнулся Дэвид и взглянул на Лайтнера. Тот сидел, подавленно уставившись в стену. - Сейчас мы побеседуем, и ты отдохнешь. Постарайся расслабиться и выбросить из головы все лишнее. Нам предстоит сложная работа, если ты хочешь вновь стать нормальным человеком.

- Не нужно!!! - Стивен попытался сесть, но ограничился тем, что приподнялся на локте. Все, что угодно, только не этот кошмар опять. Уж лучше всю оставшуюся жизнь ходить с этой блокировкой и не вспоминать о том деле, чем снова пережить такое.

- Поздно, Стивен, - печально констатировал Тэлбот. - Процесс запущен. Обратного хода нет. Внимательно слушай и старайся отвечать мне на вопросы. Если тебе станет плохо, тебе помогут. Ты видел когда-нибудь человека, которого запомнил под прозвищем Босс? Вы встречались?

- Виделись. Однажды, - выдавил из себя Стивен. Как ни старался, он не мог вспомнить лицо этого человека. Только его голос и взгляд. Дэвид сказал, что процесс запущен. Как это может быть? Ни черта не ясно.

- Не отвлекайся, Стивен, - тихий приказ. Дэвид слышал его мысли и пытался уловить в них нужный образ. Смутные очертания. Неприметный человек, ни одной яркой детали. - Где? Где виделись?

- В тюрьме.

Быстрый взгляд на Лайтнера. Тот кивнул и вышел. Это уже что-то: есть надежда, что кто-нибудь из сотрудников этого заведения запомнил... - Постарайся вспомнить, как он выглядел? Возраст? Особые черты? Что тебе бросилось в глаза первым делом?

Попытка действительно вспомнить лицо этого человека оказалась гораздо болезненнее, чем он думал. Отдышавшись, Стивен попытался обрисовать его словами. Выходило плохо, память сотрудничать отказывалась. - Взгляд и голос. Холодный, без эмоций. Может, немного выше, чем Лайтнер... Не уверен. Больше ничего не помню.

- Помнишь. Сделай еще одну попытку. Сейчас мы восстановим тот разговор. Ты в тюрьме. Я - это он. - Дэвид с трудом прорывался через воспаленное сознание агента. Однако, этот Босс неплохо поработал. Видимо, он - из специалистов высшей категории. Но скорее всего, держался скромно. - Посмотри на меня, Стив, и опиши, что ты видишь.

Сцена в тюрьме вспомнилась быстро. До таких мелочей, как паутина в углу и ржавый умывальник. Вспомнилась даже математическая задачка, которую он решал, пытаясь защититься от вторжения. Все, что угодно, но только не лицо этого человека. Сама картинка в мозгу выглядела, наверное, кошмарно: человек без черт лица, только с человеческими глазами. Попытка вспомнить разговор закончилась как всегда. Простым, зато действенным напоминанием о том, что с ним будет, если  снова начнет копаться в этой истории. - Он спрашивал о Форстере! - А все-таки хорошая вещь - потеря сознания.

Дэвид нажал на кнопку и брезгливо поморщился. Второй вечер потерян. Они потратили на Эллисона более четырех часов, пытаясь вернуть его из беспамятства, и им это почти удалось. Почти. В кабинт вошли трое агентов. - Заберите его и поместите в Синюю комнату. Предоставьте все необходимое. Пить - только воду. реабилитационный курс - как обычно. Я буду у себя. Как только он придет в себя, позвоните мне. Во сколько бы это ни произошло. - С этими словами Дэвид быстро вышел и направился в сторону библиотеки.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Июн 23, 2009 6:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль 1983 года

Лондон

Клуб "100"

Шарлотта Корнель

У Шарлотты Корнель был друг. С раннего возраста, сколько она себя помнила. Он всегда приходил по ночам. Иногда рассказывал сказки, а иногда просто смотрел. И всегда целовал ее в лоб перед тем, как она засыпала. Когда ей исполнилось шесть, папа ушел из их семьи. Шарлотта плакала и умоляла маму простить его (она так и не поняла, что случилось), но мама поджимала губы и отворачивалась. В тот день Шарлотта впервые подумала про то, что ей очень одиноко. А потом появился ее друг. Он вложил ей в руку медальон и сказал «Все будет хорошо». Точнее, не сказал в обычном понимании этого слова. Он никогда не говорил, но она всегда знала, о чем он думает. Тогда же он впервые назвал ей свое имя. Эрик. И сказал, что будет приходить к ней всегда-всегда.

С годами Шарлотта привыкла к тому, что он всегда рядом. Никто не верил в него, и она уже даже не пыталась что-то доказать. Особенно маме. «Ты – представительница древнего рода, дорогая, ты не должна говорить глупости». Шарлотта ее боялась и считала ведьмой. Мать была рано постаревшей, чопорной и всегда носила черное. И не любила ее. Хотя, что говорить, ее никто и никогда не любил. За то, что она умела предсказывать события. Однажды, когда девчонка из класса, которая постоянно задиралась, сломала ногу, все обвинили в этом Шарлотту. Никто не поверил, что она просто видела будущее, все посчитали, что она так наколдовала. В тот день Шарлотта научилась драться насмерть. Одна против сразу нескольких. Когда вечером она пришла с разбитым носом и в ссадинах, мать заперла ее и пообещала отправить в школу при монастыре для трудных подростков. Она чуть не умерла от злости и несправедливости. «Осталось немного. Потерпи». Голос Эрика ворвался тогда в подсознание. Ну и черт с ними со всеми. Они – несчастные и одинокие, а у нее есть Друг.

В 16 лет она сбежала из дома и уехала в Лондон. Здесь, в огромном городе, наполненном музыкой и свободой, она впервые искренне подумала, что все не так уж и плохо. Эрик больше не приходил – только во сне. Но она все равно с ним разговаривала и обсуждала самое сокровенное. Лишь раз он покачал головой и расстроился – в тот день, когда она состригла свою роскошную рыжую шевелюру и выкрасила оставшийся «ежик» в ядовито-синий цвет. «Мне это нужно, чтобы меня взяли петь в группу!!!», - пыталась объяснить Шарлотта , но Эрик не хотел ничего слушать. Обиделся, наверное. Ну и ладно. Она все равно его любит.

Через три года ее группа «Killer Queen» буквально взорвала лондонскую панк-сцену. Музыкальные критики растекались от восторгов – про демоническую вокалистку Чарли Корнель (распрощавшись с ненавистным и пафосным именем «Шарлотта» она специально оставила фамилию – пусть аристократические предки в гробах вертятся от злости), про ее образные тексты и про яростный стиль исполнения. Правда, иногда ее упрекали в однообразии – все ее истории сводились к жизнеописанию черной Королевы. Спящей, но мечтающей захватить власть на земле. И к рыжей ведьме с оторванным языком, которая гонялась за Королевой…

- Эй, Чарли, кончай медитировать, нам пора.
Она вздрогнула и уставилась на гитариста.
- Да. Иду.

Шарлотта затушила сигарету и, взлохматив волосы, побежала к сцене. Что-то должно случиться.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Июн 24, 2009 2:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль, 1983

Париж.

Бьянка, Маэл.

Кафе закрывалось. Маэл расплатился и вышел на улицу, раздумывая что делать дальше. Бьянка не пришла. Вот теперь и приходилось ломать голову над причиной ее отсутствия. Решила искать Форстера сама? Могла бы и предупредить. Что-то случилось? Вряд ли. Существо, прожившее пятьсот лет вполне способно о себе позаботиться. Тем более, что сейчас она осторожна... Но лучше не угадывать, а просто поехать к ней, к черту головоломки и теории. Вампир остановил такси и назвал адрес.

Бьянка настороженно прислушалась. Бессмертный? Конечно, как она могла забыть! Она уже полчаса, как должна была быть на их обычном месте встречи в кафе у Тюильри! А она совсем забыла о времени, погрузившись в старые воспоминания. В этот вечер Бьянка решительно распахнула свой старый архив. Нужно пожертвовать какой-нибудь из старинных заметок в "Друге народа", чтоб подкинуть косточку для Форстера. Это так просто, всего несколько минут, думала она. Однако, открыв папку, Бьянка не заметила, как полетели секунду, минуты и часы. Первая заметка датировалась ноябрем 1792 года. Именно тогда Жан Поль Марат впервые напечатал ее труды на политические темы. В тот вечер он был мрачен, недоверчив и раздражен тем, что совершенно незнакомая ему аристократка написала статью не хуже, чем он сам. Бьянка перелистнула архив. Нет, эту статью она Форстеру подкидывать не будет. Слишком личное. Дальше шла серия о Лавуазье. О да, эта серия сделала Клери самым скандально знаменитым журналистом Парижа. Буквально за месяц эти заметки настроили против ученого большую часть населения... Нет, это она тоже не может отдать. Размышляя так, Бьянка почувствовала появление Маэла и распахнула дверь с помощью мысленного Дара.

- Проходите, Маэл. И, пожалуйста, простите меня за опоздание. Если честно, я просто утонула во времени. Со мной это бывает, но редко. - Она, наконец, подняла голову и улыбнулась. - Я разбираю старые архивы, но никак не могу выбрать что-нибудь для Форстера. Не поможете?

- Помогу, - Маэл устроился в кресле и принялся просматривать архивы. Лучше бы он ограничился вопросами. Вспоминать не хотелось, но просматривая старые заметки, он ничего не делал для того, чтобы эти воспоминания остановить. Может быть, этому способствовала атмосфера в комнате, кто знает? Вернулся к реальности, только когда Бьянка о чем-то спросила. - Что? Простите, я задумался. - Он положил на стол подшивку и вопросительно посмотрел на вампирку.

- Я спросила, как вы думаете, какие именно материалы могли бы его больше заинтересовать? История с генералом Дюмурье более выгодна с исторической точки зрения. История с Лавуазье - тоньше и требует осмысления. Даже не знаю, что лучше подкинуть ему, чтобы он начал в этом копаться, расследуя, кто такой Клери. Как вы думаете, Маэл?

- Я ничего не думаю, так как не копался в голове у Форстера и не могу представить, что его может заинтересовать. Но мне бы не хотелось, чтобы вы использовали имя Антуана Лавуазье.

- Да? Хорошо. Пусть будет генерал Дюмурье, - легко соглалась Бьянка. - В глубине души мне хотелось, чтобы вы так сказали. Выберем вот это... - она вытащила из подшивки пожелтевший листок. - Букинистическая ценность... В единственном экземпляре. Он обожает подобные раритеты, это должно его зацепить. А чем вам близок Лавуазье? Вы знакомы с его трудами?

- Можно сказать, что знаком. Если учесть то, что химия для меня - темный лес... Хотя нет, в лесу я ориентируюсь гораздо лучше. А что представляет собой ваша букинистическая ценность?

- Хотите посмотреть архив? С удовольствием покажу! - Бьянка придвинула старинную кожаную папку. - Я хранила все свои работы. Глупо, понимаю. Но для меня это - важная часть жизни, которая перевернула мое бессмертие. Казино в Реймсе - тоже часть той истории...

- Я знаком со статьями Жана Клери, Бьянка, - мягко сказал Маэл. - Меня заинтересовал материал, на который вы собираетесь ловить Форстера.

- Откуда? - изумилась Бьянка. - Я была так знаменита, что меня читали все вампиры, населяющие этот мир? Материал - ничего особенного, один из моих ранних работ. Ценность представляет дата выпуска и подтверждение его догадок. Я хочу его заинтересовать, понимаете? Он азартен, и должен пойти по следу.

- Не знаю, как все, но я в свое время читал. А если Форстер испугается? Азарт азартом, но шкура дороже. Вы сами сказали, что он очень ей дорожит.

- А чего ему бояться? - рассмеялась Бьянка. - Если он сталкивался с вами, то вряд ли заподозрит, что вы заманиваеете его такими методами. Вы из тех, кто сразу убивает. Разве нет? А подумать на меня у него фантазии не хватит. Расскажите о моих статьях! Где вы их читали? Неужели эти листки передавались по разным странам? Ведь вы англичанин, верно?

- Да, логично. Это я о Форстере. А что касается ваших статей... Бьянка, я читал их в Париже. Неужели вы до сих пор не поняли?
Бьянка отвернулась. - Значит, это были вы, Маэл? Там? В то время? А я все это время так глупо распиналась обо всем? Я не знаю, что сказать. Я бы никогда не подумала... Я думала, что это был... Неважно. - Бьянка аккуратно сложила старинные листки и убрала их в папку.

- Да. Я не люблю вспоминать о тех событиях, но ваши архивы заставили.

- И что теперь? - Бьянка не могла заставить себя повернуться. Тот, кто спас ей жизнь, оказался старинным врагом. Когда-то она сама написала ему о этом. Но дело было даже не в этом. События двухсотлетней давности нахлынули внезапно и поглотили ее целиком. "Я проиграл", - "Никогда не говори так, слышишь?" - "Страффорд всегда опережает меня, почему?" - " Я не могу объяснить..." - "Можешь!!! Ты всегда это знала, с самого начала!!!" Бьянка зажмурилась, сдерживая слезы. - Как я могла не понять.. И вы, Маэл.. Вы играли со смертными... Впрочем, это сейчас неважно, правда?

- Теперь... Теперь ничего, Бьянка. У нас сейчас одна цель, хотя не думал, что когда-нибудь стану с вами сотрудничать.

- Я могла бы уничтожить вас дважды, Маэл. - тихо заговорила Бьянка. - Я знала, где находятся ваши убежища. Я знала, что надо сделать, чтобы вас не стало. Дважды я была близка к этому, потому что вы сделали слишком много зла тем, кто был мне дорог. Я не смогла. Простите, но я не владею собой также хорошо, как вы. И не могу сейчас говорить о Форстере... Он слишком ничтожен. Если хотите, мы встретимся завтра...

- Но вы этого не сделали, - спокойно ответил Маэл. - И давайте не будем рассуждать о том, кто кому причинил больше зла, иначе я найду, что ответить, - вампир положил ладонь на кожаную папку со статьями. - В данный момент нас долно интересовать настоящее. Оставьте прошлое в прошлом.

- Смертные успокаиваются, когда курят. Вы, кажется, переняли их привычку? Дайте мне вашу пачку. - Бьянка взяла себя в руки. Прошло двести лет, в течение которых она прекрасно правила своим маленьким миром, не церемонясь с прошлым. "Никогда не заигрывай с призраками". Однажды, услышав эту фразу от смертного, она долго смеялась, представляя себе, как бы он удивился узнав, что недалек от истины. Все. Маэл прав. Оставить прошлое в прошлом. - Завтра вечером Форстер получит мою статью и указание о новом месте встречи. Знаю, было бы проще. удостоверившись в том, что он здесь, в Париже, просто нанять смертных и выследить его. Но игра - часть моей жизни, поэтому я оттягиваю этот момент всеми силами.

- Он в Париже. Я пришел, чтобы сказать вам об этом. Форстер и есть тот официант, о котором я упоминал несколько дней назад. Работает в отеле "Ланкастер", живет на окраине города в съемных комнатах.

- Вы точно это знаете? Как хорошо, что мы заранее договорились о том, что Форстер достанется мне. Ваше известие все меняет. Стоит ли продолжать игру, если все уже известно заранее? - Бьянка обращалась скорее к себе, чем к своему гостю.

- Точно. Я проследил его. Сам остался незамеченным, не беспокойтесь.

- Вы дадите мне адрес? - Бьянка избегала смотреть ему в глаза. Англичанин Страффорд. Неразгаданная загадка прошлого. Всему когда-нибудь приходит конец, даже тайнам...

- Я хотел задать ему несколько вопросов, если вы помните, - проигнорировал ее вопрос Маэл.

- Вы мне не ответили. - "Иногда он отвечает на вопросы так, что не поймешь, получил ли ты ответ". - "Может, ты просто не умеешь задавать вопросы?" - "Что ты, вопросы - часть моей жизни, неужели ты еще этого не поняла?" Новый поток воспоминаний. Бьянка встряхнула головой и чиркнула зажигалкой.

- Мы встретимся с ним вместе. Всякое может произойти.

"Я пойду с тобой". - "К Маэлу Страффорду? Еще не хватало. Ты даже не представляешь себе, на что он способен!" - "Тогда зачем ты мне все рассказываешь?" - "Это лучший вопрос, который ты могла бы мне задать. Ответа не будет. Принимается?" - Игры с призраками затянулись. Покончить с Форстером и бежать из этого города.... - Да, мы пойдем к нему вместе. Я согласна, - выдавила из себя Бьянка. - Завтра?

- Тогда до завтра, Бьянка. Я буду ждать вас на старом месте в то же время. - Маэл вышел на улицу и с наслаждением вдохнул холодный воздух. Хорошо, что этот раговор закончился.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Ср Июн 24, 2009 4:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль 1983 года

Лондон, резиденция Таламаски

Дэвид Тэлбот, Аарон Лайтнер

Утро главы Ордена Дэвида Тэлбота началось отвратительно. Сначала он лично навестил агента Эллисона. Ничего нового. Эллисон просил освободить его от расследования и позволить вернуться обратно в Дели, где он жил в последнее время, но Дэвид был непреклонен. Процесс запущен, теперь, если прекратить работать над собой, все может закончиться трагически. В мыслях агента он уловил что-то новое, похожее на желание сбежать, и это ему не понравилось. Придется усилить охрану. Затем Джесс. Джессика прилетела из Дели утренним рейсом и сразу бросилась к нему выяснять, как себя чувствует Эллисон. Дэвид устал повторять ей, что навещать агента в его состоянии запрещено Уставом. Наконец, пришлось обещать ей, что завтра она сможет с ним поговорить. Что поделать, мисс Ривз всегда была на особом положении, хотя сама и не подозревала об этом… Дэвид курил сигару, размышляя, когда секретарь доложила о приходе Аарона Лайтнера.

- Здравствуй, Дэвид, - Аарон сел в кресло, некоторое время изучал ковер на полу, но потом все же решился начать разговор: - Человек, который, возможно видел интересующее нас лицо, сейчас в отъезде. Придется ждать до следующей недели, еще пять дней. Остальные, как и следовало ожидать, ничего не помнят.

- Еще одна плохая новость... не много ли для одного утра? - задумчиво проговорил Дэвид. - Сегодня у меня была Джесс Ривз. Впрочем, ты, наверное, уже знаешь.

- Знаю. Что ты намерен делать?

- А у меня есть выбор? - Дэвид пожал плечами. - Удовлетворить ее прихоть.

- Я должен был спросить более прямо, - махнул рукой Аарон. - Что ты намерен делать с агентом Эллисоном? Если мы и дальше будем форсировать его память, это может плохо закончиться.

- Знаю. - спокойно ответил Дэвид. - Но агент Эллисон не желает вспоминать. Или не может. В данном случае это не имеет значения. В Ордене фактически работала тайная организация. Если бы случайность - а нам еще предстоит разобраться, что произошло в ту ночь в лаборатории - эта организация действовала бы еще очнеь долго. И никто не знает, чем бы это закончилось для Ордена. Мы даже не знаем, кто конкретно содержался в той лаборатории - быть может, все это - только начало, и скоро пред нами предстанет их могущественный покровитель. Орден в опасности. И я, как его Глава, буду использовать любую возможность для того, чтобы найти слабое звено. Мне искренне жаль Эллисона. Но у меня нет другого выхода. Только риск.

- Только риск... - эхом отозвался Аарон, подумав о том, что сейчас они мало чем отличаются от того, кого называют Боссом. От такого сравнения стало нехорошо. - У меня есть непроверенные сплетни, Дэвид, что к разгрому в лаборатории приложили руку наши бессмертные друзья.

- Кто? - быстро спросил Тэлбот.

- То ли Проповедник, то ли Друид. Здесь мнения расходятся. Опять же, это может быть вымысел. Бессмертные не стали бы дожидаться взрыва.

- Они могли его и не дожидаться. Но все это - блуждания в потемках. А нам нужны факты. И новые агенты. - Дэвид открыл утреннюю газету и, поискав глазами, заинтересовавшую его информацию, указал на статью. С фотографии смотрела молоденькая девушка совершенно непотребного вида. - Ты, наверное, не слышал никогда группу "Killer Queen"? Правильно. А я, почитав как-то интервью с этой молодой леди, заинтересовался. В ее песнях - странные сюжеты. Очень странные. И сама она непростая. Шарлота Корнель. Француженка с весьма богатой биографией... Ее родители обладали серьезными телепатическими способностями. В свое время оба получили приглашение работать на Орден... Ты слушаешь меня, Аарон?

- Частично, - уклонился от прямого ответа Аарон. - Задумался. Ты говорил что-то о молодежной группе? Нет, никогда не слышал.
Сначала он задумался о том, стоит ли проверять слухи о бессмертных, которые якобы разгромили лабораторию. Нет, слишком невероятно, чтобы быть правдой. Придется искать другие пути. А других путей и нет... Единственной ниточкой к таинственному боссу был Стивен Эллисон. Методы Дэвида не выдерживают никакой критики, но у них нет выбора...

- Я говорил о девушке по имени Шарлотта Корнель. Участнице этой группы. - сказал Дэвид. - Мне кажется, что она обладает необычными способностями. Я хочу, чтобы ты занялся ею.

Аарон взял газету и бегло прочел заметку. - Хорошо, я займусь этим. - Спорить было бесполезно. Он был уверен, что девушка самая обычная, как тысячи других подростков. А Дэвид просто хочет занять его чем-то, чтобы не мешал и дальше работать с Эллисоном.

- Вот и прекрасно, - подытожил Дэвид. - Пожалуйста, держи меня в курсе. О результатах своей работы с Эллисоном я тебе сообщу. Если будет, что сообщать. Вечером мы с тобой должны еще раз пробежаться по ряду досье. У меня пока все.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Чт Июн 25, 2009 1:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль 1983 года.

Лондон

Эрик. Шарлотта Корнель

- Я знаю, что ты идешь за мной. – Шарлотта досчитала до десяти и обернулась. – Эрик. Здравствуй. Если тебя больше не пугает моя шевелюра, то ты, возможно, порадуешься за меня. Мою группу пригласили выступить на фестивале. На каком – не скажу. Все равно не поймешь.

Эрик остановился. Вот она, его Шарлотта. Глаза испуганные и тревожные. И выражение решительности на лице. Он следил за ней уже девятнадцать лет. Он ждал ее. Маленькое воплощение своей мечты. В ту ночь, когда он увидел это беззащитное существо с восхитительными серо-голубыми глазами, он поклялся, что сделает ее счастливой. Что даст ей то, чего не смог дать ее предшественницам. Шарлотта Лестер, бесстрашная рыжеволосая ведьма, подарившая ему знание об Акаше и ее врагах. Она умерла по страшной, немыслимой случайности. «Это несчастный случай, Эрик», - уговаривала его Маарет, ставшая свидетельницей той древней истории. Шарлотта Кордэ, хрупкое и застенчивое сокровище и жертва подлой политической интриги. Когда ее голова скатилась с эшафота, Эрик думал, что сожжет этот мир. Но жажда мести взяла свое.

Все эти годы он наблюдал за семейством несчастной Шарлотты. Маленькая, растерзанная жизнью семья крепла и разрасталась, несмотря ни на что. Они жили в бедности, но гордость не позволяла им идти на компромиссы. В конце концов, они победили. А потом появилась маленькая Чарли. Он очень быстро почувствовал, что это она. Также, как и ее предшественницы, она видела Королеву и слышала голоса ее врагов. На этот раз промаха не будет. Он не допустит ее глупой гибели, чего бы ему это не стоило.

- Я рад, Чарли, - мягко сказал Эрик и приблизился. – Ты снова бродишь одна по городу. Это опасно.

- Но ты же всегда со мной, ведь так? – она взъерошила короткие волосы и уставилась на него с вызовом. – Скажи, тебе нужна я или мои страшные сказки о ведьме, которая не умеет говорить? Могу предоставить как себя, так и сказку. Жила-была прекрасная Королева. Однажды она убила своего мужа, чтобы стать свободной и довести свое дело до конца. Но страшная-страшная рыжая ведьма без языка восстала из пепла, чтобы съесть ее сердце и мозги. А ее страшная-страшная сестра…

- Перестань, Шарлотта . Это не смешно.

- А кто говорит, что смешно? – удивилась она. – Почему ты перестал приходить? Бросил? Не нравлюсь такая? Прости, какая есть.

- Я всегда рядом. Просто ты меня не видишь.

Шарлотта отвернулась и буркнула. – Тогда приходи завтра. Или нет. Возьми меня с собой ненадолго? Ты ведь умеешь летать?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Чт Июн 25, 2009 5:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль, 1983

Париж.

Бьянка, Маэл.

В кафе было шумно. Группа смертных праздновала какую-то круглую дату и стоит ли говорить о том, что все приглашенные были уже порядочно навеселе? Бьянка рассеянно наблюдала за ними, но думала, похоже, о чем-то своем.

- Как вы хотите действовать, Бьянка? - прервал молчание Маэл.

- Я не могу решиться... - Бьянка оторвалась от разглядывания посетителей, и начала быстро-быстро набрасывать в блокноте лицо Форстера. Эта дурацкая привычка появилась у нее не так давно. Изображение ненавистного лица помогало ей успокоиться. - Не могу решиться, Маэл. Все так просто - вы беседуете с ним, я убиваю. Но это слишком легко. Ничто по сравнению с тем, что перенесла я и, уверена, другие бессмертные. Знаю, вы привыкли мстить сразу и быстро. Я не такая.

- Не вижу смысла в том, чтобы ждать, - резко ответил Маэл, но потом, подумав, прибавил: - Хорошо. Что вы планируете? Заставить его немного побегать перед смертью? Наверное, это ваше право.

- Я хочу предложить вам подыграть мне, но не знаю, как сделать так, чтобы вы согласились, - честно ответила Бьянка и выдернула листок из блокнота. - Таким Рэймонд был, когда мы с ним познакомились. Слишком хорошо помню лица, ничего не могу с собой поделать.

Маэл бросил быстрый взгляд на портрет.
- Ну и что из этого следует? Расскажите мне, что вы затеяли. Может быть, я и соглашусь подыграть вам.

- Ничего особенного. Вы зададите свои вопросы и уйдете в тень, сделав так, чтобы он поверил. Поверил в то, что путь свободен и он вам больше не нужен. Потом я продолжу свою игру и доведу дело до конца. Однажды я наблюдала, что может сделать с человеком вампир, просто применяя свои... - Бьянка нервно рассмеялась. - Не могу привыкнуть к тому, что говорю с очевидцем событий. Ведь вы знали ту женщину из театра вампиров, правда?

- Какую? - в памяти мелькнули лица. - Вы об Элени Дюваль? Да, мы виделись. И что дальше? Бьянка, после того, как я задам Форстеру вопросы, он действительно станет не нужен. По крайней мере, мне. И я уйду, предоставив его вам, вот и все.

- Ее фамилия была Лемерье, - зачем-то уточнила Бьянка. - Дюваль - это сценический псевдоним. Но это сейчас неважно. Значит, мы так и решим. Я пойду с вами, как мы и договаривались. Потом Форстер перейдет в мое личное пользование.... Мы договорились?

- Да. Теперь к делу, - вампир бросил взгляд на часы. - Через сорок минут он заканчивает работу. Если верить тем людям, что следили за ним до меня, то он сядет на ночной автобус и поедет домой. Возможно, зайдет в бар рядом с жилищем, выпить что-нибудь покрепче. Дома убивать нельзя - это, как я уже говорил, съемные комнаты, там все на виду. Нам ни к чему неприятности с полицией. У вас есть какой-то план или предоставите действовать мне?

- Ваш ход - первый, - улыбнулась Бьянка. - Я лишь зритель, не больше.

- Хорошо. У меня нет времени на церемонии, так что обещаю вам, все закончится быстро.

***

Рэймонд Форстер вышел из бара, на ходу пересчитывая оставшуюся в кармане мелочь. Менять крупную купюру не хотелось, ведь стоит разменять и деньги уйдут, как вода сквозь пальцы. А они еще очень пригодятся. Приходилось экономить на каждой мелочи. И как он дошел до такой жизни? Еще и погода мерзкая - снег с дождем. Рэймонд втянул голову в плечи. Ничего, в общем-то, страшного, но мокнуть не хотелось. Вот и приходилось думать: пройти пешком эти несчастные два квартала и вымокнуть окончательно или все же дождаться автобуса на остановке, но окончательно замерзнуть? Размышления прервал чей-то голос, показавшийся до боли знакомым.

- Мистер Форстер?

Рэймонд обернулся, собираясь ответить, что человек обознался, но слова застряли в горле. Вампир!
Маэл указал на припаркованую у обочины машину.

- Даже не думай о побеге. Я не собираюсь убивать тебя, не дрожи. Просто задам несколько вопросов.

Выхода не было. Поднять шум или попытаться сбежать означало смерть. Не обязательно быструю и безболезненную.

- Я...

- Позже, - оборвал его Маэл.

Желание закричать становилось все сильнее, особенно когда они выехали за городскую черту и повернули на автостраду.

- Вы что, не можете задать свои вопросы прямо сейчас?! Вампир не удостоил его ответом, продолжая, как ни в чем не бывало вести машину. Рэймонд попытался рассмотреть лицо еще одного пассажира, но никак не удавалось. Этот второй не произнес ни одного слова, он даже не мог понять, мужчина это или женщина, бессмертный или обычный человек... Но молчание! Это молчание не просто настораживало, оно убивало.

*Не обращай внимания. Считай, что меня нет*. - Бьянка послала ему сигнал и отвернулась. Рэймонд Форстер, оказывается, умеет бояться. И как! Почему она не замечала этого раньше? Предельная внимательность. Он не догадается. А потом его ожидает сюрприз. Позже.

Машина остановилась у старого дома. Похоже, там никто не жил уже много лет. Стало не по себе. Неужели они хотят убить его здесь? Рэймонд содрогнулся при одной мысли о том, что это заброшенное строение, забытое Богом и людьми может стать его последним пристанищем.

- Что вы от меня хотите?! Молчание. Вампир без малейших усилий сбил допотопный висячий замок и все так же молча втолкнул его внутрь. Было темно, хоть глаз выколи. "Закрыты ставни", - мелькнула запоздалая мысль. Но тут же вспыхнул свет. Тусклый, слабый, но все же свет. Рэймонд обернулся. Второй человек оставался в тени и не позволял рассмотреть себя. Бессмертный сел на расшатанный табурет у стола и некоторое время смотрел на него, словно раздумывая, каким способом начать его мучить.

- Что вам нужно?! - не выдержал Рэймонд.

- Информация, - соизволил ответить бессмертный. - Ты говоришь, как разыскать человека, известного как Босс и я исчезаю. Навсегда или на время зависит только от тебя.

- Босс? – Рэймонд нервно рассмеялся. - Босс! Но я… Я не могу!

- У тебя нет выбора. Но есть три минуты на размышления. Или ты, открыв мысли, честно излагаешь мне, где найти этого человека и называешь имена руководителей этой… организации или… Время пошло.

Рэймонд заходил по комнате. Решение он принял быстро, практически не раздумывая, теперь его волновало только то, сдержит ли вампир свое обещание.

- Итак?

- Я скажу! – На то, чтобы назвать известные ему координаты ушло меньше минуты. Мысли он не скрывал. – Что теперь?

- А теперь я ухожу. – Маэл прошел к двери и уже взявшись за ручку, повернулся к Бьянке: «Вас ждать?»

*он не тронет тебя. ты под мой защитой* Бьянке стоило больших усилий не рассматривать Форстера. Это опасно. Он может что-то заподозрить. *меня зовут Жан Клери. я найду тебя* Бьянка кивнула Маэлу и вышла первой.

- Что теперь? - спросил Маэл, когда они выехали на автостраду, чтобы вернуться в Париж. - Я получил ответы на свои вопросы и теперь Рэймонд Форстер мне не интересен.

- Теперь он поступает в моей личное распоряжение, - улыбнулась Бьянка. - Вы, наверное, покинете Париж? В таком случае, мне остается пожелать вам удачи в вашем расследовании. И выразить надежду, что ваши методы борьбы будут не менее сильными, чем двести лет назад.

- Я не сказал, что буду заниматься расследованием. Возможно, я никогда не воспользуюсь той информацией, что получил.

- Просто отложите ее в свое личное досье? Что ж, информация никогда не бывает лишней. Не знаю, рада ли я, что мы встретились. Я много лет мечтала найти вас. А потом, как сейчас говорят, перегорела.

- Да, отложу ее в личное досье. Можно сказать и так. Почему вы хотели найти меня, Бьянка? Много лет... У вас сейчас есть прекрасная возможность сказать мне все, что хотели, даже если я не желаю вспоминать те события.

- Хотела уточнить причины некоторых ваших поступков. Я хорошо изучила вас по рассказам ваших врагов. Но никогда не позволяла себе вытаскивать из их мыслей ваш образ. Представляете, еще до всякого Форстера я наивно полагала, что можно прожить, по мимимуму используя наши особые способности, и старалась играть по-честному. Ведь вы знали только Клери. И не подозревали, что все это время я находилась рядом. Поэтому я... Зачем я все это рассказываю? - спохватилась Бьянка. - Не вам ни мне неприятны эти воспоминания. Мы оба проиграли тогда. Хотя, не скрою, в моей истории было намного больше светлых пятен.

- Вы рассказываете потому, что больше вам некому рассказать. Вряд ли кто-нибудь другой поймет о чем речь. И, может быть, потому, что я спросил. Так что говорите, если есть желание. В Париже мы расстанемся и кто знает, встретимся когда-нибудь еще или нет.

- Я хотела увидеть вас, вот и все. Хотела передать вам письмо одного человека. Хотела узнать, зачем вы убили маркиза. Хотела понять, что за бессмертный постоянно переходит всем дорогу. Одно время я хотела вызвать вас на дуэль. Смешно звучит, правда? Но я не знала, что вы такой же Древний, как и Мариус. Однажды я проснулась с мыслью, что страшно хочу просто поговорить с вами. О тех, кому мы не смогли помочь. Я искренне вам сочувствовала, когда узнала о смерти вашего друга. Только я знала, каких титанических усилий вам стоила борьба за его жизнь, и сколько человек погибло. Это продолжалось долгое время. Потом я смирилась. Я отправилась в Реймс, о котором была наслышана, и начала все с начала. Я честно выбросила из головы все, что было связано с революцией, и стала преуспевающей владелицей казино. Чем это закончилось, вы знаете.

- Кондорсе был вашим другом? Я не знал. Теперь это уже не важно... Я убил его, потому что уже практически стоя на эшафоте маркиз мог устроить так, что там же оказались бы и те, чьей дружбой я дорожил. Тогда было сложно предсказать, что смерть маркиза ничего не изменит. Вот и все.

- Я почти его не знала, - покачала головой Бьянка. - Почти. Он не был моим другом. Я редко привязываюсь к людям.

- Мы приехали, - Маэл остановил машину неподалеку от дома, где жила Бьянка. - Теперь прощайте. Желаю вам удачи.

- Прощайте, Маэл. - Благодарю. Удача мне понадобится. - Она вышла из машины и торопливо зашагала в сторону дома.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пт Июн 26, 2009 1:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Февраль 1983 года

Лондон. Резиденция Ордена Таламаска.

Дэвид Тэлбот, Стивен Эллисон

Дэвид Тэлбот задумчиво листал личное дело агента Стивена Эллисона. Первое упоминание о его предках датировалось 1794 годом. Даже сейчас людей, вступивших в контакт с бессмертными, можно пересчитать по пальцам. В то время их было еще меньше. Парижский палач по имени Анри Сансон заинтересовал тогда Главу Ордена Реджинальда Лайтнера тем, кто был замечен в связях с вампиром. В архивах Ордена сохранился рисунок – портрет Сансона, выполненный в очень необычной для того времени манере. По сей день эксперты Ордена спорят, кто был автором этого произведения, и есть основания предполагать, что рисунок принадлежал Главе Театра парижского вампиров по имени Арман. Одному из немногих, кстати, чье имя было известно Ордену. По свидетельствам парижских агентов, которые работали в конце 18 века, Сансон обладал, пусть неразвитыми, но все же неплохими паранормальными способностями. Его старший сын Анри, однако, был самым обычным человеком. Чего нельзя сказать про младшего – Габриэля. Именно Габриэль в начале 19 века написал книгу о своем отце, где в весьма художественной форме попытался рассказать о необычных талантах палача. За подобную книгу его чуть не посадили в дом для умалишенных, но Орден вовремя спас молодого человека. Именно Габриэль стал первым Сансоном, который был зачислен в агенты Ордена. Спустя десять лет его семья переехала в Англию. Дочь Габриэля Сьюзен обладала даром видеть призраков, и ее работы стали наглядным пособием для молодых агентов. Стивен Эллисон, кстати, изначально обладал тем же даром. Остальные способности он развил, занимаясь с Аароном Лайтнером, который в свое время вызвался лично быть его учителем.

Дэвид закрыл папку и взглянул на часы. Через пять минут Стивен проснется. Хочется того или нет, но нужно продолжить работу над его сознанием. Как назло, вечером должна прийти мисс Ривз, их вечная головная боль. Угораздило же его в свое время отдать распоряжение принять в Орден близкую родственницу самой Древнейшей из бессмертных! Если бы он тогда знал, на что идет, никогда бы не совершил этой ошибки… Дэвид поднялся. «Я буду в лаборатории. Никого со мной не соединять», - распорядился он и вышел из кабинета.

Стивен сидел в кресле, обхватив голову руками. Все происходящее с ним сейчас напоминало кошмарный сон. Логическое продолжение того, тюремно-больничного. Вот только тот человек, Босс, задал свои вопросы и ушел, а Дэвид повторял из снова и снова... Про одной только мысли о том, что скоро явится Старик, голова начинала раскалываться, а содержимое желудка перемещалось к горлу. Только не это. . Вспомнить лицо или приметы Босса не получалось ни общими усилиями, ни самостоятельно. Если это будет продолжаться... Так и с ума сойти недолго. Стивен ударил кулаком по подлокотнику. Должен быть какой-то выход, непременно должен! Но вот и инквизитор явился. Стивен привычно выбросил из головы все лишнее. Сейчас начнется.

- С таким настроем мы с вами, Стивен, далеко не продвинемся, - мягко сказал Дэвид и уселся напротив. - Почему вы видите во мне врага? То, что сделал с вами Босс - это, мягко говоря, бомба замедленного действия. Я пытаюсь вам помочь и работаю с вашим сознанием. А вы упорно сопротивляетесь.

- Я не сопротивляюсь, а не могу вспомнить. Это разные вещи. А что касается бомбы... Она очень редко напоминала о себе.

- Все это - до поры до времени. Ну, не будем терять драгоценных минут. - Дэвид на мгновенье прикрыл глаза, настраиваясь на работу с агентом. - Давайте начнем с чего-нибудь менее болезненного. Вы помните вашу встречу с Рэймондом Форстером? Расскажите о ней. Дело в том, что он - один из главных подозреваемых в сотрудничестве с Боссом. Попробуем начать с него.

- Помню, - отозвался Стивен. - Я встретил его в архивах за несколько дней до его гибели и незадолго до моего ареста. Было уже поздно, я удивился, что он еще работает. И прошел бы мимо, если бы Форстер не начал на меня орать. Я не стал ругаться, взял мои бумаги и ушел. А когда вернулся... когда вернулся, решил узнать, почему он так раскричался. И нашел в его папке данные о вампирах. Больше мы не виделись. Да и разговором это назвать сложно. Остальные, до этого, можно свести только к приветсию, если сталкивались в коридоре. Мы не были знакомы.

- Хорошо, кивнул Дэвид. - А его сестра? Вы знали его сестру Миранду?

- Видел однажды, - ответил Стивен. - Но мы не говорили о работе.

- Расскажите, Стивен. Подробно. Где, при каких обстоятельствах?

- В одном доме. Я не знаю, кому на самом деле принадлежит дом. Ее держали там под арестом, а я, случайно оказавшись там, выпустил ее. Мы разошлись и больше не виделись.

- Откройте мысли, - резко сказал Дэвид.

- Да ни о чем мы не говорили, - огрызнулся Стивен, разглядывая дверную ручку.

Дэвид впился в него взглядом. - Не закрывайтесь, Стивен. Понимаю, что это делается из чувствао самосохранения. Но вы - единственный, кто видели этого человека из тех, кто в нашей досягаемости. До Форстеров. надеюсь, мы еще доберемся. Или... или не единственный?
Догадка осенила мгновенно. Дэниэл Маллой, журналист, сбежавший с агентом Эллисоном из больницы. Что если... - Ваш приятель Дэниэл Маллой тоже с ним сталкивался? Отвечайте.

Стивен пожал плечами. Уже не играет никакой роли скажет он что-то или нет. Хотелось только, чтобы это все поскорей закончилось. Старик умный, сам до чего хочешь додумается...

- Да или нет?

- Да какая разница, отвечу я или нет?! - не выдержал Стивен. - Вы сами пришли к этим выводам. Вы все равно до него доберетесь, раз так подумали! Не имеет значения, что я скажу. Или это допрос по всей форме, мистер Тэлбот?

- Это не допрос. Мы беседуем. Перестаньте злиться, пожалуйста. - Дэвид снял телефонную трубку и связался с секретарем. - Найдите мне Аарона Лайтнера. Пусть ждет в моем кабинете. Это срочно. - Что ж, вы правы, мы и так слишком долго ходим вокруг да около. Давайте перейдем к делу. Расслабьтесь, Стивен. Вы снова в тюрьме. К вам входит человек, которого вы видите впервые. Представьте себе его. Просто представьте.
Мысленный приказ. Состояние агента Дэвиду не нравилось, пять процентов из ста, что что-нибудь выйдет. Но надежда оставалось. Надо пробовать и пробовать. Любой ценой.

- В гробу я видел такую беседу, - Стивен мотнул головой и сделал еще одну попытку выбросить из головы все лишнее. Снова вторжение в память, снова обрывки воспоминаний. Как странно, за минуты переживать то, что пережил за год или два. Он уже не старался как-то контролировать процесс и отсеивать воспоминания или ассоциации. Все в одну кучу. В том числе и пережитые в свое время страхи. Пусть подавяться. Когда боль станет невыносимой, сознание просто отключится. Несколько минут тишины и покоя. А потом все сначала.

Потоки образов. Все не то. Оставалось последнее средство. Подобное вмешательство Дэвид использовал всего два раза в жизни. В одном случае ему удалось докопаться до истины, во втором его собеседник умер. Рискованно. Увы. Но выбора нет. Дэвид подошел к Стивену, и, положил руки ему на голову. Затем, сосредоточившись, направил силу мысли в его подсознание. Глубже. Еще глубже. Вот! Металлический блеск серых глаз. "Попытаешься думать о расследовании и всей этой истории - будешь гореть в аду. В прямом смысле слова. Обещаю". Почти получилось! Нужно усилить, осталось совсем немного! Передохнув мгновенье, Дэвид сделал еще одну попытку.

Кажется, все закончилось. Боль на секунду отпустила, потом вернулась, уже не такая острая. Стивен лежал на спине, но не мог понять, где находится. Да и комнаты, собственно, не было. Только теоретически он знал, что по идее она должна быть. Двигаться не хотелось. Кто-то что-то говорил, но слова не воспринимались как одно целое. Они не несли в себе информации. Так, пустышка. Гораздо интереснее было прислушиваться к собственным ощущениям. Кажется, похожее состояние описывал тот буддийский монах, с которым он познакомился... неважно. Кто-то помог подняться и сесть. Тоже неважно. Внешний раздражитель. Пусть будет, как они хотят. Теперь уже все равно.

По лбу струился холодный пот. Дэвид чувствовал себя так, словно не спал неделю. Тело Стивена Эллисона, распростертое на полу... Безумный взгляд и полное отсутствие мыслей. Ничего не получилось. Его мозг не выдержал. Все кончено. Стараясь унять дрожь в ослабевших руках, Дэвид быстро покинул комнату.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Вампиры Анны Райс -> Театр вампиров Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12 ... 20, 21, 22  След.
Страница 11 из 22

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
You cannot attach files in this forum
You cannot download files in this forum


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
: