Список форумов Вампиры Анны Райс Вампиры Анны Райс
talamasca
 
   ПоискПоиск   ПользователиПользователи     РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Тайна святого ордена. Детективный триллер...
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 20, 21, 22  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Вампиры Анны Райс -> Театр вампиров
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Вт Сен 15, 2009 7:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

2 сентября, 1983

Лондон.

Босс, Сен-Жермен.

В помещении было темно, определить, где он находится и который сейчас час не представлялось возможным. Голова раскалывалась, поэтому Сен-Жермен не сделал попыток подняться, но принялся восстанавливать в памяти картину произошедшего. Скорее всего, он здесь потому, что у одного высокопоставленного лица не хватило терпения подождать два дня и коллекционер решил, что антиквар, то есть он, просто удрал и с картиной и с деньгами. Превосходно. Но, в принципе, легко доказать свою невиновность. Вот только с моральным ущербом дело обстоит гораздо сложнее. И вообще, цивилизованные люди, как правило, выясняют недоразумения в разговоре, а не посредством таких варварских приглашений. Впрочем, что-то подсказывало, что министр здесь вовсе не при чем. Слишком грубая работа, как для него... Послышались шаги. Что же, вовремя.

Раглан Джеймс спустился вниз, вслушиваясь в мысли пленника. Он пришел в себя, проспав четыре часа после того, как с ним мысленно поработали. Слабовато для бессмертного и невозможно для простого смертного. Если похищенные досье говорят правду, этот человек представляет для науки больше интереса, чем все вампиры, вместе взятые. Но об этом - позже. Пока нужно как можно дольше удерживать его в неведении. Пусть его друзья помучаются, разыскивая его по всему городу.

- Добрый вечер, мистер Уэлдон. Я - поверенный человека, которого вы обманули. И он не склонен шутить.

- Добрый вечер, - Сен-Жермен поднял взгляд на стоящего перед ним человека. Странно как... У него не было лица. В нем не было индивидуальности, а это означало, что он тщательно скрывает ее. Чтобы определить это вовсе не нужно читать мысли, такое знание само по себе, оно приходит с опытом. По телу пробежал неприятный озноб. Никакой он не поверенный, вот что. Граф скрыл истинные мысли, оставив такую шелуху как страх, неуверенность, любопытство. Вобщем все то, что он сейчас на самом деле испытывал. - Передача картины должна была состояться через два дня. К чему эта спешка? Ваш хозяин знает об этом и должен был прибыть в Лондон только завтра, чтобы осудить некоторые нюансы. Вы предлагаете мне ждать его здесь?

- Ситуация изменилась, мистер Уэлдон. - произнес Джеймс. Этот человек скрывает мысли. Повод покопаться в них, пока тот будет спать. - Мы получили информацию о том, что вы - мошенник и намеряны нас обмануть. Нам не хотелось обращаться в полицию. Поэтому мы решил задержать вас до момента выяснения обстоятельств. Если выяснится, что мы были неправы - вас отпустят с принесением извинений. Вы сможете подать на нас в суд за моральный ущерб. если наша информация правдива, вам придется ответить.

- Ваше дело, - пожал плечами Сен-Жермен. - Вы можете пригласить независимого эксперта, если сочтете нужным. Можете также обратиться к моим коллегам. Мне не в чем себя упрекнуть за пятнадцать лет работы в этой сфере. Репутация, знаете ли, зарабатывается с большим трудом... Но вас это не интересует. - Ложь. Все ложь от первого до последнего слова. Министр и обратился именно к нему, потому что его репутация была безупречна.

- Вы не могли бы сообщить мне телефоны лиц, которые могли бы за вас поручиться?

- Эта конформация конфиденциальна, - улыбнулся Сен-Жермен. - Так как ваш хозяин обратился ко мне не как к официальному лицу.

- Жаль, - сухо сказал Джеймс. - В таком случае нам придется задействовать собственных сотрудников для проверки вашей личности.

- Как считаете нужным, - сухо ответил Сен-Жермен. Ситуация в какой-то степени даже забавляла: ведь чиновник или его настоящий поверенный будет искать его и не найдя.... Было бы весело понаблюдать, как эти два дельца перегрызут друг другу глотки. Проверка личности! Как может взрослый человек молоть такую чепуху? А вот это интересно... Попытка прочесть его мысли ни к чему не привела, не удалось уловить даже эмоции. Кто же может обладать такими задатками? Граф хмыкнул, догадавшись. Сволочи они, вот что. Инквизиторы.

- Ну что же, а теперь я вас оставлю. Скоро вам подадут ужин. Всего хорошего, мистер Уэдон. - Джеймс кивнул ему и вышел, не забыв запереть дверь. Через несколько минут этот человек выпьет воды с убойной дозой снотворного и проспит до утра. Не стоит давать ему бодрствовать ночью, когда его могут услышать.

Сен-Жермен прислонился к стене. Превосходно. Можно, конечно, долго водить их за нос, но это н выход. Сейчас предстоит вспомнить все, чему он смог научиться в плане умений, недоступных другим людям. И применить это на практике. Закрыть мысли можно во время бодрствования. А во время сна? Есть нехитрый трюк, но как же он изматывает! А еще предстоит обходиться без воды и без пищи. Это значительно подточит силы, но современная фармакология, к сожалению, не оставляет выбора.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Сен 15, 2009 7:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

2 сентября

Резиденция Таламаски

Маарет, Тэлбот, Лайтнер

Они смотрели на нее с ужасом. Как и всегда в последнее время - в этом году встречи с мистером Тэлботом и мистером Лайтнером никогда не организовывались по хорошему поводу. Лайтнер сильно сдал за оследнее время - он выглядел постаревшим и мрачным. Тэлбот, как всегда был исполнен достоинством истинного английсого лорда. - Доброй ночи, господа. - произнесла Маарет. дверь за ее спиной захлопнулась. - Я пришла, чтобы обсудит с вами перспектвы дальнейшего сотрудничества.

Аарон тщетно пытался скрыть состояние, близкое к панике. Обычно Маарет предупреждала о своем появлении хотя бы за несколько часов, в таком случае это бывал телефонный звонок. Иногда - письмо, если встреча планировалась через несколько дней или даже недель. Не повод, конечно, чтобы так волноваться, но он чувствовал, что разговор к добру не приведет. После случая с агентом Элмссоном он перестал верить в то, благополучный исход возможен. Самые худшие опасения подверждал и вид бессмертной: сейчас она не старалась смягчить стремительность движений, а значит, чем-то сильно рассержена... - Доброй ночи, - поздоровался Аарон.

- Добрый вечер. Что-то случилось, Маарет? - вежливо поинтересовался Дэвид, скрывая охватившее его чувство досады. Они не первую неделю занимались поисками человека, взявшего себе имя Босс. Тщетно. Благодаря Лайтнеру и его умелой работе с Дэниэлом Маллоем, они вычислили, кто скрывался под этим именем. Но это не дало им ровным счетом ничего. Агент по имени раглан Джеймс считался в Ордене одним из самых рядовых и непримечательных. Одно время обсуждался вопрос о том, чтобы отправить его пораньше на пенсию - этот маленький человек вряд ли мог принести какую-то пользу. Так считалось. И вот результат. Несколько месяцев назад, узнав, кто такой Босс, Дэвид рвал на себе волосы от досады. Но было поздно.

- Я хочу узнать, насколько вы продвинулись в расследовании, - холодно сказала Маарет.

Сказать, что расследование не продвигается никак  равносильно самоубийству. аарон собирался ответить, как сильная боль в левой стороне груди заставила его поереться о стену. В глазах потемнело. В самый неподходящий момент! Сердце... Аарон немного подождал, потом повернулся к бессмертной и Дэвиду. - Прошу меня простить, я оставлю вас не надолго. - Он вышел, притворив за собой дверь Думать о визите Маарет тоже было сейчас равносильно самубийству, но не думать он не мог. --- - Мы сделали все, что было в наших силах, но увы... - Дэвид развел руками, проводив Аарона тревржным взглядом. Не так давно он жаловался на боль в сердце. Только этого недоставало... - Мы, к сожалению, так же далеки от его поимки, как и прежде. Нам неизвестно, где он скрывается.

Маарет проводила Лайтнера безразличным взглядом. Когда-то она подружилась с его предком, Рэджинальдом... С некоторых пор она предпочитала не вспоминать об этом периоде. - Дэвид, все серьезнее, чем вам кажется. Похищен мой смертный друг. В связи с этим мне бы хотелось прочесть все, что в ваших архивах имелось на графа Сен-Жермена. Советую вам сделать это как можно быстрее.

- На Сен-Жермена?! Но... - Дэвид взял ключи от архива и пригласил Маарет следовать за  ним. Не время сейчас задавать вопросы, хотя очень хотелось спросить, какое отношение может иметь граф к смертному другу. Нет, он думает не о том. Реальность гораздо страшнее, а разум просто ищет возможность избежать потрясения. Похищен ее смертный друг. В их архивах были свидетельства того, что делали с людьми бессмертные из мести за  тех, кого выбрали себе в друзья. Не приведи Бог...  

Маарет наблюдала за тем, как Дэвид Тэлбот роется в архивах. Лицо Тэлбота медленно приобретало землистый оттенок - в него сошел привычный лоск и маска спокойствия. Досье на Сен-Жермена пропало. Хваленая система охраны Ордена не сработала - ловкий мошенник обхитрил все свое руководство. Маарет охватило отчаяние. - Дэвид? Я жду.

- Документы исчезли, - устало сказал Дэвид. Изворачиваться не имело смысла.

- Дэвид... - Маарет говорила спокойно. Со стороны их разговор можно было принять за беседу старых друзей. - Если с моим смертным другом что-то случится, я уничтожу Орден. Я сотру его с лица земли, как лабораторию, что создал ваш коллега по прозвищ Босс.

- Маарет, я готов поклясться, что ни я, ни Аарон не имеем к этому никакого отношения! - воскликнул Дэвид. Кошмар начал превращаться в реальность, притом слишком быстро. - При чем же здесь Орден и наши сотрудники? Мы сделаем все возможное, чтобы его найти, но... Почему вы так уверены, что к исчезновению вашего друга причастна Таламаска?

- У вас есть три дня, чтобы дать мне исчерпывающий ответ о местонахождении этого человека. - Не говоря больше ни слова, Маарет повернулась к нему спиной и покинула архив.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Ср Сен 16, 2009 1:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

2 сентября.

Лондон.

Бьянка, Маэл.

Поиски невероятно усложнялись тем, что возможные свидетели произошедшего просто ушли с места событий. И уже совсем маловероятной казалась перспектива найти именно того человека, который бы заострил внимание на до чертиков обыденном эпизоде: человек садился в машину. Правда, существовала возможность, что какой-то незадачливый поклонник обратил внимание на Маарет: ее внешность запоминалась. Нескольких таких кандидатов он нашел довольно быстро, но это была попытка, заранее обреченная на провал - естественно, эти оболтусы пялились на женщину, а не на мужчину. Два часа времени и все зря. Маэл сел на скамейку, закурил уже которую по счету сигарету и стал поджидать Бьянку.

- Маэл! Есть! Я нашла! Едем! - Бьянка подбежала к скамейке и заговорила, аккуратно укладывая наблюдения в единое целое. - Я выкопала воспоминание в мыслях одной из актрис театра. Обежала всех актеров, выяснив, кто сегодня не участвовал в спектакле, но присутствовал в театре. Двое выходили покурить, трое сидели в соседнем баре. Остальные были на спектакле. Некоторые из них впервые в Париже - это привозной спектакль. Так вот, она из актрис обратила внимание на машину. Ей понравился ваш "граф" - во всяком случае, я обратила внимание, что она размышляла о том, что они с Маарет друг другу не подходят внешне. Еще она отметила, что у него на пальце бриллиант - он ведь носит драгоценности? У машины не запоминающийся номер, но нам повезло - четыре цифры повторяют цифры ее домашнего телефона. Если вы составите мне компанию, мы проберемся в полицию и влезем в базу всех зарегистрированных номеров. Едем?

- Разумеется, составлю, - ответил Маэл. Толку от того, что они узнали номер автомобиля, могло быть мало, а могло и вообще не быть - машина могла быть взята в прокате. Но нужно использовать любую возможность. - Вы молодец, Бьянка. Едем. Вызовем такси из бара и пойдем в полицию открыто и почти официально, незачем навлекать на себя лишние подозрения.

- Вы хотите заявить в полицию о похищении? - изумилась Бьянка.

- Нет, что вы? Запросить у них информацию об этой машине, вот и все. Зачем - им знать не обязательно. Просто я не собираюсь пробираться туда тайно, всегда найдется тот, кто тебя заметит, мы только в этом убедились.

- Да. Поняла. Едем.

***

В полицейском участке дремал симпатичный сержант. Рядом суетились еще несколько полицейских. На вошедших мужчину и женщину они отреагировали моментально, начав расспрашивать, в чем причина их визита. Бьянка выразительно взглянула на Маэла - в данной ситуации лучше всего объясняться ему.

Не долго думая, Маэл объяснил их визит тем, что в машине была забыта сумка с не очень большой, но все же достаточно внушительной суммой денег и прочими мелочами. Да, они запомнили номер, так как последние цифры напоминают номер телефона. Нет, машина была попутной, они торопились добраться до театра, времени ожидать такси не было. Были ли они на спектакле? Странный вопрос. Нет, конечно, ведь в сумке остались и билеты.

Бьянка поймала мысль полицейского - парочка его раздражала, поэтому искал он не очень тщательно.

- Давайте, я помогу вам? - Небольшое мысленное внушение. Бьянка опустилась рядом на стул и принялась просматривать базы номеров вместе с полицейским. Через двадцать минут она вышла из его кабинета и поймала взгляд Маэла. - Маэл, я выяснила, на кого зарегистрирована машина! Имя владельца - Стивен Эллисон. Надо немедленно искать этого человека. Вот адрес.

- Пойдем, Бьянка. Больше мы ничего не узнаем. - Маэл вышел на улицу, предварительно немного поработав с воспоминаниями стражей порядка.

- Стивен Эллисон. 30 лет, живет неподалеку от Сохо, не женат, работает клерком в какой-то конторе... - говорила Бьянка на ходу, перебирая мизерную информацию, которую откопала в полицейской базе.

- Стивен Эллисон, - перебил Маэл, - агент Таламаски, в данный момент находится в сумасшедшем доме, насколько я понял, по вине того же небезызвестного Босса.

- Какой ужас! - расстроилась Бьянка. - Значит, это тупик? И снова упоминание Таламаски. Она - на каждом шагу. Впервые я узнала о Таламаске двести лет назад... Я знала несчастного человека, который нашел в себе силы вырваться из этого вертепа. Когда-то он предупредил меня об агенте, который приехал в Париж, чтобы следить за мной... У них и тогда были страшные методы. Они стреляли в Сен-Жюста просто для того, чтобы посмотреть, как на это отреагируют его бессмертные знакомые, представляете? Удивительно, что они ничего не сделали вашему другу, он был идеальной мишенью для них, если я правильно понимаю их логику. Женщина, которая вошла в историю, как жирондистка Шарлотта Кордэ, кстати, тоже принадлежала к этой организации. Правда, и ее это не спасло - она увлеклась контрреволюционными идеями. Черт возьми, с вами я постоянно думаю о том периоде, хотя столько лет о нем не вспоминала.

- Революционными идеями? - прищурился Маэл. - Бьянка, вы что, серьезно верите в то, что она совершила преступление из-за революционных идей? Нет, вы ошибаетесь. Шарлотта Кордэ действительно была агентом Таламаски, у нее было задание - любой ценой разыскать Жана Клери, войти с ним в контакт. Чем она и занялась. Не скажу, что я особо интересовался подробностями, но в то время ходили слухи, что с Кордэ в тот вечер был спутник, он представился аптекарем... Он скрылся, естественно. Так что это еще вопрос, кто на самом деле совершил то преступление.

- О чем вы говорите? - Бьянка резко остановилась. - История с Кордэ известна до мелочей. Она имела связи с жирондистами. С Шарлем Барбару в частности. Она наплевала на этот Орден, иначе выдала бы его с потрохами. Ведь на процессе.. на процессе она говорила... - Бьянка на секунду замолчала. - Каким еще аптекарем?

- Мало ли, что она говорила на процессе. И я не исключаю, что она могла иметь близкие связи с тем же Барбару, почему бы и нет? Но факты - вещь упрямая. Кордэ была агентом. А об аптекаре пыталась рассказать женщина, которая служила в доме Марата, но ее, естественно, никто не слушал. Кроме Сен-Жюста.

- Он пытался со мной поговорить, но я сделала все, чтобы навсегда отбить у него это желание, - тихо проговорила Бьянка. - Черт, черт, черт! Маэл, вы хотите сказать, что все это могло произойти не из-за политики, а ... из-за Клери? Что это не было происками жирондистов? Что это был просто очередной трюк? Что с ней в ту ночь был еще какой-то агент?

- Я ничего не хочу сказать, - мягко ответил Маэл. - Это просто догадка, которую не так давно подтвердил граф, хотя он и избегает говорить о тех событиях. Так же, как и я.

- Да кто такой этот граф? - воскликнула Бьянка. - За последний день я столько о нем слышала, а теперь оказывается, что он к тому же еще и имеет какие-то свои мнения о тех событиях!

- Вы когда-нибудь слышали о Сен-Жермене? - спросил Маэл. - Это он и есть.

- Сен-Жермен? Но он же... Маэл! Значит, это он был в Париже в ту ночь, когда я расправилась с Форстером! Значит, это его медальон! - Мысли разбегались. Бьянка коротко пересказала свою встречу в казино. Затем вытащила из сумочки золотой медальон, который когда-то принадлежал Сен-Жюсту. - Вот эта вещь. Скажите, вы верите в силу вещей? В то, что можно найти человека, обладая его вещью?

Маэл покачал головой, но не смог удержаться от улыбки - Бьянка говорила сейчас так, как говорил бы Сен-Жюст.

- Нет, не верю. И, потом, этот медальон слишком долго был у других владельцев, если на то пошло. Что за мистика?

- Я на всякий случай спросила, - смутилась Бьянка. - Сегодня слишком много разговоров о Сен-Жюсте, наверное, попала под влияние его идей из прошлого. Но все же, мне кажется, что наличие у нас медальон Сен-Жермена может как-то помочь. Таких совпадений не бывает! Просто пока не знаю как. И мне не дает покоя то, что вы сказали. Если все так и есть, то к Таламаске у меня совершенно другие счеты. Наверное, трудно поверить в то, что бессмертная чуть не ушла на солнце от отчаяния из-за потери человека, которого знала всего несколько месяцев. А ведь так оно и было... Простите, что говорю об этом. Все, теперь к делу. Моя версия с машиной себя не оправдала. Предлагайте свою. Теперь, когда граф для меня больше не безликая фигура, я готова помогать с еще большей готовностью.

- Бьянка, возможно, я и являюсь параноиком, но мне кажется, что здесь действительно не обошлось без Таламаски. Я предлагаю проверить вот что... Форстер в свое время назвал мне координаты Босса. Предлагаю пойти и проверить его. Другой вопрос - скоро рассвет. Отвратительно, если он настигнет нас не в убежище. И я бы хотел узнать, чем закончился поход Маарет. Да, кстати, вам к Боссу ходить не предлагаю.

- В делах с Боссом я могу стать обузой, - печально сказала Бьянка. - Но не смогу побороть в себе желание пойти проверить эти координаты вместе с вами. А пока предлагаю подумать над тем, как мы можем переиграть похитителя. Сен-Жермен похищен ради того, чтобы шантажировать вас? Или для того, чтобы ставить над ним эксперименты? Если следовать логике Босса, Сен-Жермен должен представлять для него еще больший интерес, чем любой из вампиров.

- Бьянка, мне просто плохо от ваших догадок, особенно от второй. Не знаю. Сейчас пойдем домой, по крайней мере, кто-то должен знать о наших планах. Держитесь за меня, так будет быстрее.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Etelle
Coven Member


Зарегистрирован: 21.06.2009
Сообщения: 713
Откуда: Тарб (Гасконь)

СообщениеДобавлено: Ср Сен 16, 2009 2:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

2 сентября 1983.

Лондон.

Эжени, Элени.

*Беги, раз испугалась*, - Эжени отметила, что дверь незаперта и
продолжила быстро говорить что-то, рассказывая о жизни несуществующей Джейн, при этом медленно продвигаясь к старухе. Наконец, когда расстояние между ними сократилось до минимального, она прыжком подскочила к этому чудовище в образе старой женщины и впилась ей в горло.

Кровь. Старая и медлительная. Плохо утоляет голод, но поможет
продержаться эту ночь.
Какая жалость, что Элени не поддалась на уговоры позвать Армана. Он-то знает все способы извлечь из этой глупой старой черепной коробки то, что ей нужно, - Эжени сосредоточилась, стараясь поймать нужные ей образы, уходившие из сознания безумной старухи вместе с жизнью.

... Бомбардировка Лондона... две маленькие внучки, вероятно умершие уже много лет назад. Странное совпадение... конечно... неслучайное. Их действительно звали Джейн и Хелен. Тот, кто нашел старуху, все верно рассчитал....

Эжени вышла из дома, оставив распростертое тело на полу и плотно
закрыв дверь. Через месяц соседи почувствуют неприятный запах тления. Инфаркт - обычное дело в таком возрасте.

Набережная Темзы. Ничего общего с набережной Сены. Ничего не осталось, ничего. Не бывает так, чтобы спустя столетия снова услышать голос, или чтобы руки встретились.

*Эжени. Моя Эжени*
Это просто шелест листвы. Это не шепот.
И это просто луна, просто темное небо восемьдесят третьего года
двадцатого века, а не бездонная синева 1794-го.
Это просто тоска до дому, который навсегда остался в том, давно
ушедшем кровавом веке.
И это - навсегда.
Вечность, в которой они больше никогад не встретятся.
Вечность - но по разные стороны от могилы.
*Я не хочу думать, что будет, когда я оставлю тебя с твоим
одиночеством*
*Оставил. И действительно - до сих пор мне даже некому это рассказать.
Только ты и мое горе.*

Эжени почувствовала знакомый зов из относительно живого мира.
Элени.
Она зашла в кафе, стараясь говорить спокойно и присела за столик
подруги.
- Ее больше нет, - равнодушно сказала Эжени, - В мыслях - полный
провал. Ее использовали, чтобы оживить наше прошлое. Кто - неясно. А выпустили нас только для того, чтобы мы сделали следующий ход. Нас выпустил тот, кто знает твою одержимость тайнами - даже собственными и то... что я пойду на все, чтобы получить одну вещь, которую мне не передали когда-то. Точнее, теперь несколько вещей. Я серьезно - Элени, нам нужна помощь.
Она говорила, не замечая, что по лицу текут кровавые слезы.


Элени быстро-быстро мешала сахар в кофе, не задумываясь, как это выглядит. У нее был свой секрет. Больше всего на свете она боялась сумасшедших. Почему-то безумные люди вводили ее в ступор, хотя и не могли причинить зла. Но дело было не в этом. Сейчас она понимала, что ни она, ни Эжени совершенно не контролируют ситуацию. Свидетельство тому - кровавые слезы на щеках подруги, получившей из рук старушки какое-то письмо и несколько фраз, брошенных старой женщиной в тот момент, когда Элени подошла к двери. Элени подняла глаза.
- Наверное, я должна объяснить причину своего внезапного побега. Те несколько фраз, котоыре она произнесла... Это была цитата из моей книги, которая еще не вышла. Понимаешь, о чем я?

- Понимаю, - Эжени делала над собой усилие, вслушиваясь в чужую речь, - Полагаешь. Кто-то читает твои мысли? С другой стороны, кто-то мог вторгнуться в твою квартиру и прочитать это. Таламаска любит вторгаться в чужое, - зло добавила она, Так что выберем? Рациональное или мистику? И – отступимся или нас с тобой верно угадали?, - Она вцепилась в сумочку, где лежало письмо, царапая ногтями тонкую кожу.

- Нам надо собраться с мыслями. Вижу, тебя тоже выбили из колеи. Сейчас.
Элени несколько раз вздохнула. Она решила тактично не задавать вопросов о письме.
- Кто-то внушил этой женщине определенные мысли, это факт. Кто-то, кто направил меня по этому адресу. По логике вещей, если нас заманивают в ловушку, в этой квартире должна быть наводка на наш следующий ход. Мы можем вернуться и поискать ее, можем просто вернуться в Париж.

- Ты спрашиваешь меня о том, что я хочу? Я хочу жить. Вернуть себе вещь, которая прилагалась к письму и... написать ответ. Как всегда – запоздалый. Но я не считаю, что нам надо играть по чужим правилам. Но я уже поняла, что ты отправишься в тот дом. Я с тобой, - ровным голосом ответила Эжени.

- Вот и прекрасно. Пойдем. – Элени направилась обратно, легко вспоминая дорогу назад. Ей было очень страшно. Но желание раскопать эту историю было сильнее. Тот, кто затеял эту игру, должен был оставить след. Или наводку.

- Элени. Подожди идти, - Эжени взяла со столика салфетку и вытерла глаза, - Вот, - Она открыла сумочку и протянула ей письмо, - Читай. Если ты хоть как-то повредишь этот лист бумаги, я убью тебя. Читай и ответь – что похитили у тебя? И… вот что, - она подошла к барной стойке в глубине зала и попросила шариковую ручку и чернила. «Арман. Элени и я попали одна – во власть своих тайн, вторая – во власть своего прошлого. Возможно, здесь замешана Таламаска, но у нас есть все основания сомневаться и кто-то делает вид, что это – Таламаска. Если от нас не поступит известий в ближайшие месяцы – эта тайна проглотила нас без остатка. В таком случае прошу тебя при следующем визите в Париж зайти в мою мансарду – адрес тебе известен. Старинная гравюра прикрывает неплотно проложенную кладку стены, а нажатие выступающего кирпича откроет дверцу сейфа. Код: три щелчка вправо, семь налево, одиннадцать направо. Внутри сейфа ты найдешь лакированную шкатулку. Ключ у меня, а шкатулку следует бросить в огонь, не открывая. Довольно моих тайн достались чужим рукам. С неизменной любовью, как и в прошлом, Эжени.»
Она вручила посыльному стофунтовую купюру и повернулась к подруге.
- Письма из могилы… Пусть будет так. Жаль одного – если все закончится плохо – ответ на _мое_ письмо будет передавать неоткуда и вникуда… Она уставилась невидящими глазами в пространство, ожидая ответа подруги на заданные вопросы.

Элени аккуратно сложила письмо и отдала его обратно. Потом, повинуясь внезапному порыву, обняла Эжени.

- Не плачь, пожалуйста. Мы отомстим им и заберем твои письма. Или книгу. Или что ты там хочешь у них забрать? Мой секрет не так трагичен, как твоя история. Просто я бываю сентиментальна. Просто я храню вещи, связанные с людьми, которые в какой-то период жизни были мне дороги… Не так, как тебе Камиль Демулен. Таких историй в моем прошлом нет… По-другому. Украденная у меня вещь – это серебряный игральный кубик. Она принадлежала флорентийцу Сантьяго. Тому самому, который… Ты. Наверное, помнишь его.

- Помню, - Эжени вежливо высвободилась,- Пусти меня, пусти. Иначе я наговорю тебе, что Камиль Демулен для меня более жив, чем ты, хотя ты уже двести лет со мной, а его двести лет как нет. И что до сих пор я слышу его голос повсюду – в шелесте деревьев, в звоне колоколов, в гвалте толпы… Что мне до сих пор кажется – протяни я руку на дюйм дальше – и снова удержу его руку в ладонях и не отпущу больше. Что прикосновение ветра посреди многолюдной площади заставляет меня обернуться на его прикосновение… Да, письма. Остались только письма. Остальное – смерть. И книга. Элени, зови кого-то на помощь. Я серьезно. Письмо – вместе с остальными – попало в Таламаску. Но Таламаска не стала бы бросать нам вызов – во-первых, нас двое и нас специально заставляют идти по Лондону вдвоем. Во-вторых, Элени, мы не самые интересные представители бессмертных. В-третьих, как я и сказала тебе, я против того, чтобы играть по правилам, котрые нам диктуют. Элени, я… кажется, я сделала выбор.

- То есть, ты хочешь сказать, что нам не стоит туда возвращаться? Эжени, эти подсказки – единственное, что у нас есть. Я почти ничего не знаю о Таламаске. И уверена, что с нами играет кто-то из сильных вампиров. Слишком много информации о нас известно! Слишком много подробностей! Я уверена, что должна вернуться. И вернусь, с тобой или без тебя.

- Я знаю, Элени, - мягко ответила Эжени, - Я знаю, что ты туда вернешься. Я повторяю тебе свой совет – зови на помощь Армана, Театр или кого-то из старых бессмертных, о которых мы знаем так мало. Как и ты, я уверена, что с нами играет злая воля, которой хочется стравить нас и Таламаску. Вернувшись в тот дом, ты обнаружишь подсказку, ведущую туда. Мы с тобой вдвоем могли бы уничтожить штаб-квартиру Ордена. Поэтому с нами и играют. В конце концов… нас проще всего выследить. Ты – с твоей любовью к театральности, и я… Все эти годы я намерено жила среди смертных, не позволяя себе затеряться среди них. Я намерено давала им возможность следить за собой, выслеживая их. Двести лет. Двести лет я хотел авернуть свои письма – пять писем. Все, что я написала ему, когда уехала, чтобы бросить вызов все той же Таламаске, а ему дать возможность вернуться в реальный мир и победить его. Не вышло. Ни у него, ни у меня, ни у нас. Двести лет я оставалась видимой для Ордена, а Орден был виден для меня. Они не стали бы бросать нам вызов. Их возможности ограничены. Одной меня не хватило бы, чтобы сломить их волю и страсть к накоплению награбленного у нас. Двух нас хватило бы, чтобы сравнять Таламаску с землей. И поэтому, Элени, ты иди по следу – а я отправлюсь туда. В их штаб-квартиру. Для того, чтобы сказать им об этой игре, и потому что… без помощи бессмертных им не выйти на след. Я ненавижу их всей душой. Но я выбираю кратчайший путь. К моим письмам и его книге, - последние слова Эжени сказала слишком громко, подавив слезы.

- Хорошо, - тихо сказала Элени. – Пусть будет так. Надеюсь, мы еще встретимся? Думаю, мы уже не успеем найти в Лондоне какое-то общее убежище, раз мы сейчас разойдемся. Давай встретимся в этом баре. Завтра в десять. Если кто-то из нас не прийдет, значит, это судьба.

- Хорошо, - ответила Эжени, - Я тоже думаю, что нам противостоит сила, более могуществнная, чем Таламаска и заинтересованная в уничтожении и вампиров, и Ордена - Но если я не приду… - она повторила Элени информацию о коде сейфа. Потом снова подозвала официанта с листом бумаги и ручкой, - Вот что. И еще… Если я не приду - то, уничтожив бумаги в сейфе, сожги вот это письмо. У Нотр-Дам, - Она придвинула к себе лист и вывела несколько срок:
«Дорогой Камиль…нет, снова – просто мой,
Мой ответ опоздал. Я пишу его через двести лет. Таким как я нет места там, куда уходите вы. Двести лет я была слепа и глуха. Я сомневалась, любил ли ты меня. О, эта слепота. Я никогда не прощу себе, что я уехала. Впрочем, что говорить об этом. Я передаю это письмо своей подруге на случай, если не сумею отправить сама. Ты – лучшее, что было со мной и что еще будет, если будет. Нам никогда не встретиться в вечности, но спустя века нам удалось соприкоснуться – пусть на мгновение, но такое дорогое мгновение. И снова – благодаря тебе, и снова – не мне. В оправдание могу сказать только то, что даже уходя в неведомую ни тебе, ни мне самой темноту я буду любить тебя по-прежнему. Я попробую жить. Правда. Ради нашей тайны. Ради того, чтобы перечитать Бомарше. Ради того, чтобы бродить там, где бродили мы, слышать, говорить и чувствовать – снова тобой и для тебя. Всегда твоя – даже в вечности – Эжени. 2 сентября 1983 года»

_________________
Только мертвые не возвращаются (с) Bertrand Barere


Последний раз редактировалось: Etelle (Ср Сен 16, 2009 3:32 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Ср Сен 16, 2009 3:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

сентябрь 1983 года

Лондон

Раглан Джеймс, Сен-Жермен

Раглан Джеймс остановил серебристый «Ауди» возле подземного бункера, где содержался граф Сен-Жермен. Когда-то он служил небольшим бомбоубежищем и идеально подходил для того, чтобы помещать в него пленных. Джеймс хранил это место для вампиров – именно сюда привозили будущих жертв лабораторных исследований. О нем знали только самые проверенные люди. Но они все погибли.

Вчера Джеймс покинул это убежище только после того, как убедился, что граф подчинился его мысленному приказы и выпил снотворное. Оставлять его тут бодрствующим было опасно. Его пленник был значительно сильнее простых смертных, но все-таки не обладал способностями вампира. С ним справиться будет труднее, чем с любым другим человеком, но это все равно вполне реально. А еще необходимо получить образец его крови. Пусть лаборатории сейчас нет, но она обязательно будет. А его кровь нужно обязательно исследовать.

Джеймс спустился под землю и включил свет. Затем дал мысленный приказ графу проснуться.

- Добрый вечер, мистер Уелдон. Вынужден сообщить вам, что нам не удалось найти подтверждение вашей невиновности. В ближайшие дни вы останетесь здесь.

- Может быть, вы перестанете ломать эту комедию и прямо скажете, зачем я вам понадобился? Никогда не поверю, что мой заказчик держит у себя на службе людей с вашими талантами, он не верит в мистику.

- А кто говорит о мистике? Я простой служащий. - Джеймс не скрывал издевки. - Как спалось?

- Да, конечно. Спрашивать у вас воду без примесей, насколько я понял, нереально? Впрочем, это неважно.

- Сегодня мы с вами проведем сеанс письма, - Джеймс заговорил монотонным голосом. - Вы напишете письмо моему непосредственному начальнику, а мы подумаем, как вам помочь.

- Это вы так думаете, что проведем. Впрочем, я могу и так написать написать письмо вашему непосредственному начальнику.

- Осторожно! У вас на коленях сидит крыса. И она готова отгрызть вам палец, если вы пошевелитесь. - тихо сказал Джеймс. Что ж, надеятсья на то. что его пленник легко пойдет на контакт -бесполезно. Значит, нужно понять степень его сопротивляемости.

- По вашему приказу? Остроумно. Я всегда полагал, что крысы более осторожные животные.

- Сбросьте ее на пол! - тихий и резкий приказ.

- Это можно, - Сен-Жермен бросил воображаемую крысу на пол. Значит, ему устраивают нечто вроде проверки. Как мило. И самое неприятное то, что выхода из этой ситуации он пока что не видел.

- Вот и прекрасно. А теперь расскажите мне, что за женщина была с вами в тот вечер, когда нам пришлось задержать вас. При каких обстоятельствах вы познакомились, как давно вы ее знаете... - Джеймс задал невинный вопрос, ответ на который был далеко не так прост. И он это знал.

- Это мое личное дело, которое вас не касается. Тем более, что оно вряд ли имет отношение к картине, - невозмутимо ответил Сен-Жермен, наблюдая, как нарисованная его воображением крыса сначала начала бегать по полу, а потом поднялась на задние лапы.

Джеймс усмехнулся, глядя на фокусы воображаемой крысы, которая зажила собственной жизнью у него на глазах. - А вы шутник, мистер Уелдон. - А к картине эта женщина может иметь самое прямое отношение, так как могла бы подтвердить, кто вы такой. Так как? расскажете?

- Вас интересует, при каких обстоятельствах мы познакомились? - на всякий случай переспросил Сен-Жермен.

- Да. И в каком году.

- Это случилось прктически перед падением Константинополя, - Сен-Жермен подумал, что та эпоха очень бы подошла ей. - 1453 год. Византия, к сожалению, уже тогда являла собой небольшое государство. В тот день случилось лунное затмение, которое было воспринято, как дурной знак, в тот же день император Константин отказался тайно покинуть город, чтобы возглавить  армию за его пределами. Наивный, он полагал, что без него город падет, не зная, что осажденные уже вступили в сговор с турками. Она тоже отказывалась покинуть город, я не спрашивал, что ее держало, но в конечном итоге нам удалось не только уйти, но и избежать плена.

- Сколько же вам лет? - участливо спросил Джеймс. Все это время он кропотливо изучал мысли графа Сен-Жермена. Дело шло медленно и тяжело - блуждать по глубинам его сознания было все равно, что гулять по джунглям.

- Я и сам затрудняюсь ответить, - вздохнул Сен-Жермен.

- А если подумать? - Джеймс прочертил визальный круг вокруг головы Сен-Жермена и дал мысленный приказ. С его умениями частично разобрались, пора посмотреть его восприимчивость к физическому воздействию. *огненный шар. пожар. горящие волосы*.

- Смотря по какому летоисчислению, - с готовностью отозвался Сен-Жермен, стараясь не нарушить целостность огненного шара вокруг головы. От сознания того, что все происходящее - немыслимый идиотизм, стновилось и смешно и грустно. 
- Как вы знаете, существуют григорианский, византийский, буддийский, зороастрийский, римский, юлианский и многие другие календари. Я и сам в них путаюсь... Но какое значение имеет, сколько мне лет? В документах написано, что сорок два, придется поверить тому, что есть...
Виски немного заломило. Избавиться от этого дешевого трюка или не надо? Все-таки человек старался... Сен-Жермен мотнул головой и аккуратно переместил огненную сферу на собеседника. Пусть испытает на себе собственные спецэффекты, как сейчас принято говорить. Даже не наблюдая результаты своих трудов, он принялся кормить крысу воображаемым сыром, хоть какая-то разгрузка после бесполезных, в сущности, усилий.

В бешенстве Раглан Джеймс отшвырнул от себя огненный шар. Подобной дерзкой выходки на его памяти не позволял себе никто. Он сосредоточился на мыслях Сен-Жермена. Злость придала ему сил, и он действовал с размахом. Полный паралич. Работает только одна рука. Дыханье затруднено - набрать в легкие воздуха удается с большим трудом. Зрение медленно меркнет. Вот так, дорогой граф, сейчас вы узнаете, с кем можно шутить, а с кем нельзя. Теперь подчинить сознание. *Мне нужна полная информация об истории с картиной и о том, для кого ты выполнял поручение*

* Я сейчас уйду и вы ничего не добьетесь. Отпустите.* Единственная мысль, которую удалось четко сформулировать. Обморок - не совсем то, что сейчас нужно, так невозможно контролировать себя, он готовился к защите и ничего не мог поделать, чтобы остановить вполне естесвенную реакцию. Как бы не так... Похоже, этот тип действительно разозлился, оставалось только сдать информацию. Получалось плохо: образы расплывались, мысли не были четкими, а где-то в глубине подсознания формировалась длинная, тонкая игла с драконьей головой, прообраз виденной однажды в Японии. Еще где-то билась мысль, что то, что сейчас произойдет будет иметь ужасные последствия... Так и случилось. Передав информацию, разум действительно взбунтовался, больше не было ничего, за что можно зацепиться, инстинкт самосохранения просто сбежал перед другим, совершенно животным. Раскаленное докрасна острие легко вошло между шеей и основанием черепа, а крик человека, переходящий в вой, доказывал, что ему удалось совместить теорию с практикой.
Все. Медленная и мучительная смерть ему обеспечена. Если человек сам не умер, конечно. Закрыв глаза, Сен-Жермен подумал о том, что даже не знает, какому божеству следует помолиться напоследок - в мире слишком много религий.

Джеймс отступил. Мгновенная боль парализовала, из носа хлынула кровь. Этот человек оказался значительно сильнее, чем можно было себе предположить. Значит, держать его не имеет смысла. Есть Джесс, и это - намного более легкий путь.
Этот человек все равно должен умереть, есть ли разница, когда это произойдет.
Джеймс вытер рукавом лицо и достал пистолет с глушителем. Две осечки. Черт знает что такое! Выстрел. Голову снова сдавило болевым спазмом. Сен-Жермен тем временем дернулся и затих. Контрольный выстрел и снова осечка. Джеймс выругался - он и не знал, что в пистолете был всего один патрон. На всякий случай он сконценртировался на своем пленнике и мысленно нанес ему сокрушительный удар.
Тепреь он не оправится.
Надо уходить.
Он пощупал пульс. Пульса нет, дыханье остановилось. Печальный финал для человека, прожившего несколько сотен лет, не являясь вампиром. И особенно жаль, что его возможности так и не удалось исследовать в лаборатории. Уничтожив все следы своего пребывания, Раглан Джеймс выбрался из бункера и направился к машине.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2009 7:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Бьянка

***
- Послушай, Клери, это правда важно!
- Я же сказала. Нет.

Люксембургский сад. Сентябрь. Первый день в Париже. Спешно покидая этот город два месяца назад, Бьянка была уверена, что не вернется. Она все еще оставалась во Франции, но практически не выходила из своего убежища. Это был заброшенный лесной домик неподалеку от Авиньона. Она выходила из него только, когда голод становился невыносимым – все остальное время не могла заставить себя выкарабкаться из апатии и в основном спала под землей.

В середине августа ей впервые приснился Сен-Жюст. С тех пор его образ преследовал ее постоянно, пока она не решилась повидаться с ним перед окончательным отъездом. Сен-Жюст был сдержан и, кажется, очень старался не говорить с ней о Марате. А потом резко выпалил: «В этом убийстве все не так просто. Я провел собственное расследование. И предполагаю, что в деле замешан еще один человек». Однако Бьянка не стала его слушать и запретила говорить об убийстве. Все кончено. Марату не помочь. И тогда он заговорил о Сен-Жермене, и превратился в того Сен-Жюста, которого она однажды наблюдала у дома Страффорда.

…Пуля застряла, он чудом выжил…

***
Бьянка резко открыла глаза. Темная комната, подвальное помещение, оборудованное красиво и со вкусом. Видимо, своеобразный вариант «комнаты для гостей». Она в доме Маэла, и вчера они так и не смогли продвинуться в поисках.

Рука сжимала медальон. Если бы она знала, что тот человек в казино – это граф Сен-Жермен, она бы задала ему тысячи вопросов. А может, и нет. Может, просто поблагодарила бы его за то, что он так много сделал для ее друга, сам того не зная. Теперь он в руках маньяка со страшными глазами. Под утро, обсуждая с Маарет и Маэлом сложившуюся ситуацию, они пришли к выводу, что развязка дела может быть неоднозначной. Маарет была уверена, что Таламаска не имеет к этому отношения, Маэл настаивал на том, что в деле может быть замешан Лайтнер или Тэлбот, Бьянка молчала, чтобы не казаться пристрастной. Она, наверное, теперь всю жизнь будет во всем и всегда винить Босса…

Бьянка включила свет и принялась тщательно приводить себя в порядок. Затем поднялась наверх. Маэла и Маарет не было – все верно, они говорили, что вернутся около десяти. Сейчас часы показывали девять. Бьянка забралась в кресло и открыла первую попавшуюся книгу. «…Пуля застряла, он чудом выжил…» Сен-Жюст ей не снился много лет, и вот теперь, снова. Маэл не верит в мистику, а она, спустя столько лет, все равно пытается искать смысл в снах. Однако. Мысль о Сен-Жермене не давала ей покоя. В доме Маэла она чувствовала себя намного спокойнее, и вчерашний ужас отступил. В конце концов, Босс не всесилен, и вряд ли сможет справиться с ней без сообщников. Существует вариант, что граф мертв. А если нет? У Босса больше нет лаборатории, и в Таламаску, если судить по рассказу Маэла, ему путь заказан. Но у Босса было другое помещение. Бункер, в котором ее держали несколько дней перед тем, как окончательно перевезти в лабораторию. Однажды, пытаясь выбраться, она слышала, как над землей говорили люди. Они упоминали маршрут автобуса – кто-то спрашивал, как добраться отсюда до центра. Это значит, что убежище где-то на окраине. И маршрут - №96. У нее есть час, чтобы попытаться поискать. Смелее. Прихватив для верности медальон, Бьянка вышла из дома и направилась в центр, чтобы собрать информацию о нужном маршруте.

***

Часы показывали одиннадцать. Как некрасиво получилось – наверняка ее уже ищут! Но, почувствовав охотничий азарт, Бьянка уже не могла остановиться. Она единственная может найти то место. И только она может выкопать в памяти эти воспоминания. Дом. Дерево. Сердце застучало. Да. Это похоже на то место. Бьянка изо всех сил вслушивалась в мысли людей, пытаясь поймать среди них Сен-Жермена.

«…Пуля застряла, он чудом выжил…»

Бьянка заметалась. Слабая мысль из-под земли.

*Граф, я здесь, но не могу понять, как вас найти. Дайте мне знак*

Поблеск сознания и снова темнота. И так бывает. Он приходил в себя дважды, достаточно, чтобы составить для себя ясную картину: отсюда не выбраться. Сколько он сможет так держаться, без воды и пищи? Дольше, чем продержался бы обычный человек, но сколько? Очень много сил ушло на безуспешную попытку привести сюда кого-нибудь, но страх оказался сильнее, нежели внушение: человек убежал. Вторая попытка заключалась в том, чтобы попробовать хотя бы открыть дверь, но подобные вещи никогда не были его сильной стороной. Сейчас когда сознание прояснилось, Сен-Жермен осознал, что в комнате душно, очень душно. Вот и еще одно испытание. Смерть от голода или от жажды или от удушья. Что выберете, господин граф? Последняя отчаянная попытка позвать кого-то. В этот раз успешно - он был услышан. Пришлось бросить последние силы на то, чтобы дать как можно более четкий ответ.

Он ответил. Тепреь Бьянка двигалась в верном направлении, стараясь не терять ни на секунду его мыслей. По всей видимости, с графом что-то сделали. ЧТо именно, представлять себе не хотелось, чтобы не растерять решимости. Главное, успеть, пока он не потерял сознания. Неприметный домик. Гора мусора, шприцы и банки из-под напитков. Чопорные англичане, оказывается, тоже гадят у себя на окраинах. Бьянка изо всех сил навалилась на запертую дверь и бросилась вниз, машинально считая ступеньки.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2009 7:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь, 1983

Лондон. (продолжение)

Бьянка, Сен-Жермен, Босс // Шарлотта, Эрик // Эрик.

«Опоздала».

Это было ее первой мыслью. Сен-Жермен лежал на полу и, казалось, что он не дышит. Однако, первое впечатление оказалось обманчивым.
* Я знаю, кто вы. Не тратьте силы на разговоры - мы будем общаться мыслями. Вы ранены? Вы можете идти?*

*Не знаю. Наверное.*

Бьянка склонилась над графом, оценивая степень нанесенных ему повреждений. Его мысли были закрыты лишь наполовину – очевидно, он хотел ей помочь. Тот, кто его похитил, был сильным экстрасенсом. Тот, кто его похитил, ушел отсюда, посчитав его мертвым – графу удалось войти в состояние клинической смерти. И, по всей видимости, отпинал ногами уже «мертвое» тело, вымещая на нем свою злость.

* Вас ищут Маэл и Маарет. Держитесь, мы находимся не так далеко от них*

Вытащить его. Найти машину. Гнать ее к Маэлу как можно скорее. Он сможет привести в чувство своего друга.

***

Разговор с Эриком не привел ни к чему хорошему. Пустая трата времени. Не то, чтобы бессмертный так прямо обвинил его в похищении, но это угадывалось. Нужно избавиться от тела, вот что. Единственно верное решение, как жаль, что он не захотел возиться с трупом раньше, как только пристрелил наглеца. При воспоминании о тех событиях рука сама потянулась к затылку. Он выругался. Посторонний "предмет" вызывал сильнейшую боль, попытка убрать "иглу" закончилась тем, что теперь невыносимо болела не только голова, но и позвоночник словно жгли огнем. Первая попытка избавиться от этого вмешательства закончилась потерей сознания, вторая привела к тому, что практически любое движение заставляло его стонать. Изменилась даже походка, будь оно все проклято! Если бы мог, убил бы его еще раз. Медленно. Очень медленно. Уже у бункера ему открылась картина, которая заставила поверить в то, что мечты все-таки сбываются: в ничем не примечательную машину садились не кто иные, как Куртизанка собственной персоной и граф, будь он неладен!

***

Водитель оказался веселым толстым мужчиной, с мыслями которого даже не пришлось особенно работать. Увидев красивую блондинку, он с готовностью вызвался отвезти ее и ее спутника по указанному адресу. Он весело болтал, пока Бьянка усаживала графа в машину. Наконец, устроив Сен-Жермена поудобнее, Бьянка вздохнула, откинувшись сиденье.

Неожиданно Сен-Жермен уловил оттенок мысли о себе, тут же нарисовался и образ того, кто о нем думал. В редких фонарей он приближался странной, дергающейся походкой. Видимо, человеку было очень больно двигаться, это доводило его до бешенства. Конечно, он вернулся к бункеру, увидел, что там никого нет и свежие следы. Дурак бы догадался... А он был далеко не дурак и понял, что сейчас произошло на дороге. *Он идет сюда.*

- Поехали! – Бьянка положила руку на плечо водителя и вздрогнула.

На нее смотрели остекленевшие, безумные глаза.

- Вы. Никуда. Не пойдете.

Водитель сжал губы и нажал на педаль газа. Секунда, и он въехал в вырулившую на дорогу машину. Звон разбитых стекол, проклятья, и плач. Все произошло слишком быстро. Водитель захрипел, разбитая голова упала на руль. Где-то завыла полицейская сирена. Полицейские были близко - только что закончили разбираться с аварией на дороге. ... "Вы задержаны за управление машиной в нетрезвом виде"...."Сейчас вас доставят в наше отделение, там и будем разбираться..." Полицейский, который подошел первым, схватился за голову - сейчас над его мыслями "работали" по меньшей мере двое. Бьянка пыталась заставить его отпустить их, Босс делал свое дело, внушая нужные рекомендации.

Дальнейшее напоминало кошмарный сон. На запятьях щелкнули наручники, кто-то сильно рванул за скованные сзади руки. Опасный преступник, которого давно разыскивают. Сен-Жермен с удивлением узнал, что подозревается едва ли не в шпионаже. Было и это, только двести лет назад... Значит, им займутся структуры отнюдь не безобидные. Их методы внушали ужас и отвращение еще тогда, а что будет сейчас, с развитием прогресса? Об этом лучше не думать. *Уходите. Рассвет вас не пощадит*. Он повернулся к вампирке, желая убедиться, она тут же последует совету, но резкий окрик, а потом и ощутимый удар заставили отказаться от этого намерения. Старший по званию куда-то звонил. Интересно, сам или по подсказке?

***

Тот же вечер.
Лондон, ночной клуб «100»

В ее круглых любопытных глазах плясали веселые искорки. За эти месяцы Шарлотта, казалось, повзрослела и поняла, что именно хочет от этого мира. Ее группа успешно выступала по лондонским клубам, и имела своих почитателей. А Эрик просто радовался ее триумфу и приходил, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. Вот и теперь, сидя перед ее концертом в клубе, он слушал ее болтовню, радуясь, что совершенно не думает о Джеймсе и всей этой истории, вышедшей из-под контроля.

- Пожалуйста, еще один двойной джин-тоник! – звонко сказала Шарлотта официанту.

Это был третий бокал. Эрик не смог скрыть тревоги.

- Ты что, думаешь, это настоящий? Глупый, это же имидж! Я пью просто воду. У меня непереносимость к спиртному, но положение обязывает, - доверительно зашептала Шарлотта и заговорщицки ему подмигнула.

Эрик рассмеялся. С ней было легко и спокойно. Из головы не выходил последний разговор с Джеймсом. Все пошло не так. Убийство графа Сен-Жермена – любимой игрушки Маарет – совершенно не входило в его планы. Вся затея с этим похищением изначально ему не нравилась, а тут еще Джеймс потерял над собой контроль и наделал глупостей. Если Маарет об этом узнает, начнется война. И не надо никаких предсказаний, чтобы знать, чем она закончится.

… так вот, - продолжала болтать Шарлотта, - В этом фильме меня особенно потрясло, что эти существа уничтожают себе подобных. Знаешь, Эрик, мне кажется, что нет ничего более мерзкого. Их ведь и так не так уж много, они похожи по сути, они живут одним и тем же, и - убийство. Зачем? И станет ли счастлив тот, кто напьется крови таких же, как он сам? Там не про кровь, но это я специально выражаюсь так, чтоб тебе было понятнее.

- А что такого в убийстве себеподобных? – заинтересовался Эрик.

- В том кино? Все просто. Это были ненужные и бессмысленные убийства. Главный герой сделал одну ошибку, и это потянуло за собой черт знает что! Ему пришлось постепенно убивать разных свидетелей, чтобы об этом ничего не узнали, а потом оказывалось, что свидетели эти уже рассказали об этом кому-то еще. И он убивал дальше, и так – пока не началась настоящая война и они все друг друга не перебили. Я вот, например, никогда не вру. Знаешь, почему? Потому что соврешь один раз – а последствия разгребаешь год. И всегда найдется кто-то, кто в самый неподходящий момент придет и скажет, что все было не так.

- Наверное, ты права, - задумчиво сказал Эрик.

*Объект №1 в полицейском участке на Риджент-стрит. Решаю вопрос*

Джеймс. Четкая и ясная мысль. Объект №1 – Бьянка Сольдерини, печально известная для него, как Жан Клери. Эрик поднялся. Нужно посмотреть, что он задумал, пока все зашло не так далеко.


***

Бьянка оглядела полицейский участок. Трое, один только что вышел. Сейчас, когда граф, наконец, пришел в себя, можно подумать о быстром побеге.

- Простите, я не знаю вашего имени, - Бьянка обратилась к старшему по званию. - Мне бы хотелось связаться со своим адвокатом. Полицейский протянул ей сумочку и поднес телефонную трубку.
- Да, конечно. Звоните.

Ругая себя за неумение содержать свою сумочку в надлежащем виде, Бьянка откопала, наконец, визитку с адресом и телефоном Маэла. Долгие гудки. Автоответчик.

- Мистер Страффорд? Вас беспокоит ваша клиентка. Бьянка Сольдерини. Я попала в сложную ситуацию. Прошу вас, приезжайте. Мистер Уелдон со мной. - Она продиктовала адрес полицейского участка.

Бесполезные вопросы и такие же бесполезные ответы. Только на этот раз все гораздо серьезней, не удастся ответить так, как он привык отвечать. Имя. Фамилия. Адрес. Год рождения. На остальные он согласился отвечать только в присутствии адвоката. Сен-Жермен попросил воды и снять наручники. Полицейский кивнул и уже было потянулся за ключами, как его взгляд остекленел, покорный чужой воле. Босс. Здесь. Ослепленный злобой и жаждой мести, а также неожиданно свалившейся непроходящей болью в позвоночнике и затылке, Босс был готов убить его медленно. Он ехал следом – вызвался свидетелем аварии. Кто бы сомневался...

… Раглан Джеймс смерил взглядом вампирку и графа. Она вызвала сюда Маэла. Что ж, значит, пора. В конце концов, изначально перед ним стояла задача уничтожить тех, кто знал о Лаборатории. Главная героиня той драмы сейчас полностью в его власти. Манипулировать людьми он учился много лет, и в этом ему нет равных.

*Тебе необходимо взорвать участок. Прямо сейчас*. – Джеймс отступил. Сержант, послушный его воле, выполнил приказ молниеносно.

В момент, когда раздался взрыв, Бьянка почувствовала, как неведомая сила подхватила ее и Сен-Жермена. Огонь остался позади. И все погрузилось в мрак.

***

Не отвечая на призывы Джеймса, Эрик мчался к дому Маэла. Только что он спас Бьянку и Сен-Жермена и перенес их в безопасное место. Дальше пусть выбираются сами. Шарлотта права, пусть и мыслит, как ребенок. То, что он задумал – немыслимо. И намного страшнее, чем его деятельность с лабораторией. Маарет должна понять. Не может не понять. Он всегда был лучшим из ее друзей. А друзьям прощаются ошибки.

- Маарет, мне нужно с тобой поговорить…. Это очень важно… Я совершил страшную ошибку и больше не могу с этим жить…

Эрик говорил долго. О том, как много лет назад решил изучить их природу, воспользовавшись последними чудесами техники. О том, как нанял человека по имени Раглан Джеймс и дал ему возможность основать лабораторию. О том, как отслеживал молодых вампиров – отморозков и направлял их к Джеймсу для исследований. О том, как однажды слишком поздно узнал про то, что Джеймс, преступив его запрет, взялся за более древних бессмертных. О том, как, узнав про гибель лаборатории, тщетно пытался разыскать Джеймса, чтобы его уничтожить.

- Только сейчас я понял, что я наделал. Если хочешь, уничтожь меня.
Эрик склонил голову в ожидании ее вердикта.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Etelle
Coven Member


Зарегистрирован: 21.06.2009
Сообщения: 713
Откуда: Тарб (Гасконь)

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 2:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

2 сентяюря 1983 года.

Эжени, Таламаска.

После того, как Элени покинула кафе, Эжени закурила и некоторое время оставалась в молчании, прикрыв глаза рукой. *Как я могла ждать двести лет. Двести лет... мои письма человеку, который посвятил последние минуты перед вечностью мне, находились в руках этих гиен. Я не имею права медлить ни секунды, Элени. Уж прости, мне неинтересны разгадки старых тайн. Я хочу только вернуть себе радость хотя бы на мгновение, и окончательно вернуть себе покой*. Эжени подозвала официанта, попросив принести телефон.

Звонок поверенному, которому она велела в случае неполучения от нее известий в ближайшие три месяца дать ход завещанию. Состояние Эжени было относительно скромным по меркам бессмертным, дела она старалась держать в идеальном порядке, поэтому проблем не возникнет. Одна треть ее имущества, включая деньги, драгоценности и ценные бумаги должна была отойти к Элени. Арману - ее библиотека и собрание старых фильмов. Вторую треть состояния следовало обратить в деньги и передать мэрии Парижа с указанием потратить их на нужды Собора Нотр-Дам, если будет такая необходимость.

Наконец, последняя треть – это акции нескольких ежедневных газет, позволявшие им немного свободнее вздохнуть под гнетом рекламодателей и алчных политиков. Эти бумаги следовало передать в распоряжение Сорбоннского Университета, «который сможет распорядиться ими во благо народа Франции». Разговор закончился вместе с сигаретой. Теперь можно покинуть настоящее и вернуться к прошлому. Расплатившись, Эжени поймала такси и назвала адрес, который не смогла бы выкинуть из памяти никогда.

Слишком многое у нее связано с этой организацией, не меняющей своей резиденции столетиями... На полдороге она попросила водителя остановиться, решив пройти оставшийся путь пешком. Путешествие в прошлое. Она почувствовала, что задыхается. Именно дверь Таламаски закрыла для нее мир живых в далеком марте 1794 года. В апреле все было кончено. Только мертвые. И только голоса из могил, которые до сих пор звучали так ясно, что не один бессмертный оборачивался назад, пытаясь разглядеть в глубине столетий лица революционеров. Один из этих голосов принадлежал ей... возможно, ее голос тоже остался в той же общей могиле казненных дантонистов. Нет. Никаких рыданий. Только дела мира мертвых. Она снова закурила, ругая себя за смертную привычку, которая помогает успокоиться.

Эжени постучала в дверь штаб-квартиры Ордена. Дежурный неприветливо поздоровался с ней, но моментально сменил выражение лица в ответ на ее улыбку, демонстрировавшую вампирские клыки.
- Мое имя Эжени. Я желаю говорить со старшими в Ордене. Наши пути пересеклись и это – дело высокой важности, - Она не постеснялась дополнительно грубо толкнуть сознание сонного дежурного из Ордена, чтобы у того не возникло и тени сомнений в ее словах.

- Да-да, конечно, - засуетился агент. Лицо этой женщины, точнее, выражение ее глаз, не предвещали ничего хорошего. – Я позову мистера Донелли. Он сегодня дежурный. Посидите тут.

Через минуту в дверях появился мужчина средних лет весьма бесстрастного вида.
- Себастьян Донелли. Чем могу помочь, леди?

- Вы - ничем. Вы - мелкая сошка. Это видно по глазам, - *Не вспоминай. Забудь про тот старинный разговор с Сен-Жюстом*, - Или мне самой пройти в кабинет? Он ведь все там же. Да?

- Господи, о чем вы говорите? - удивился Донелли. - И почему говорите со мной так, словно я ваш враг?

Нет. - усмехнулась Эжени. - Вы - просто дурак. Но это проходит. В общем, месье, выбор простой. Вариант первый - я ухожу и завтра-послезавтра Ваш орден вполне может атаковать одно старое собрание... Вариант второй - зовите старшего. Вы мне слишком безразличны, чтобы я с Вами говорила. И - так я могу пройти в кабинет?

Эжени аккуратно отодвинула смертного и прошла вверх по знакомм лестницам. Да, они не меняются. Все те же охотники за мертвыми. Кабинет... Кресло… Господи… то же самое… старое кресло. Нет. Подоконник… Нет… Эжени присела на край стола, наблюдая равнодуно за смертным, следившим за ней пристально и недобро.


Мое пальто можно повесить в шкаф. Еще мне нужна пепельница, - Она закурила, - Так кто сменил Реджинальда Лайтнера? И стоит ли мне еще раз повторить что это вам, черт вас возьми, грозит опасность, а не мне? Или понятие рабочего дня слишком сильно въелось в подсознание?, - Она снова взглянула на смертного, - Если Вам шокируют мои манеры, советую съездить в Рим. Мадам Кардинале дает великолепные уроки поведения в обществе.


*Сумасшедшая* - промелькнуло в голове у агента. На душе стало неприятно. Мало того, что это - бессмертная, она еще и не в себе. Буйная. Кошмар. - Вы хотите поговорить с главой Ордена? - вслух осведомился Донелли.


- Месье Донелли, хотите я уйду, - Эжени глянула в распахнутое окно, - Меня как раз ждет подруга, которая сейчас наверняка держит в руках ключ, указывающий, что Таламаска в очередной раз покушается на тайны бессмертных и на рассудок самих бессмертных. Знаете, последнее – особенно неприятное оскорбление. Поверьте, нам проще уничтожить Вас, чем говорить с Вами. Я пыталась выбрать более сложный путь. Но если видит Бог – он считается безумным – то я перестану спорить с судьбой.

- Пожалуйста, присядьте, - вежливо ответил агент. Ситуация вышла из-под контроля - бессмертная ворвалась в кабинет одного из руководителей Ордена. - И изложите вашу просьбу. - Он указал на кресло в глубине кабинета.

Эжени присела на стол и с истинно французским изяществои подала свое пальто агенту.
Отправить сноваНе удалось отправить сообщение

Эжени присела на стол и с истинно французским изяществои подала свое пальто агенту.

- Пожалуйста, сядьте в кресло, - еще более вежливо повторил агент и взял пальто.

- Нет-нет, благодарю Вас, мне и так удобно, - Эжени опустила глаза, подавляя насмешку.

Агент застыл, скрестив руки на груди.

- У вас есть выбор, - повторила Эжени, - Если я - сумасшедшая вампирка - я уйду тотчас. Если вы услышали мое предупреждение - это второй выбор.

- Я не могу оценивать ваш рассудок, леди, - заметил Донелли. - Но вы в данный момент находитесь в Ордене, где есть свои законы и порядки. Если вы пришли для того, чтобы устроить скандал, не объяснив причины - ваше право. Я не могу понять, чего вы от меня хотите. Лично с вами я не знаком, и не понимаю ни смысла ваших претензий, ни - тем более - ваших оскорблений. Вы хотите сделать предупреждение Ордену? Мне лично? Или поговорить с Главой?

- С Главой.

- Хорошо, - кивнул Донелли. - Пойдемте. - Он принял решение.

Донелли провел вампирку по коридору и, открыв дверь одного из кабинетов, пригласил войти. - Располагайтесь тут.

- Тогда подайте пепельницу, - Эжени старалась просто не показвать, как ее задел вид знакомых кабинетов.

- Пожалуйста, - бесстрастно произнес агент, и поставил пепельницу на стол. - Ждите. Я свяжусь с Главой и, думаю, через четверть часа он будет здесь.

Никаких эмоций. Никаких мыслей. Просто шакалы, которые... Нет. не важно что было двести лет назад. Хочется выиграть здесь и сейчас. Эжени курила одну сигарету за другой, думая о том, в одну ли тьму уходят смертные и бессмертные. Не думать об этом. Думать о деле. Хотя бы об Элени... придет ли на помощь Арман? и не было ли воссоединние театра предначертано злой волей, которая противостоит им?

***

Дэвид Тэлбот повесил трубку. Виски сдавило болью. Это старость. Подступающая и неминуемая. Раньше подобное сообщение он воспринял бы спокойно. Но теперь.. Теперь он нервничает и сходит с ума. В здание Ордена ворвалась вампирка. Ведет себя неадекватно. Требует его к ответу. Боже мой, подобных происшествий в Ордене не случало столько лет.. И вот, снова. Отправиться туда? Поставить себя под удар и поговорить с ней? Или взвалить бремя решений на своих заместителей? Судя по описаниям Донелли, эта женщина принадлежала к театру вампиров. В архивах сохранились описания, и он неоднократно изучал их. Эжени. Бессмертная, покинувшая Театр, любовница смертного политика по имени Камиль Демулен. Боже мой, что ей понадобилось от Ордена.

Дэвид Тэлбот вызвал такси. Он – Глава Ордена и должен разбираться с этим сам. Через несклько минут он уже входил в здание. «Где она?» Доннели делает многозначительное лицо. Так и есть. Если она до сих пор принадлежит к какому-то собранию, это может повлечь за собой неприятности. Но Себастьян сделал все правильно. По инструкции. Он не виноват, что все так запуталось.

Вампирка повернула к нему лицо. Короткая стрижка, выразительные и печальные глаза. Она. Ее фотографии хранились в архиве – одна из немногих, эта вампирка вела вполне светский образ жизни и много вращалась среди смертных.

- Здравствуйте, Эжени. Я – Дэвид Тэлбот. Глава Ордена. И хотел бы знать, чем могу быть вам полезен.

- Месье Тэлбот, есть две причины моего визита. У меня есть все причины ненавидеть Ваш Орден, но я хочу предложить сегодня простой обмен. У вас хранятся мои письма и одна книга, которая принадлежит мне. А я в ответ рассказываю Вам, откуда узнала о книге, о которой, как известно из Ваших же архивов я не могла узнать. А также о том, почему Парижское Собрание скоро соберется в Лондоне, - Если он отдаст ей письма и книгу, Эжени решила уйти и подождать еще лет сто. До нового шанса.

Дэвид Тэлбот нахмурился. Во всем ее облике было нечто такое, что заставляло ей
верить. Несмотря на ее слова о ненависти к Ордену.
- О какой книге и о каких письмах вы говорите? – мягко произнес он. – Наш Орден испокон веков наблюдает за бессмертными, но мы не ставим перед собой задачи действовать, как воры и мошенники. Если у вас что-то украли когда-то, я готов в любом случае искупить вину моих предшественников.

- Я говорю о своих письмах. Я подписывала их. И книге, которая прилагалась к письму, которое недавно исчезло у вас. *Хочется просто… просто все вернуть. Письма – последний осколок
счастья. Уже невозвратимого.* - Также я прошу Вас уничтожить все упоминания в архиве, касаемые этих писем и тех, кто был с ними связан.

- Вы о месье Демулене? – Дэвид вздохнул. – Это очень непростая просьба, мадмуазель. Но, простите – понимаю, что затрагиваю ваши чувства. Обычно сотрудники Ордена никогда не позволяют себе вмешиваться в частную жизнь бессмертных. В архивы попадают лишь те вещи, которые попадают к нам по случайности…
Однако, вы говорили о возвращении в Лондон Парижского собрания. Вы не могли бы пояснить, о чем вы? Ваши письма будут доставлены сюда немедленно. – Тэлбот нажал на кнопку и, попросив соединить себя с дежурным, отдал несколько коротких распоряжений.

- Безусловно, я поясню Вам новость о возвращении Парижского Собрания в Лондон. Но сперва давайте закончим с тайнами гораздо более старыми, чем те, которые занимают умы моих коллег по Театру теперь. Месье Тэлбот, - Эжени пристально посмотрела на него, - Дело уже не в чувствах. Даже если бы Вы не отдали мои письма, даже если бы Вы забрали у меня все то немногое, что есть, Вам не удалось бы сделать меня еще более несчастной, чем я есть на самом деле. А возвращенные вещи помогут мне стать счастливее не более чем на короткий миг. У нас больше возможности. Но как и смертные мы можем возвращаться к тому времени, когда были счастливы и тем, с кем были счастливы только в воспоминаниях. Поэтому моя просьба убрать упоминания о нас из Ваших архивов – это не вопль отчаяния и не отголосок старой ненависти. Дело в другом. Вы ведь историк? Вы понимаете, как важно, чтобы потомки знали историю старых дней и какую она имеет ценность для тех поколений, которые приходят позже? Двести лет назад я знала одного политика, который особенно четко умел объяснять такие вещи и который понимал, что каждый его шаг делается на сцене Истории, как никто другой. Я об Антуане Сен-Жюсте. Так вот, он любил повторять, что народу не нужны развенчанные идеалы, потому что последствия рухнувших легенд будут слишком страшными. История любви Камиля Демулена и его жены, Люсиль – это одна из немногих светлых легенд того кровавого века. Одна из тех немногих историй, которая заставляет людей верить в саму возможность существования любви. Одна из тех историй, которая напоминает о грозах, которые несут Революции и одна из историй, которую нельзя ни изменить, ни забыть, когда мы говорим о Великой Французской Революции. Представьте себе, что будет если однажды часть Ваших архивов, касаемая нас, меня и его, увидит свет. Как только представите – Вы поймете, что мне нет места в истории. И даже малейший шанс этому оставить нельзя. Часть моего архива уже была у Вас украдена. Ваши замки могут быть крепкими сколько угодно – но измена открывает любые двери. Я не стану настаивать на своей просьбе стереть упоминание о том, что я - была, но уверена, что Вы сами выполните ее, поразмыслив.

Когда в комнату внесли письма, Эжени жестом попросила положить их на стол и некоторое время смотрела на них. Пять чуть пожелтевших листов бумаги. Не разворачивая их, она убрала письма в сумочку и закурила, подойдя к окну.

- Книги нет, не так ли? - осведомилась она, - Тот, кто осмелился играть с нами, действительно предугадал даже мое появление у Вас, -
Эжени повернулась к Дэвиду Тэлботу, - Месье, - мягко спросила она, - Вы перелистывали ее? Или был кто-то из живущих сейчас, кто просматривал эту вещь? Я спрашиваю это не с целью потребовать себе на ужин пару голов, но мне важно знать, есть ли у нее опознавательные знаки, по которым я узнаю ее из миллиона старых изданий Бомарше?

- На ней была дата, - тихо произнес Тэлбот. - На титульном листе. 31 марта 1794 года. - Он опустил глаза. - Простите, Эжени. Вы правы, эта книга исчезла. В архиве также хранилось письмо, обращенное к вам. Оно тоже пропало. Это наша вина. От лица Ордена я готов принести вам свои извинения. Но, боюсь, что в данном случае они покажутся вам неуместными.

Выслушав ответ Тэлбота, Эжени еще несколько раз молча затянулась сигаретой, пытаясь сдержать подступающие слезы. *Двести лет прошло. Столетия промелькнули как один пестрый миг. Я ведь до сих пор считаю, что все закончилось только вчера. И до сих пор постоянно возвращаюсь в Париж, чтобы ждать его*
Она села на подлокотник одного из кресел.

- Итак, к делу. Я действительно хотела вернуть свои письма более двухсот лет и искала слчая, когда Ваш Орден допустить ошибку и вызовет недоброжелательный интерес более сильного бессмертного. Поэтому я оставалась видимой для Вас, чтобы Вы были видимы для меня. Наконец, один из Ваших агентов – или кто-то похожий на агента Таламаски выкрал у моей подруги Элени, это тоже бывшая актриса Театра Вампиров, один из талисманов, который она хотела сохранить, а потом был убит, оставив после себя только лондонский адрес. Приехав в Лондон, мы обнаружили безумную женщину, которая чуть не свела с ума нас, вещая те вещи, которые даже мы сами боимся вспоминать... Мне она передала одно из моих писем, которые также были украдены…. Тогда… Его письмо…. В котором он оставляет мне книгу в качестве последнего подарка. Поверьте, одного сознания того, что Вам известны такие вещи и что такие тайны были осквернены прикосновением жалких смертных, вполне могло хватить для того, чтобы вызвать нашу ярость. Нам указали на Ваш Орден недвусмысленно. Мы с легкостью можем призвать нам на помощь наше старое собрание. То, что уничтожил вампир Луи не имело к настоящему Театру никакого отношения. Парижское собрание – это мы. В каких бы частях света мы не жили. И с нами сейчас играет чья-то злая воля. Мы предполагаем, что в этом замешан кто-то из древних бессмертных. Вы можете нам помочь, дав знать, кто из них сейчас находится в Лондоне, а можете просто услышать предупреждение. Пока я сейчас говорю с Вами, моя подруга продолжает расследование. Впрочем, это не мы пойдем по следу. Это нас ведут, дергая за ниточки. Если Вы поможете нам, указав кто из бессмертных может стоять за этим и кто из бессмертных мог без Вашего ведома проникнуть в Ваш Архив – Вы поможете и себе тоже. Но, как вы сами и сказали, вы совершенно не обязаны вмешиваться в наши судьбы. В этом случае просто будьте осторожны, так как играют и с вами тоже.

Дэвид Тэлбот внимательно посмотрел ей в глаза. Она была готова расплакаться. Несчастное одинокое существо, в сущности - такая же женщина, как и простые смертные. Однако, ее рассказ заставлял задуматься. Никогда прежде вампиры не приходили в это здание с подобными предупреждениями. - Я готов поделиться с вами информацией. - ровным голосом произнес Дэвид. - Пойдемте в мой кабинет.

_________________
Только мертвые не возвращаются (с) Bertrand Barere
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 2:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Лондон

Сен-Жермен, Бьянка // Дэниэл

Первое, что он увидел, когда зрение сфокусировалось - грязный потолок с местами отвалившейся штукатуркой, с которым явно не гармонировала покрытая паутиной люстра из венецианского стекла. Сен-Жермен медленно повернулся на бок, прислушиваясь к ощущениям. Ощутимая слабость, тупая боль во всем теле и сознание нереальности происходящего - все это мелочи по сравнению с сильной жаждой, которая и заставила его проснуться. Нужно поискать воду.

Беглый осмотр показал, что он находится в небольшом одноэтажном доме из окон которого открывался вид на поле и, из других окон, на некое подобие сада. Роскошная обстановка и толстый слой пыли повсюду показывали, что здесь давно никто не жил. Электричества не было, но на столе нашлась старинная лампа в которой, пока что, не было необходимости. Воды тоже не было, на попытку добыть ее кран ответил урчанием. Скверно. Но тут же обнаружилось и объяснение этому: стопка неоплаченных счетов на кухонном столе. Еще был подземный гараж и дверь, ведущая вниз. Можно предположить, что дом принадлежит бессмертным. Значит, остается только ждать. Сен-Жермен вернулся в гостиную и принялся изучать содержимое книжного шкафа.

Проснувшись, Бьянка вскочила на ноги и огляделась. Подвальное помещение, тщательно закрытое от солнца. Пахнет сыростью, но кое-где сохранилась дорогая отделка и мебель. Еще одна "комната для гостей"? Дежа вю. Или. возможно, их необычное спасение устроил Маэл? Похоже на то... Она детально помнила последние секунды в полицейском участке. Один из смертных, повинуясь мысленному приказу, извлекает нечто, что должно взорваться. Что - она не разглядела, но угроза была вполне осязаемой. Потом - взрыв где-то за спиной. Что-то отбросило их, и тем самым, они спаслись, в отличие от несчастных и ни в чем не повинных полицейских. Ругаясь на отсутствие зеркал, Бьянка отправилась искать выход.

Вот и комната. В окне - лунный свет. Интересно, сколько сейчас времени? И вообще, надо понять, куда она попала. В дверях Бьянка столкнулась с Сен-Жерменом и радостно заулыбалась. - Граф, я вижу, вам уже лучше? Предлагаю соединить наши воспоминания о вчерашнем и понять, что с нами произошло. А заодно определить, где мы находимся. Есть идеи?

- Добрый вечер, синьора Сольдерини. Этот дом заброшен, но из него можно свободно выйти. И здесь ничего нет, кроме старых счетов и, насколько я понял, хорошего укрытия для вас. Значит, дом принадлежит бессмертному. Что же касается вчерашних событий... Боюсь, что ничем не могу помочь вам, я помню только полицейский участок и... - Сен-Жермен улыбнулся. - Очнулся я уже здесь.

Бьянка закусила губу и неожиданно рассмеялась. - Вот и у меня теже воспоминания. У нас удивительное знакомство, правда? Тогда, в казино, мне в голову не могло прийти, что это - вы, хотя я знала вас по описаниям и много от вас слышала от Антуана. Вы были его кумиром, как сейчас модно говорить.

- Будь я на вашем месте, мне бы тоже не пришло это в голову, - рассмеялся и Сен-Жермен. - Но сейчас я бы хотел уйти отсюда, раз нас никто не собирается удерживать. Отыщем дорогу и попробуем поймать попутную машину до ближайшего города. Я понятия не имею, где мы находимся.

- Надеюсь, ближайший город зовется Лондоном, - заметила Бьянка. - А вы, наверное, не отказались бы перекусить? Или вы обходитесь без еды, как и мы? - Она твердо решила для себя, что не будет совать нос в интересующие ее вопросы, хотя сгорала от любопытства. Перед ней стоял смертный, который жил во времена Французской революции! Фантастика!

- Нет, что вы. Я нуждаюсь в пище и еще больше в воде. По крайней мере сейчас. А вы... вы тоже должны утолить жажду?

- Сегодня это не обязательно. Мне почти шестьсот лет, - Бьянка произнесла это с гордостью, - и я иногда могу обходиться без охоты. Вот если кто-то решит напасть на нас, тогда другое дело. Пойдемте же быстрее, очень не хочется тут оставаться!

***

Ближайшим городом оказался действитлеьно Лондон. Дом, в котором они ночевали, находился на самой его окраине. Поэтому через полчаса они уже сидели в небольшом баре. Сен-Жермен ужинал, Бьянка смотрела по сторонам, стараясь не глазеть на графа и молчать.

- Что вы намерены делать дальше? У меня срочные дела в Лондоне, я и так задержался по милости того человека. Но все это - завтра днем. Сейчас, я думаю, нужно найти Маэла, пока он сам не нашел нас... Тогда у нас, по крайней мере, будет шанс оправдаться.

- Оправдаться? Ну что вы, он должен нами гордиться, мы же настоящие герои! Вот, остались вживых - это уже приятно. - Бьянка кивнула официанту, который поставил перед ней кофе. Заказывать кофе она не любила - слишком банально, но это приходилось делать каждый раз, чтобы не ощущать себя глупо.

- Да, это приятно. Хотя я не перестаю думать о том, что подобное со мной уже было. Впрочем, это не имеет значения.

- Да говорю вам, что такой орден существует. Та-ла-масссс-ка. Там маньяки сидят. Виски мне, двойной!

Бьянка вздрогнула и обернулась. За дальним столиком сидел лохматый молодой человек в ободраной грязной джинсовке и, кажется, разговаривал сам с собой. У него была расцарапана щека – видимо, он блуждал сегодня уже давно и поранился. Хотя нет, как выяснилось, обращался он к парочке за соседним столом.

- Эй, парень, полегче! – Охранник тронул его за плечо. – Иначе выведу.

- Да мне плевать. Давай, выбрасывай. Мне все равно никто не верит. – он обвел покрасневшими глазами полупустой бар. – Может, за деньги кто послушает? Я могу заплатить хорошо за собеседника. – он повысил голос - Люди! Никому не нужно пополнить кошелек?

- Ну все, хватит. – охранник сгреб парня и за шиворот потащил к выходу. Тот был настолько пьян, что почти не сопротивлялся.

- Стойте! – повинуясь внезапному порыву, Бьянка подбежала к охраннику. – Не трогайте его. Я его успокою.. Сама. Он больше не будет кричать. Ведь правда? – она обратилась к незнакомцу.

Тот попятился.

- И тут они… Господи, ну куда ж мне от вас деваться, черти? Тебе что от меня надо, вампирюга?

Бьянка перехватила руку охранника и посмотрела ему прямо в глаза.

- Я же попросила. Оставьте его.

Тот послушно отошел. А Бьянка, подхватив под руку незнакомца, усадила его за свой столик.

*Простите, граф, я не могла поступить иначе. Он говорил о Таламаске. Надеюсь, вы меня поймете*

*Не о чем и говорить. Еще одна жертва этих... нелюдей? Похоже на то.* Сен-Жермен с любопытством посмотрел на молодого человека. Он был пьян, но в том состоянии, когда пьют не и не пьянеют. Подошел официант и поставил перед ним заказанный ранее виски. Жаль. Совсем молод, а спился.

- Меня зовут Дэниэл Маллой. Я бывший журналист. Написал книжку про вампиров. Вы что, отомстить хотите что ли? Вопросы не ко мне - к Луи. Я его за язык не тянул. - Дэниэл взял виски и привычным движением опрокинул в себя содержимое бокала. Затем с грохотом поставил его на стол и обвел злым взглядом Бьянку и Сен-Жермена. - Что надо-то от меня, а?

- Вы, кажется, искали слушателей? - тихо спросил Сен-Жермен. - Мы вас выслушаем. И даже поверим в то, что вы расскажете.

Дэниэл прищурился. - А вы, мистер, вижу, человек. И у вас хороший вкус. С такой женщиной я и сам бы прогулялся ночью, даже не обращая внимания на то, что она убивает людей.

- Людей убивают и простые смертные, часто без причины. Однако их вы осуждать не спешите, - спокойно заметил Сен-Жермен.

Бьянка легко дотронулась до его плеча. - Дэниэл, прошу вас, говорите.

Дэниэл резко сник. - А что тут рассказывать? У меня был друг. Я знал его очень недолго. Но он был моим другом. Он был из этой вонючей таламаски. Типа агент. Потом там начали убивать агентов. Он полез расследовать. Выяснил, что убивали из-за рыжей бабы - тоже вампирки. За это его посадили в тюрьму. А потом просто свели с ума. Я видел его неделю назад. Он стал овощем. Ничего не понимает и считает, что ему семь лет. - Дэниэл запустил руки в грязную шевелюру и начал медленно раскачиваться.

- Вы знаете подробности? - осторожно спросил Сен-Жермен. - знаете, как это было?

- Ничего я не знаю! - заорал Дэниэл. - На них снова обратили внимание.

Бьянка осторожно взяла его за руку, стараясь успокоить взглядом. Молодого человека ей было мучительно жалко. Видимо, с ним произошло что-то страшное.

Дэниэл смягчился. - Мы были с Джесс. Это его девчонку так зовут. Приехали к нему. Его искала эта таламаска - не хотели, чтобы он лез в это дело. Потом явился этот мужик. Лайтнер. Наобещал ему чего-то и увез. И все, потом его обработали, и теперь он в дурдоме. И ведь скооты - сколько его девчонка ни бьется, чтоб расследование провести, кто с ним такое утворил, на нее просто не реагируют!

- Лайтнер? Этого не может... Хотя почему и нет? - Сен-Жермен жестко усмехнулся. - Похоже, я забыл о ком разговариваю. Продолжайте, молодой человек.

- А как звали эту рыжеволосую... женщину, из-за которой убивали агентов? - мягко поинтересовалась Бьянка. Официант тем временем поставил перед Дэниэлом чашку кофе, еще один бокал виски и большой кусок шоколадного торта. Это желание она прочитала в мыслях смертного, и ей захотелось сделать ему что-то приятное.

- Маарет, - буркнул Дэниэл. - Спасибо за угощение, леди. - Он набросился на еду.

Сен-Жермен откинулся на спинку стула, чувствуя неимоверную усталость. У него было множество причин для того, чтобы не любить этот орден и не было ни одной, которая бы их действия каким-то образом оправдывала. Плохо только, что во все это каким-то образом замешана  Маарет. Он слегка кивнул бессмертной. И так, мол, понятно, кто эта рыжеволосая вампирка. - Зачем вы пьете, если и так нездоровы? - хмуро спросил он у молодого человека. Вот его было действительно жаль. Похоже, ввязался непонятно во что, а теперь не знает, что делать.

- Я по-другому не могу, - ответил Дэниэл, вытирая рот салфеткой. - Глупо говорить, что я могу бросить. Я пью с момента, как познакомился лет десять назад вот с ними - он кивнул в сторону Бьянки. - Простите, леди, я чесслово ничего против вас не имею. Все бы отдал ради того, чтобы то интервью взял тогда у вас. Хоть знал бы, за что жизнь калечить. Вы хоть красивая и не ведете себя с людьми так, словно они - кусок дерьма. Ладно. Мне пора, друзья мои. Спасибо, что выслушали. У меня своя дорога.

- Прощайте, - Сен-Жермен допил кофе. - Думаю, нам тоже пора, хоть я и всячески стараюсь отложить предстоящий разговор о героях.

Бьянка несколько раз обернулась, пока они шли к выходу. Дэниэл так и остался сидеть за столиком, уставившись перед собой. - Какой он несчастный, - тихо сказала Бьянка, когда они садились в такси. - Я никогда не думала, что встреча с бессмертным может сотворить с человеком такое.

- Он слишком сильно хочет стать одним из вас. Он не может остановиться, вот в чем его беда.

- Всего лишь? Неужели тот, кто заморочил ему голову, не может сделать его счастливым? В таком случае, он просто подонок. - нахмурилась Бьянка.

- Вы думаете, что он будет счастлив? - Сен-Жермен покачал головой. - Сейчас он хочет того, что недостижимо, как дитя сладость. А потом, когда он пресытится? И, возможно, у того бессмертного есть свои причины на то, чтобы не творить себе подобных... Мы ведь об этом не знаем.

- Да, наверное. Просто он мне понравился - вот я и говорю пристрастно, - улыбнулась Бьянка. - Мы приехали.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 3:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Элени (события происходят в момент визита Эжени в Таламаску)

Осмотр квартиры сумасшедшей старушки не принес никаких результатов. Газетные вырезки, старинные фотографии, старые платья времен Второй мировой. Она была одинокой, и всю жизнь прожила в этой квартире. Но несчастной и заброшенной ее называть было нельзя, свидетельство тому – большая коробка с открытками. Джейн Брэнингэм – так звали хозяйку квартиры – вела обширную переписку с немолодыми дамами по всеми миру. Да и в Лондоне у нее друзей хватало.

Элени уселась в кресло, поставив на колени коробку с корреспонденцией. Так… Интересное письмо. «Дорогая Люсьен, поверь мне, ты зря беспокоишься. Я очень и очень осторожна, моя дорогая, и никогда и никого не впускаю в свою квартиру, что бы мне не говорили. Я ведь всегда смотрю эти ужасные передачи по телевизору, хотя ты и ругаешься на меня за это. И знаю, что жуликам и проходимцам только дай возможность пролезть к беззащитной старушке – убьют, и квартиру обчистят. Жду тебя завтра. В пять вечера, как всегда. Поговорим про то, про се, чаю выпьем. Обешаю испечь твой любимый торт.

До завтра, моя дорогая. Джейн»

Что-то было не так.
Элени перечитала письмо. Дата! 2 сентября 1983 года! Старушка сохранила трогательную привычку датировать свою переписку. Письмо было написано рукой… безусловно здорового головой человека. И ничто не предвещало, что через несколько часов эта Джейн Брэнингем будет творить такие вещи!

Значит, все верно, она движется в правильном направлении.

Еще одно письмо. Точнее, записка.

«Милая тетя Джейн. Я в Лондоне. И готов засвидетельствовать тебе почтение сегодня, ровно в полдень».

Элени прочитала подпись – Стивен Эллисон. Значит, этот человек пришел сюда до их визита. В нем – разгадка. Или ловушка. Элени сложила письмо и убрала его в сумочку. Пора подумать о дневном убежище. А завтра она встретится с Эжени и подумает, как искать этого Стивена.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Сб Сен 19, 2009 1:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь, 1983

Лондон, дом Маэла.
(продолжение)

Бьянка, Сен-Жермен, Маэл.

Маэл едва успел зайти в дом, как услышал звонок в дверь. Кого принесло в такое время? Он резко распахнул дверь и едва сдержал почти сорвавшуюся с языка реплику, увидев на пороге Сен-Жермена и Бьянку. Радостные эмоции сменились удивлением и тут же – вполне справедливым негодованием.

- Рад вас видеть в добром здравии, граф. Добрый вечер, Бьянка. Начнете рассказывать сейчас или мне немного подождать, пока вы согласуете между собой историю?

- Маэл, я так и знал, что ты скажешь что-то в этом роде, - развел руками Сен-Жермен. – Я могу все объяснить.

- Прекрасно! Я как раз и жду объяснений почему, граф, вам пришло в голову садиться в машину? Только не говорите, что вы действительно поверили в сказку о друге с Тибета.

- Совершенно не из-за чего переживать. Я…

- Подождите, граф, - предостерегающе поднял руку Маэл. – Не из-за чего переживать, говорите? Можете себе представить, что я чувствовал, когда прослушал автоответчик и, поехав по указанному адресу, увидел там руины?

- Могу себе представить, - быстро сказал Сен-Жермен. – Но у меня действительно не было возможности как-то сообщить о себе. Что же касается той небольшой прогулки…

- Я вижу, что вы отлично провели время, - кивнул Маэл. – Но ради всего святого, граф, неужели вам необходимо всякий раз наделать как можно больше шума?

- Это не я. Но может быть, мы пройдем в гостиную?

- А я думала, что вы нас похвалите за то, что мы все-таки добрались. Хоть с и небольшим опозданием, - улыбнулась Бьянка. - А Маарет? Она с вами?

- Она уехала. Я не знаю, вернется ли сегодня, - ответил Маэл. - И кому понадобилось это похищение? Вам удалось что-нибудь узнать?

- Таламаска, - хмуро ответил Сен-Жермен. - Знал бы ты, как они мне надоели...

- А если быть точной, то Босс, - поправила Бьянка. - Это он устроил взрыв в полицейском участке. Знать бы, кто стал нашим спасителем...

- Важно, что вы спаслись. Предпримет ли он вторую попытку, вот в чем вопрос... Если остался жив, конечно.

- Возможно, - пожал плечами Сен-Жермен. - Многое зависит от того, что скажет этому молодчику его непосредственное начальство.

- Он хотел убить нас, значит, желает уничтожить свидетелей. Вряд ли это просто я лично ему не нравлюсь, - заметила Бьянка. - Может быть, поищем его? Готова выступить "наживкой". Я слабее вас, Маэл, и, возможно, он предпримет еще одну попытку. А вы будете неподалеку и разделаетесь с ним.

- Он умен, Бьянка. И у них есть оружие. Даже не говоря о тех пулях с лекарством, что ты скажешь, если в тебя выстрелят, допустим, из огнемета? Нет, в данном случае необдуманные действия только навредят нам. Босс… Нужно узнать о нем хоть какую-нибудь информацию, уверен, что у этого монстра все же есть слабое место. Не будем... - Маэл замолчал, обдумывая идею, которая только что пришла в голову. - Граф? А вы бы не могли воспользоваться старинным знакомством с агентами Ордена и выудить у них информацию?

- Маэл! - Сен-Жермен поднялся и заходил по комнате. - Если бы мы не были друзьями, я бы воспринял это как оскорбление! За кого ты меня принимаешь? За человека, который станет унижаться перед ними за то, чтобы нарушить их же планы?

- А это было бы забавно, - хмыкнул Маэл.

- Но не такой ценой, - резко ответил граф. - Я не собираюсь говорить с ними.

- Граф, Маэл совершенно прав! Это прекрасная идея! Вас чуть не уничтожили, неужели вы не хотите отомстить? - Бьянка умоляюще взглянула на Сен-Жермена.

- Я об этом не думал, - немного смягчил тон граф. - Достаточно, что я не хочу этого делать. Мне неприятны люди, которые через поставных лиц копаются в чужом белье. Более того, со своими постоянными поисками так называемой истины грубо вмешиваются в мою личную жизнь...

- Граф, - прищурился Маэл. - Вы сами не так давно искали истину, если я правильно вас понял.

- Да, - парировал Сен-Жермен. - Но это не мешало жить другим.

- Копаются в чужом белье? Вмешиваются в личную жизнь? Вы очень мягко называете то, что с вами сделали! - воскликнула Бьянка. - Давайте посмотрим, что нам известно. Меня выслеживает человек по прозвищу Босс. Мы предполагаем, что он хочет замести следы своей деятельности в лаборатории. В тот же вечер он похищает графа. Зачем? Самый простой вариант - чтобы держать у себя человека, который дорог Маэлу и Маарет. Затем эта попытка взрыва в полицейском участке... Рэймонд Форстер, который был его правой рукой, работал на Таламаску. Из этого мы делаем вывод, что Босс - один из членов Ордена?

- Со мной, к счастью, ничего особенного не сделали, но...

- Но могли бы, - добавил Маэл. - Я думаю, что Босс - из Ордена.

- Разумеется, он из Ордена, - сказал Сен-Жермен. - Только у них я встречал агентов с такой подготовкой.

- Маарет собиралась связаться с Орденом. И сделала это. Маэл, она что-то рассказала о своей беседе? - поинтересовалась Бьянка.

- Практически ничего, кроме того, что у них два дня срока. Если честно, я не очень и спрашивал, тогда меня волновало совершенно другое. Ну какой смысл в двух днях, если вы, граф, могли быть мертвы уже через час?

- Маэл, умеешь ты внушить оптимизм, - вздохнул граф.

- Подождите. – Бьянка подняла руку. – Мы запутались. Все трое. Мы бродим по кругу. Без четкого плана. Без осознания, чего добиваемся. Без каких-либо идей. Я предлагаю разделиться. И поискать слабые звенья. У нас есть трое подозреваемых. Это Босс, это глава Ордена, и это тот бессмертный, который, как предполагает Маэл, руководит Боссом. Граф, вы имеете возможность взаимодействия с Орденом? Нужно вытащить из них все, что возможно. И понять, насколько они завязаны с Боссом. Это очень опасно, поэтому я, как бессмертная, не совсем уверена в этом шаге. Ведь они, возможно, действуют заодно? Маэл! Вы – самый сильный из нас. Вы можете расследовать свою версию о бессмертном, который стоит за спиной Босса. Мне же остается лично Босс. Человек-невидимка. Но даже гении оставляют следы. Я уверена, что оставил свои следы и он сам.

- Хорошо, - Сен-Жермен склонил голову. - Завтра я постараюсь встретиться с Главой Ордена и поговорить с ним... Часов в девять вечера. Не зная, кем на самом деле является Босс... Ждите меня до полуночи.

- Граф, а ведь это действительно может быть опасно, - сказал Маэл, бросив быстрый взгляд на Сен-Жермена

- Я не могу быть настолько неблагодарным, - граф задумчиво рассматривал бриллиант на пальце. - И, потом, я умею постоять за себя... я так думаю.

- Тогда имеет смысл сделать вот что, - Маэл обвел взглядом присутствующих. - Завтра ждем графа с информацией. До полуночи, как и было сказано. Потом каждый пойдет по своей линии в зависимости от того, какие известия мы получим. Расходиться было бы глупо, кто знает, может быть, нам завтра тоже предстоит визит в Орден.

- Надеюсь, что до этого не дойдет, - сказал Сен-Жермен. - Но, в принципе, согласен.

- Вы, Бьянка, что скажете? - спросил Маэл.

Бьянка задумчиво крутила прядь волос.

- Я думаю, что графу не стоит являться в Орден лично. Если они создали лабораторию, они могли создать и тысячи других ловушек. Что если назначить встречу на нейтральной территории? Мы с Маэлом могли бы незримо присутствовать при разговоре. Что скажете, граф?

- Я бы появился в Ордене неожиданно, - медленно сказал Сен-Жермен. - Если дела обстоят так скверно, как вы говорите, существует риск, что телефонный разговор может быть прослушан, а письмо - перехвачено. Нельзя допускать, чтобы они подготовились к встрече. И на нейтральную территорию можно привести сообщников, вы верно заметили.

- В таком случае мы будем ждать вас у входа в эту чертову организацию. И разнесем ее по кусочку, если вы не появитесь в указанное время. Так им и передайте. Я права? - Бьянка взглянула на Маэла.

- Так и сделаем, - кивнул Маэл. - И подождем, и разнесем, если будет нужно.

- Надеюсь, что последнего дело не дойдет, - улыбнулся Сен-Жермен. - Иначе ты снова будешь говорить, что от меня слишком много шума.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Сб Сен 19, 2009 4:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь, 1983

Лондон.

Штаб Ордена.

Дэвид Тэлбот, Сен-Жермен.

Сен-Жермен занял стул у стены, расположившись так, чтобы его не было видно из окна, как можно более тщательно скрыл мысли и принялся ожидать главу Ордена. Сохранять спокойствие удавалось с трудом. Во-первых, везде мерещилась западня, что больше походило на паранойю, во вторых, он действительно не знал, чего ожидать от этого разговора. И в третьих, эти люди были ему неприятны. Их так называемое знакомство началось двести лет назад с обмана, продолжилось ссорой и рядом недоразумений и едва не закончилось его гибелью. Весело, нечего сказать. Но вот появился хозяин кабинета. Сен-Жермен поднялся, вглядываясь в его лицо. Дэвид Тэлбот, скорее всего это именно он. Этот же образ на секунду мелькнул в мыслях человека, который впустил его.

– Добрый вечер, мистер Тэлбот. Я – Чарльз Уэлдон, прошу простить меня за неожиданный визит, но дело не терпит отлагательства, – от избитой фразы даже свело челюсть, но что поделать… придется потерпеть.

- Я вас слушаю, мистер Уэлдон, - вежливо произнес Дэвид. Знакомое лицо. Где он мог его видеть?

- Позавчера вечером, мистер Тэлбот, я столкнулся с одним человеком… Смею предположить, что он имеет прямое отношение к вашей организации, его способности не оставляют сомнений в том, что человек он не совсем обычный. Довольно неприятная ситуация, так как имела место ложь, а потом и физическая расправа. Поэтому во избежание дальнейших недоразумений, я хотел поговорить с вами, как с главой Ордена и уточнить, чем вызвано такое… недовольство? Мне кажется, я не давал повода для подобного произвола. Разумеется, мои обвинения могут быть беспочвенны, в таком случае я готов принести вам свои извинения. Если же нет, то ответьте, пожалуйста, зачем вы подослали ко мне агента, которого называют Босс?

Дэвид Тэлбот вздохнул и закурил. Этот человек был проклятьем Ордена. Когда-то его знали, как графа Сен-Жермена, затем он несколько раз менял имена. Большой друг Маарет и Маэла. Исследователь и ученый. И неуловимый гений, сумевший подчинить человеческую природу настолько, чтобы стать бессмертным, не превращаясь в вампира. Сколько агентов положили все свои силы для изучения этого феномена! Тщетно. Этот человек ни с кем не желал делиться знаниями, предпочитая отговорки. Когда-то он сотрудничал с Орденом, но эти времена давно прошли… И вот теперь…

- Я не подсылал к вам этого человека, уважаемый граф, - тихо произнес Тэлбот. – Поверьте, Орден заинтересован в его поимке так же, как и вы.

- Он настолько неуловим? Понимаю… - кивнул Сен-Жермен. С трудом удалось побороть досаду и неизвестно откуда взявшуюся злость. – За короткое время нашего знакомства я пришел к выводу, что он, должно быть, очень ценный сотрудник. Его таланты отнюдь не заурядны. Но дело в том, что этим человеком заинтересовался не только я, но и те, кто был невольно поставлен под угрозу недавними событиями. Боюсь, что это переходит всякие границы…

- Вы имеете в виду последствия. которые может иметь деятельность этого человека? - осторожно спросил Тэлбот. - Я знаю, что он затронул интересы нескольких... бессмертных. И вот, теперь, еще и ваши. Чего вы хотите от Ордена, граф? Уверенности в собственной неприкосновенности? Охраны? Вы все это получите.

- Я не могу быть уверен в собственной неприкосновенности, мистер Тэлбот, - тихо ответил Сен-Жермен. - Вы ведь только сказали, что не подсылали ко мне этого агента. Если это правда, то напрашивается вывод, что Босс действовал по собственной инициативе. Я не нуждаюсь и в охране. Но вернемся к вашему вопросу. Я имел в виду последствия, которые уже имеет деятельность этого человека. Бессмертные недовольны, так как кроме всего прочего, вчера вечером едва не погибла одна из них. Взрыв в полицейском участке... Вы слышали об этом?

- Боже мой.. Да, слышал. - Тэлбот выглядел растерянным. - Что вы предлагаете, граф? Ведь вы пришли сюда не для того, чтобы сообщить мне о грозящей опасности?

- Я пришел за тем, чтобы как можно больше узнать об этом человеке. Надеюсь, вы понимаете, что как только его найдут, он будет уничтожен. Вам придется принять это, так как Босс, кто бы он ни был, зашел слишком далеко. Это может быть война, в которой не будет победителей. Кому это нужно?

- Никому. - пробормотал Тэлбот. На лбу выступили капли пота. - Наши агенты ищут этого человека. Но если вы хотите сделать это самостоятельно, я готов предоставить вам полное досье. Правда. о нем, к сожалению, известно не так уж много. Вы можете поговорить и с агентами, которые на протяжение многих лет работали с ним бок о бок. Большего сделать для вас я не могу.

- У меня нет времени на то, чтобы читать архивы или говорить с агентами. У меня нет гарантий, что эти люди не работают с ним сейчас. И у меня нет оснований доверять вам, мистер Тэлбот. Будет лучше, если вы сами расскажете мне все, что вам известно о его возможностях, методах и... слабостях, если такие имеются.

Тэлбот немного помолчал, обдумывая его предложение. У него не было выбора.

- Хорошо, граф. Я расскажу вам. Всё.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2009 12:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Маэл, Бьянка, Сен-Жермен

Маэл, он там уже полтора часа. Мне это не нравится. - Бьянка поглядывала из окна новенькой машины, взятой напрокат. Приобретением автомобиля она озаботилась, как только проснулась, пояснив, что с машиной чувствует себя увереннее. Теперь они сидели, припарковавшись у обочины, поглядывая на вход в неприметное старинное здание, за дверью которого исчез Сен-Жермен.

- Нужно идти, ничего не поделаешь, - Маэл потянулся за лежавшей на заднем сидении курткой. - Бьянка, я бы попросил вас остаться здесь, хотя бы за тем, чтобы было кому сообщить где мы исчезли.

- Логично. - кивнула Бьянка. - Если через 15 минут вы не появитесь, придется...

- Вам придется разыскать Маарет, - подсказал Маэл.

- Хорошо. Удачи. Секунду... Кажется, это граф!

Сен-Жермен довольно быстро отыскал машину и, не теряя времени на разглядывание всречавшихся по дороге людей, сел на заднее сиденье. А посмотреть было на что. К штабу Ордена шли люди. Не много, но все же достаточно, чтобы отметить странное для ночного времени движение. Ему никогда не удавалось хорошо читать мысли, но все же общий настрой улавливался легко и эта атмосфера ему не нравилась. Была в этих людях какая-то... обреченность. Вот мимо машины прошла пожилая пара... Женщина была медиумом, а мужчина... почувствовав вторжение, он тут же поставил такой мощный щит, что у него заломило виски. Сен-Жермен собрался, готовясь отразить ментальную атаку, но ее не последовало. Повернувшись спиной к машине, агенты двинулись по направлению к штабу.  - Что у них там происходит? Тотальная мобилизация?

- Кто их знает, - отозвался Маэл. - Не копался в их мыслях, в мои планы не входило обнаружить наше присутствие.

- Граф! Рассказывайте, пожалуйста! Прямо сейчас! - Бьянка бросила на Сен-Жермена мимолетный взгляд и стала снова смотреть на дорогу. Этот Лондон с совершенно неправильым движением машин! Как трудно к этому привыкнуть!

- Практически нечего рассказывать к сожалению. Босс, он же Раглан Джеймс, обладает довольно многими талантами в области парапсихологии, но по-настоящему хорошо ему удается контроль над разумом. Одно время он изучал феномен бессмертия вообще, включая случаи реинкарнации и переселения душ. В каких-либо существенных пороках не замечен, в грязных делах... сколько угодно, но они нас не касаются тем более, что на данном этапе это подозрения. В основном это касается махинаций с ценными бумагами. Босса очень интересует антиквариат и редкие, дорогие вещи. Азартен, но в меру. Страдает несколькими довольно любопытными фобиями... Это боязнь тишины и боязнь числа 4, из чего я делаю вывод, что Босс долгое время жил в Восточной Азии. Ну еще, по мелочи.

- Граф, то, что вы рассказали, кажется, достойная иллюстрация причин его личного к вам интереса! - воскликнула Бьянка. - Вы - "антиквар", и к тому же, обладаете бессмертием, несвойственным для простого человека! На его месте я бы давно охотилась за вами, потому что это интереснее, чем гоняться за вампирами!

- Благодарю вас, - улыбнулся Сен-Жермен. - Только не понимаю, зачем ему понадобилось убивать меня в таком случае.

- Но вы ведь сделали ему больно? - невинно спросила Бьянка. - Он к этому не привык, не так ли?

- Как я мог забыть! - отзвался Сен-Жермен. - Маэл, в чем дело? -- Я думаю над словами Бьянки, - сказал Маэл, пристально глядя на графа. - Кажется, у нас была идея насчет приманки... Вот я и думаю, подойдет ли нам бессмертный антиквар, который, к тому же... --- Маэл!!! --- Молчу, граф, молчу.

- Не хотелось бы делать из графа приманку, - задумчиво проговорила Бьянка. - Но, признаюсь, я подумала об этом. Нет. Нам нужно больше информации. - она притормозила. - Мы приехали.

***

Бьянка прошлась по комнате и, обнаружив откупоренную бутылку вина, поставила ее на стол вместе с тремя бокалами. - Граф, вам, наверное, нужно выпить после этого визита. А мы составим вам моральную компанию. Предлагаю подумать над всеми фобиями мистера Джеймса и решить, что мы можем выдвинуть на каждую из них.

- Благодарю, - Сен-Жермен разлил вино, но пить не стал. - Насчет фобий... Пока что у меня нет идей.

- Число четыре, - задумчиво сказал Маэл. - Это что-то вроде "чертовой дюжины" в Европе?

- Да, - кивнул граф. -  Это суеверие, так как слово "четыре" и слово "смерть" произносятся одинаково, разница только в интонации. Довольно любопытно на мой взгляд, так как он, насколько я могу судить, не особенно суеверен.

- Газетные статьи! Много-много газетных статей с цифрой "4". Цифра повсюду! - Бьянка заходила по комнате. - Этот трюк реально устроить! А если еще добраться до рекламных компаний и посоветовать им вставить эту цифру в свои уличные растяжки! Хотя бы в несколько!

- У нас нет гарантий, что он читает именно эти газеты. Хотя... постойте. В досье было написано, что Раглан одно время являлся завсегдатаем клуба на Джерард-стрит, это так называемое Общество любителей древностей. Информация пятнадцатилетней давности, но кто знает, может быть он и не изменил своим привычкам... Если клуб еще существует.

- Это можно проверить даже сейчас, - сказал Маэл. - Но нам нужно продумать действия. Цифра может действительно появляться повсюду и таким образом психологическое давление будет обеспечено, но что дальше? Не проще ли поймать его на выходе из клуба, если он до сих пор его посещает?

- Антиквариат... Сейчас в Лондоне находится один джентльмен, у которого есть довольно неплохая коллекция раритетов. Он же устраивает мероприятие, целью которого будет обмен различных редких вещей. Теоретически это может заинтересовать Раглана, но практически кроме приглашения на вечеринку без приличной суммы там делать нечего...

- Я не думаю, что он появляется в клубе, если об этом есть информация у руководителей Таламаски, - пробормотала Бьянка. - Кстати, вот вопрос. Уверена, что если он перешел дорогу Ордену, то его ищут. Что мы можем сделать такого, чего не могут сделать агенты? Ведь они тоже располагают этой информацией..

- У нас есть преимущества, если говорить о ваших возможностях. Люди не умеют быстро передвигаться и если в них выстрелить, то они обычно умирают. О способности подчинять себе я умолчу, Раглан владеет этим в совершентсве, - сказал Сен-Жермен.

- На этом и будем играть, - продолжила Бьянка. - С боязнью тишины мы пока ничего не можем сделать. А здоровье? Ничего не известно о его здоровье?

- Здоровье у него должно хромать по крайней мере недели две точно, - улыбнулся Сен-Жермен. - А может быть, это и навсегда, если он не сможет избавится от этого.

- Раз у нас нет идей, я просто пойду гулять в те места, где раньше находилась лаборатория и поищу по тем координатам, что дал Форстер, - сказал Маэл. - Может быть, что-то и узнаю.

- А я навещу редакции. - улыбнулась Бьянка. - Вы, граф?

- Я могу поспрашивать о Раглане Джеймсе среди тех людей, с которыми сейчас общаюсь, - Сен-Жермен открыл пластиковую бутылку с водой и внимательно изучил этикетку. - И, пожалуй, наведу справки у тех, кто продает специальное оборудование, раз вы вспомнили о лаборатории.

- Тогда не будем терять времени? - Бьянка поднялась. У нас есть еще несколько часов.

- Моя часть задачи выполнима только днем, - сказал Сен-Жермен. - Воспользуюсь этим временем для сна, но если будут какие-либо новости - будите.

- Я пойду пешком, - Маэл взял со стола бумажник и сигареты. - Вернусь за час до рассвета.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2009 2:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Лондон

Бьянка

......

«Меня зовут Жан Клери. Я принес заметку, которую просил опубликовать Максимильян Робеспьер»

Три головы поворачиваются одновременно.

«Так ли неподкупен Робеспьер, как пытается это показать?»
В их глазах – изумление, сменяющееся сонным пониманием. С тремя смертными она легко может справиться. Главное сделать так, чтобы они забыли ее имя. Хотя Неподкупный и так ведь поймет, кто автор шутки…

.......

Бьянка размышляла, глядя на себя в зеркало. Что случилось с деятельным Клери, который обводил вокруг пальца и генералов и политиков? Растерянная блондинка, которая боится собственной тени – вот, кто теперь поселился в тебе, моя дорогая синьора. С этим надо покончить. Значит, короткая стрижка и полная перемена имиджа. Пусть вернется Клери. Довольная вернувшимся боевым настроем, Бьянка села в машину. Тепреь редакции уже не те, что в 18 веке. В них работают сотни журналистов. Но решение принимает главный редактор. Вот по ним и пройдемся.


***
Тихая лирическая мелодия – Фредди Меркюри распевал песню о Белой королеве. Бьянке эта песня страшно понравилась, когда она услышала ее девять лет назад, и с тех пор кассета с записью группы «The Queen» заняла свое место в ее фонотеке. Хорошо, что в Лондоне можно легко приобрести любую музыку!

Бьянка была собой довольна. Все прошло по спланированному сценарию. К счастью, редакции крупных лондонских ежедневных газет работают не по обычному графику, и в 9 часов вечера на рабочем месте можно застать почти весь корреспондентский состав. Ну, и редакторов, конечно, тоже. Все они запомнят хрупкую короткостриженную девушку в кожаной куртке, которая входила в кабинет руководства со словами, что ее там ждут. И никто не удивится, почему руководство в спешном порядке вытащит на первую полосу не ту статью, какая планировалась, и поменяет в ней заголовок. Просматривая готовые к выпуску полосы, Бьянка находила новостные заметки, в которых фигурировала цифра «4» и при помощи мысленного приказа заставляла переносить их на видное место.
«Следствие по делу мистера Брайля откладывается. Есть подозрение, что это уже четвертое убийство»

«Концерт группы «Роллинг Стоунз» четвертый раз откладывается из-за болезни гитариста!»

«Четыре премьеры в это воскресенье»

«Четверо лондонских художников представят свои картины….»
И все в таком духе. Под конец у нее в глазах рябило от цифры «4». Но искусство требует жертв. Все. Кажется, свою часть работы она сделала. Осталась еще куча времени, чтобы пробежаться по магазинам и присмотреть что-нибудь ультра-современное для Клери. О, отличная джинсовка. Только… Бьянка нахмурилась. Она отстала от жизни – не думала, что когда нибудь в магазинах будут продаваться «рваные» вещи. То есть, возможно, тот журналист – Дэниэл – был одет не так уж и плохо? А она посчитала, что это он от недостатка средств…

Вернувшись в машину и покидав покупки на заднее сиденье, Бьянка задумалась. Журналист не шел из головы. И не только потому, что показался ей очень несчастным и симпатичным одновременно. Он говорил про Стивена Эллисона. А это имя она уже недавно слышала. Именно на этого Эллисона была зарегистрирована машина, в которой ее выслеживал Босс. Маэл тогда еще пояснил ей, что Стивен – это агент таламаски, который закончил свою жизнь в сумасшедшем доме. И даже назвал, в каком. Откуда Мажлу знаком этот Эллисон – дело десятое. Важно понять, связан ли он с Боссом. И вообще, слишком много загадок в этой истории…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2009 3:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь, 1983

Лондон.

Маэл.

Странно, как ни у кого до сих пор не дошли руки реставрировать здание? Маэл бродил по разгромленной лаборатории, пытаясь отыскать хоть что-то, что могло бы помочь в поисках Босса. Тщетно. Все документы были уничтожены. А если что-то и уцелело, то было тут же припрятано уцелевшими сотрудниками. Сейчас осталось только оплавленное оборудование, слишком громоздкое и бесполезное для того, чтобы использовать его на какие-либо нужды и кодовые замки на дверях. С перебоями работало аварийное освещение, но в нем и не было особой нужды.

Со стороны входной двери послышалось слабое звяканье. Вампир отступил в тень, собираясь понаблюдать за тем, кто сюда пожаловал. Неряшливо одетый смертный прошел по коридору и скрылся в одном из помещений. Довольно уверенные движения для человека, попавшего сюда случайно. Мысли? Ничего особенного. Банка пива, рис со специями и порнография. Маэл неслышно прошел за ним следом. В небольшой комнате, бывшей когда-то кабинетом, оборудовано нечто вроде жилища, смертный как раз выкладывал на стол содержимое бумажного пакета. Вампир заявил о своем присутствии, закурив сигарету, звук чиркнувшей зажигалки произвел в тишине эффект выстрела.

- Кто вы? Что здесь делаете? – смертный отпрянул к стене, сейчас все его мысли были об ограблении и о каких-то долгах. А еще о «травке». Вот значит что…

- Зашел посмотреть, - объяснил Маэл. – А вы?

- Я? Я здесь живу…

- С ведома хозяев или просто так? – поинтересовался вампир.

- С ведома… Просто так… Мне разрешили здесь жить… - он стянул голову в плечи, ожидая немедленной расправы и начал медленно отходить, стараясь держаться все так же у стены.

Маэл прищурился. Опасный маневр, если учесть то, что ему придется как-то обогнуть стоящее справа массивное кресло и оказаться практически напротив предполагаемого противника. Он еще что-то бормотал о деньгах и бродяжничестве, пытался заискивать, предлагал выпить и был неприятно удивлен тем, что был отброшен назад именно тогда, когда собирался нажать на почти незаметную кнопку в стене.

- Сломаю руку, - пообещал Маэл. – Или ногу. А теперь рассказывай, желательно подробно, кого ты собирался сюда вызвать и зачем. И не вздумай лгать.

- Я…Я… Как вызвать? Кого вызвать? Я не понимаю…

- Понимаешь, - вампир поднял с пола длинный тонкий шнур и принялся демонстративно наматывать его на руку. – У тебя тридцать секунд на размышление.

- Этот человек сказал, что я должен следить за тем, чтобы никто не заходил сюда, а если кто-то появится, то немедленно сообщить ему, нажав на кнопку. Здесь было какое-то учреждение, а мне негде жить… Вот я и согласился на заработок… А тот человек приходит сюда раз в неделю и приносит деньги…

- Когда он должен появиться? Как он выглядит? Рассказывайте… - Маэл оперся о стену, готовясь выслушать путанный рассказ. Будем надеяться, что информация окажется полезной. А смертному можно стереть память…

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Etelle
Coven Member


Зарегистрирован: 21.06.2009
Сообщения: 713
Откуда: Тарб (Гасконь)

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2009 8:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года.
Лондон.
Эжени, Элени.

Эжени села в такси, кивнув Тэлботу на прощание. Странную работу себе выбрал этот человек. Неужели наблюдать за другими, не вмешиваясь, может быть интереснее создания чего-то своего, за чем будут наблюдать? Она открыла сумочку, достала сигареты и, наконец, посмотрела на письма. Когда она писала их, то пыталась представить, с каким лицом Камиль Демулен будет читать ее простые зарисовки впечатлений, описание Лондона. Поймет ли тоску, которая читалась между строк? Каждый раз, уже подписывая письмо, ей хотелось добавить в конце… «Мне плохо без тебя. Я в беде. Приезжай за мной и увези меня отсюда.» И каждый раз, четыре раза она бросала перо, понимая, что политик не может бросить дела, а журналист – газету, чтобы мчаться в чужую враждебную страну по зову обычной женщины. Точнее, той, кого он считал обычной смертной женщиной. *Если бы я попросила его приехать, он бы остался жив.* Запоздало…все запоздало. И ее последнее письмо, в котором она сказала, что вернется по первому его зову или готова ждать его письма или его самого в Лондоне – тоже запоздало. Время расставить все по местам.

Тэлбот пошел на большее, чем просто перечислить имена бессмертных, по возрасту старше Армана и находящихся сейчас в Лондоне. В Архиве Таламаски он разрешил ей ознакомиться с досье на этих вампиров. Маарет. Сантино. Маэл. Эрик. Сантино и Маэла Эжени помнила все с того же периода, про оставшихся двух слышала впервые. А ведь именно они и являлись самыми могущественными и страшными… если враг – один из них. Впрочем, и первые двое – тоже малоприятные, умные и сильные бессмертные.

Эжени попросила Тэлбота выдать ей также адреса агентов тих вампиров, через которых с ними можно связаться, после чего попросила разрешения воспользоваться телефоном в его кабинете. Благо, ее собственный поверенный умел действовать быстро и работать по ночам.

Она приказала срочно дать объявление от лица неизвестного покупателя по всем аукционным домам, коллекционерам, букинистическим лавкам и антикварным салонам о том, что в розыск объявлен томик Бомарше 18 века с датой 31 марта 1794 года на титульном листе, обозначив цену в один миллион фунтов. Такое же объявление очень крупным шрифтом следовало за любые деньги поместить на первые полосы всех утренних и вечерних газет Лондона. После чего следовало отправить четыре из этих газет с курьером на адреса агентов вампиров, названных Тэлботом с пометкой срочно передать.

Пожалуй, это было большее, что можно сделать в одиночку. Судьба книги волновала Эжени гораздо больше, чем вся Таламаска и Парижское собрание вместе взятые, но бросать подругу было нельзя. Может, она сумеет больше выжать из скудной информации, которая стала им известна?

- Привет, Элени, - поздоровалась Эжени, закуривая за столиком в кафе.

Элени отложила книгу. На встречи она всегда приходила намного раньше, если позволяло время, так что последние полчаса она с большим интересом изучала новый детектив. - Вижу, твои глаза блестят особым светом, - улыбнулась Элени. - Твоя миссия удалась?

- Это не свет. Это слезы, - грустно улыбнулась Эжени, - Книги нет. Письма со мной. А еще со мной вот что, - она достала из сумочки краткие досье на четырех бессмертных, которые часто бывают в Лондоне, - Элени, если это бессмертный, то может это один из них? И еще, я решила разыскать книгу любой ценой, а заодно дать знать этому противнику, что попытка стравить нас с Таламаской – если это было она – провалилась, - она рассказала об объявлении в газетах. Ну а что у тебя?

Элени извлекла записку, найденную в доме сумасшедшей старушки, и письмо.
- Вот. Это единственное, что я обнаружила. Посмотри на числа. Это письмо своей знакомой погибшая женщина написала за день до своего "сумасшествия". Как видишь, оно не похоже на письмо человека, лишенного рассудка или близкого к этому. А вот письмо, подписанное Свивеном Элиссоном. Племянником погибшей. В нем он сообщает, что заглянет ее навестить. Дата - тот же день, что и день нашего прибытия в Лондон. Получается, что этот племянник может быть был последним, кто ее видел в тот день. А потом произошло нечто такое, что она стала говорящей куклой, которая просто сидела и ждала нашего прихода, очевидно кем-то к нему здорово подготовленная. Ты думаешь, это сделал кто-то из этих Древнейших? Но зачем? Маэла можешь вычеркнуть сразу. Я знала его немного в Париже. Поверь мне, это не тот вампир, кто будет действовать подобными методами.

- Согласна. Этот англичанин из тех, кто лично отрывает головы врагам, не тратя время на лишние формальности или интриги. Элени, я не уверена, что это – бессмертный, это было твое предположение, - напомнила Эжени и взяла со стола записку, - А если это – он, Стивен Эллисон? Если он пришел к ней.. отдал ей _мое_ письмо, и свел с ума? Ведь и у смертных бывают сильные способности... хотя все же я бы не стала сбрасывать со счетов бессмертного. Жалко, мы не знаем ни кто он ни где он живет.

- В наших силах это узнать, - тихо сказала Элени. - Но это может быть опасным. Твое объявление может быть хорошей приманкой. Либо он, или она захочет продать книгу. Либо - подкинуть тебе следующую зацепку. Либо... испугается и на время затаится. В первых двух случаях у нас есть реальный шанс его выследить. Кстати, я бы хотела предложить тебе прогуляться в ту квартиру. Посмотришь свежим взглядом - вдруг увидишь что-то, чего не увидела я? Там в коробке очень много фотографий. Пойдем? Если там уже работает полиция, я возьму переговоры на себя.

- Хорошо, идем, - Эжени встала.

_________________
Только мертвые не возвращаются (с) Bertrand Barere
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2009 10:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Лондон, дом Маэла

Бьянка, Стивен, Сен-Жермен

Больница Святого Петра для душевнобольных. Бьянка разглядывала эти комнаты со смешанным чувством. Ее всегда интересовало, что должно произойти с человеком, чтобы он потерял рассудок. Сумасшедших она не боялась, но говорить с ними было неприятно. А еще ей быо непонятно, зачем сумасшедших помещают в такие белые и стерильные комнаты. Обстановка тут давила на психику – кто угодно с ума сойдет, если вот так пожить… Но это лирика.

«Я сестра мистера Эллисона. Знаю, что поздно. Но я прилетела с другого конца света, и мне необходимо его повидать. А заодно посмотреть его историю болезни».

Дежурный врач засуетился. «Да-да, конечно. В этой клинике пациенты лежат добровольно. Вы даже можете забрать вашего брата, если захотите». Через минуту ее уже вели к агенту Эллисону.

«Оставьте нас одних».
Дверь захлопнулась.

Сидящий на кровати молодой человек не повернул головы. Он был чем-то похож на Дэниэла – настоящее дитя современной эпохи. Только почти седая голова и бессмысленный взгляд. Бьянка несколько раз окликнула его по имени, но все было бесполезно. Лишь раз он поднял на нее глаза и забормотал что-то о школе и проблемах с учителем математики. В его мыслях – полный сумбур, пробившись четверть часа, Бьянка выудила из них лишь образ рыжеволосой девушки в очках, чем-то напоминающие Маарет. Черт. Сдаваться нельзя. Не бывает случайных встреч. И два раза одно и то же имя просто в разных ситуациях не всплывает.

Бьянка протянула ему руку. «Пойдем, Стивен. Я отведу тебя.. на прогулку»

Он движется послушно, и, кажется, даже рад перемене обстановки.

*Я забираю его до утра*

Они расступаются. Теперь – в машину. Наверное, Маэл не будет против ее инициативы?

Хрупкая гармония того места, в котором он находился в последнее время была разрушена резко и грубо. В голове зароились воспоминания, смешиваясь с картинами и звуками реального мира. Того, в который он не хотел возвращаться ни под каким предлогом. Кажется, он даже потерял сознание, так как некоторое время перед глазами было темно. Потом пришло осознание того, что он находится в машине, в данный момент стоят на светофоре, а за рулем... за рулем - вампирка. Сказать на это было нечего, хотя на языке и вертелся вопрос: "Зачем?" Говорить вобще не хотелось. Наверное, он отвык.
Так и играли в молчанку до тех пор, пока не приехали к какому-то дому на окраине Лондона. Не проявляя ни инициативы, ни заинтересованности, Стивен пошел за впмпиркой. Какой смысл сопротивляться? Теперь, наверное, все начнется сначала. А в больнице сейчас ложатся спать...

***
Бьянка решила, что не стоит больше пытаться увещевать Эллисона и возвращать его к реальности при помощи внушений. Она первым делом усадила его в кресло и, надкусив запястье, приложила руку к его губам. В здравомыслии ей не отказать. Во всяком случае, она сделает все, что возможно. Вдруг поможет и этот челвоек сможет рассказать, что с ним произошло? Потянулись минуты, в течение которых она с тревогой наблюдала за тем, как меняется выражение его лица. Помогло. Он вернулся к реальности, пусть и такой странной ценой.

- Стивен, вы в гостях у бессмертного. И в безопасности. Пойдемте со мной.

В комнате, куда привела его новая знакомая, было светло и даже уютно. За низким столом сидел человек, мысль о том, что это именно человек показалась неожиданно дикой, но он только кивнул им и продолжил раскладывать нечто похожее на пасьянс. - Что вам нужно? - наконец спросил Стивен. - Зачем я вам понадобился?

- Садитесь, Стивен. - Бьянка бросила выразительный взгляд на графа. - Это Стивен Эллисон, агент Ордена. Это - Чарльз Уелдон. Антиквар и близкий друг бессмертных. Ведь вы уже сталкивались с такими, как я, не правда ли, Стивен? Если нет, я готова пояснить, кто мы такие. - Бьянка наблюдала, как в его глаза возвращается осмысленное выражение. Неизвестно, насколько помогло ее вмешательство, но помогло точно. - Вас ищет ваш друг Дэниэл, - мягко добавила Бьянка. - Он очень за вас переживает.

Все сказанное сбивало с толку. Но лучше будет ответить на все по порядку. - Добрый вечер, мистер Уэлдон, - пробормотал Стивен.

- Добрый вечер, - поздоровался антиквар, бросив на него быстрый проницательный взгляд. Его лицо казалось знакомым. Но откуда? Решив не задаваться этим вопросом, он повернулся к вампирке.

- Я знаю, кто вы такие, мисс... Дэниэл... я найду его. Скажите, зачем вы это сделали? Зачем я здесь?

- Босс, - тихо сказала Бьянка. - Нам с вами по пути.

Стивен вздрогнул, как от удара. Руки автоматически потянулись к вискам, он закрыл глаза, ожидая взрыва боли. Как бы разом покончить с этим? Какая смерть может быть быстрой и желательно безболезненной?

- Не нужно...

- Синьора, боюсь, что вы поспешили с ответом, - послышался тихий голос антиквара.

- Я сказала что-то не так? - Бьянка испуганно обернулась к Сен-Жермену.

Сен-Жермен кивком указал на скорчившегося в кресле агента.

- Граф, сделайте что-нибудь, пожалуйста! - перепугалась Бьянка. - Что с ним? Ведь он почти пришел в себя!

- Не люблю я агентов... - пробормотал Сен-Жермен, но все же подошел к молодому человеку и легко коснулся его лба. - Мысли о самоубийстве - не самый лучший вариант, мистер Эллисон.

- Вы! - Стивен чувствовал, что его трясет. - Вы из Ордена...

- Нет, - спокойно ответил антиквар. - И никогда не состоял в Ордене. Вам будет легче, если я скажу, что недолюбливаю Таламаску и всех, кто с ней связан?

- Тогда что вам от меня нужно?! Хотите повторить все по-новой?! Я ничего не знаю о Боссе! - Ну почему руки опять тянутся к голове?

- А вас никто и не заставляет о нем рассказывать. Вас никто не заставляет что-либо делать. Просто мы вступили в конфликт с этим человеком и нам показалось справедливым немного сократить число жертв его деятельности. Вот и все.

- То есть... - начал Стивен.

- Именно, - кивнул антиквар. - Придете в себя и ступайте на все четыре стороны.

- Но... - Стивен задумался.

- Если его преследовали, его нельзя отпускать на все четыре стороны, - твердо сказала Бьянка. - Ему нужно уехать, иначе снова окажется в том месте, откуда я его привела. *Граф, - она обратилась к Сен-Жермену мысленно, - Я ничего не поинмаю. С ним сделали что-то, что не дает ему возможности вспоминать про Босса? Его можно вылечить? Нам нужна информация не только про Босса, но и про расследование, которым он занимался. Помните, об этом говорил Дэниэл?*

*Синьора Сольдерини, вы хотите свести на нет все мои усилия?* Сен-Жермен молча наблюдал за тем, как агент мечется по комнате, близкий к настоящей панике. Слова о том, что его, возможно, будут удерживать силой снова нарушило то состояние равновесия, которого удалось добиться. * Пока что он не совсем адекватно все воспринимает. Перестаньте искать в моих словах логику, прошу вас.*

Бьянка кивнула и молча устроилась в кресле, листая газету. Глаза машинально искали упоминания цифры "4". "Вот так вампиры и сходят с ума", - про себя улыбнулась она.

Сен-Жермен подошел к вампирке и мягко положил ей руку на плечо. *Не сердитесь, я был резок. Но действительно будет лучше, если вы не станете упоминать  о Боссе и об Ордене. А также о том, чтобы сделать что-то против его воли. Говорите о чем угодно, но только не об этом. Я мало что могу сделать, он не доверяет мне и опасается.*

- Но ведь зачем-то вы вытащили меня оттуда? Не верю в альтруизм, извините, - наконец подал голос Стивен, наблюдая за этой идиллией. Человек и вампирка.Это было так дико, что он не мог ничего с собой поделать и только пялился на них. И это ломало все представления о вампирах, которые у него сложились. По архивным документам он сделал выводы, что вампиры избегают людей, освещенных мест и так далее, не говоря уже о том, чтобы общаться с человеком, который знает о ее сущности и она знает, что он это знает... Тьфу. Запутался. 

- Выражаясь современным языком, молодой человек, - ответил антиквар. - Мы вытащили вас затем, чтобы хоть таким образом сделать гадость Боссу. Рано или поздно он узнает об этом и... как правило в таких случаях людям свойственно совершать ошибки.

- Значит, я - приманка? - рассмеялся Стивен. - С этого надо было и начинать.

- Мистер Эллисон, ну почему вы не хотите сесть и подумать? - вздохнул Уэлдон. - Достаточно, что вы не находитесь там, где находились, вот и все. Вы же вольны идти куда пожелаете, хоть назад в больницу, если вам там понравилось.

- Нет, - мрачно ответил Стивен. - Но он убьет меня, как других агентов. Они все погибали. Это всегда был несчастный случай...

- Ничего об этом не знаю, поэтому не берусь судить, - ответил Уэлдон.

- И я не могу быть полезен, так как не могу дать вам нужную информацию.

- Но мы вас ни о чем не спрашивали! - нетерпеливо перебил антиквар. -  Вы сами заговорили об этом.

Стивен с размаху сел, едва не угодив мимо кресла. - Что вы со мной сделали? - хрипло прошептал он.

- Господи, дай мне терпения, а остальное у меня как-нибудь будет, - сложив руки, как для молитвы сказал антиквар. - Синьора, у меня больше нет моральных сил, прошу меня извинить.

- Стивен, а ведь я даже не представилась! Меня зовут Бьянка, - она легко переместилась к креслу, где сидел их гость. - Я немного помогла вам вернутсья к реальности, вот и все. Есть один простой способ, о котором я когда-нибудь расскажу вам, если хотите. Поверьте, реальность, пусть и опсаная - это интереснее, чем то, где вы были все это время. - Бьянка старалась говорить как можно мягче, чтобы не отпугнуть собеседника. Видимо, ему здорово досталось от своих же... Мерзавцы... - И для начала, мне кажется, вам надо перекусить. Вы любите итальянскую кухню? Признаюсь, я уже давно не помню, как готовить еду, но могу заказать для вас что-нибудь, как для гостя. Согласны?

*Граф, благодарю вас, я все поняла. Видите, этот несчастный молодой челвоек говорит об убийствах агентов. Помните, Дэниэл упоминал о Маарет? Нас важно, очень важно об этом расспросить его. Положитесь на меня*

Стивен помотал головой. Есть совершенно не хотелось. А вампирка права. Лучше реальность, пусть и опасная. И нужно думать в первую очередь о проблемах насущных.

- Вы... Вы не сможете одолжить мне какую-нибудь одежду? - тихо спросил Стивен. - Я бы хотел вернуться домой. А завтра вечером я вернусь, если хотите. Вам ведь нужна информация, верно? - он вымученно улыбнулся. - Может быть, что-то и получится, если раздобыть очень сильное обезболивающее. Только эффекта хватает не надолго...

- Стивен, вы с ума сошли! - Бьянка всплеснула руками. - А если вас убьют? Коненчо я помогу вам выбрать что-то более подходящее из одежды. Готова отвезти вас в магазин, который работает до полуночи - тут, в Лондоне, таки два. - Прошу вас, не рискуйте так. Давайте снимем для вас номер в гостинице? Что касается информации, то это совсем не то, о чем вы думаете. Обещаю, вам не придется мучиться. И никакого обезболивающего не понадобится. Вам придется мне поверить, ведь я вас вытащила из этого страшного места! - Бьянка выразительно сдвинула брови, а потом весело улыбнулась.

- А я не могу говорить об этом и не мучиться, - Стивен коснулся висков. - У меня нет выбора. И у меня нет денег, чтобы вернуть вам долг, так что не страйтесь что-то делать, не люблю быть обязанным.

- А вы упрямы, - расстроилась Бьянка. - И недружелюбны. А зря - вы мне понравились, Стивен. - Но если вы не верите в мои добрые намеряния, то давайте заключим сделку, хотите?

- Я действительно не люблю быть в долгу, - тихо сказал Стивен. - Не нужно никкаой сделки. Я и так уже обязан вам своим возвращением. А еще меня не оставляет мысль, что вы, мистер Уэлдон, - он внимательно посмотрел на антиквара, вернувшегося к своим картам, - что вы из Ордена. Я не хочу снова попасть к ним в руки.

- Знали бы вы, мистер Эллисон, скольких нервов мне стоило знакомство с вашим Орденом, то не говорили бы так, - хмуро отозвался антиквар.

- Мистер Уелдон ненавидит Орден также, как и я. И как тот бессмертный, в доме которого мы находимся. - грустно сказал Бьянка. - Хотите я расскажу вам историю своего знакомства с этой чудесной организацией? Один из агентов подстроил для меня ловушку и пристроил в лабораторию, где изучали таких, как мы. Я провела там несколько месяцев. Поверьте, то, что со мной там сделали, страшнее самых изощренных пыток, которые придумало человечество. Но я вырвалась и, естественно, хочу разобраться с теми, кто все это придумал.

- Я слышал об этом... Только нам говорили, что там изучают людей с психическими отклонениями, но которые все же обладают паранормальными способностями. Возможно, там и держали тех, кого немеренно сводили с ума. А может быть она изначально предназначалась для других целей. Мне жаль, что вам пришлось об этом рассказать. А вы, мистер Уэлдон... - Стивен замолчал, сообразив, что сказал бестактность.

- А мне хватило бесконечных вмешательств в мою личную жизнь, - ответил Уэлдон. - И ладно бы это были просто вмешательства, но попытки вести со мной разговоры о вечном... поверьте, это надоедает.

"Разговоры о вечном"... Так говорили о... Стивен внимательно присмотрелся к антиквару. В глаза бросился бриллиант на пальце, а воображение тем временем дорисовало Уэлдону парик и  старинный костюм.

- Я вам верю, - быстро сказал агент.

- Если вы больше не считаете нас своими врагами, которым нельзя доверять, я готова отвезти вас за одеждой. Понимаю, что в больничном костюме вы чувствуете себя неуютно. - заговорила Бьянка. - О деньгах не волнуйтесь - обещаю, что как только вы сможете распоряжаться вашим банковским счетом, я первым делом потребую с вас долг. Потом мы решим, куда вы отправитесь. Договорились?

- Тогда я останусь и постараюсь морально подготовить хозяина дома к тому, что у нас гость, - улыбнулся Сен-Жермен.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Etelle
Coven Member


Зарегистрирован: 21.06.2009
Сообщения: 713
Откуда: Тарб (Гасконь)

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2009 11:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

1983 год, сентябрь.
Лондон.
Арман, Эжени, Элени.

Элени уверенно вела Эжени за собой. Третий поворот направо, подъезд старинного дома. Маленькое внушение консьержу. Четвертый этаж. Открыв дверь, Элени замерла. Бессмертный. Мысли закрыты. Она сжала руку Эжени и глазами показала на дальнюю комнату квартиры. *Нас двое. Но если это кто-то из твоего списка, нам не справиться. Рискнем?*

- Элени, слушай… У меня есть одна мысль... Нам надо было это сделать еще в кафе… Может вернемся и… мы ведь никого не знаем в Лондоне, кроме Дэвида Тэлбота. Наверняка у них в Таламаске есть хорошая база данных. Может, стоит позвонить ему и спросить кто такой Стивен Эллисон… Ну или попросить использовать его связи в полиции, которые наверняка у них есть, - Эжени резко остановилась, - Элени. Что б мне ни сказал этот смертный, Дэвид, я уверена, что Стивен Эллисон должен оказаться агентом Таламаски. И наш враг хочет, чтобы мы это узнали. Даже так – хотел чтобы мы узнали это ДО визита. Все, не надо никому звонить. Рискуем.

Элени вошла первой. Сейчас все это неважно. Легкий шорох в комнате - возможно, смертный не обратил бы на него внимания. В ее детективе была сцена... Нет, ну причем тут детектив? Сконцентрироваться. Их двое. Если это не вампир с многовековой историей, они смогут дать отпор. Еще один шаг. Бросив последний раз взгляд на Эжени, Элени толкнула дверь. На полу, перед коробкой с фотографиями, сидел бессмертный, которого когда-то она в душе считала самым красивым на свете. - Ну вот я вас и дождался. Думал, когда же вы вернетесь...
- Арман... - выдохнула Элени и от радости расцеловала его в обе щеки.

- Арман? – Эжени тепло улыбнулась, - Если это все устроил ты, я была бы счастлива. Потому что это значило бы, что… *Что моя книга у него. Причины и следствия для меня не будут иметь значение*. Но, думаю, это не ты…

- Думаю, нам не стоит тут задерживаться. - сказал Арман. - Пойдемте. А я покажу вам свое новое приобретение.

***

- Итак? - Арман посмотрел на Эжени и Элени, словно и не прошло этих двухсот лет. Они снова были вместе. Все трое расположились на борту небольшого частного самолета, на котором Арман прилетел сегодня вечером. Элени не могла отвести глаз от телевизоров, видеокамер и другой техники, которая их окружала. Сам салон выглядел роскошно. - Элени, это моя маленькая прихоть. В последнее время я полюбил самолеты. Как-нибудь расскажу, - улыбнулся Арман. - А теперь я хочу знать, что тут произошло. Мне стоило неимоверных трудов отыскать эту квартиру, где вы меня нашли. Но об этом - после. Сначала - вы.

- Арман, - Эжени предоставила Элени право коротко изложить события последних дней. Она рассматривала обстановку, думая, что бессмертные действительно не меняются с годами. Директорская ложа Театра или этот частный самолет – Арман любил быть первым и единственным в своем роде и делал все, чтобы подчеркнуть это перед окружающими, - Я рада тебя видеть. Ты получил мою записку? Или сам искал нас с какой-то целью?, - Она отметила, что Элени, кажется, так рада встрече старого Собрания, что готова забыть о поисках и тайнах, которые они так и не разгадали. Ей же хотелось вернуться к ним как можно скорее, выбраться обратно из этого сверкающего металлического мира, отделанного лакированными панелями к темным лицам, где шепот прошлого может подсказать направление поисков.

- Записку? - удивился Арман. - Я ничего не получал. Как правило, моему агенту требуется пара дней, чтобы найти меня. Но я действительно искал вас. Я в последнее время я жил в Париже, никому об этом не сообщая. У меня появились некоторые идеи, о которых я тоже расскажу вам позже. Кто-то подложил к порогу моего парижского дома письмо. Точнее, газету. В ней была статья об убийстве перед баром Элени и адрес, который полицейские обнаружили в руке
погибшего. Адрес был обведен ручкой. Мне это не понравилось. И вот, я здесь.

Эжени отметила, что ее разумная и ответственная подруга продолжила расспрашивать Армана о чем-то другом, явно радуясь часам безопасности и собираясь продолжить поиски чуть позже – если продолжать.

- Значит, с тобой тоже играют. Прости, Арман. На борту есть телефон? Я не могу сейчас радоваться чему-то…не могу даже говорить или дышать, если не вернусь к поискам. Я хочу проверить свою догадку о том, что Стивен Эллисон – это агент Таламаски, так как мы с Элени явно должны были получить в итоге прямое указание на эту организацию. Если надо – для вас с Элени открыт весь мир, но мой всегда был гораздо меньше. Мой мир, Арман, это не частные самолеты, а другое, то, что принадлежит только мне и что отделено ото всех невидимой завесой, где даже мертвые живее чем те, кто еще бродит по миру, цепляясь за физическую оболочку, а герои пьес имеют право голоса – и громкого голоса. Для меня нет понятия «позже», пойми…просто пойми… И скажи, где здесь телефон. Я не буду мешать вам, правда.

- Телефон тебе не понадобится. - Взгляд Армана посерьезнел. - Стивен Эллисон - это агент Таламаски. Я видел его однажды.. Точнее, я был в его доме, а потом выяснил все о нем, читая мысли одного... знакомого.

- Нас в игре уже трое, - заметила Элени, которая сразу настроилась на деловой лад. Интересно, где сейчас Лоран и Феликс?

- Лоран будет в Лондоне завтра, Феликса мы пока не нашли, - ответил Арман, задумчиво глядя в окошко. - Мне не понравилась идея с газетой - с определенного момента я нервно реагирую на какие-либо знаки со стороны СМИ. Поэтому я и решил разыскать вас.

- Я предлагаю наведаться к этому Эллисону немедленно! - выпалила Элени. - Нас трое. Втроем все проще.
- Я согласна с Элени, - заметила Эжени, - Только не надо медлить. Если вы решите ждать Лорана и Феликса – я отправлюсь одна. Я не могу ждать ни секунды больше, не могу, чтобы хоть на секунду дольше мою книгу держали чужие руки… Не могу.

- Книгу? Впрочем... - Арман легко вскочил на ноги. - Расскажешь по дороге, если хочешь. Едем. На ваше счастье. у меня хорошая память. И вот что еще... - Арман на секунду исчез и вернулся с тремя новенькими пистолетами. - Держите. Приобрел по дороге, чтобы не скучно было лететь. Теперь умею их собирать и разбирать. Сейчас покажу, как пользоваться. Оружие лишним не будет.

- Арман, ты обещал поделиться своими соображениями, - напомнила Эжени, завернув пистолет в платок и убрав в сумочку. Подумав, она открыла сумочку еще раз и достала сигареты, - Или она заключались в вооружении нас с Элени?, - Она улыбнулась ему чуть лукаво.

- Эжени, мои соображения заключались в том, что за нами охотится Таламаска. Но ты, мой ангел, кажется, почти поселила во мне сомнения. - Он рассмеялся и, подхватив обеих вампирок под руки, устремился к выходу.

_________________
Только мертвые не возвращаются (с) Bertrand Barere
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 1:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь, 1983.

Лондон.

Дом Маэла.

Бьянка, Стивен, Маэл, Сен-Жермен.

Всю дорогу до магазина и после Бьянка пыталась отвлечь Стивена от мрачных мыслей. В мыслях у него, правда, творился полный сумбур - он путался во времени, пытался вспомнить лица знакомых, понимал, что у него ничего не выходит и страшно расстраивался. Бьянка старательно прыгала по историческим местам и эпохам, и, наконец, вытащила его на беседу об эпохе Наполеона. Стивен, как выяснилось, прекрасно разбирался во французской истории и скоро уже вовсю демонстрировал свои знания, ловясь на умело расставленные Бьянкой ловушки, чтобы втянуть его в спор. Видимо, работа, которую над ним произвели, затронула только его воспоминания о частной жизни. Во всяком случае, с историей у Стивена было все в порядке. Наконец, они притормозили у дома Маэла.

- Стивен, я хотела бы вас предупредить, что, возможно, вы сейчас увидите еще одного бессмертного. Он очень-очень древний, вам должно быть интересно. Только благодаря его вмешательству я сейчас здесь, а не в пробирке.

- Почему вы меня предупреждаете? - Стивен занервничал, вспомнив, с кем разговаривает и что по этому поводу говорилось в инструкциях, которые он нарушил все разом. К черту! Нарушать, так нарушать. Но все же...

- Просто потому, что вы вряд ли сталкивались с такими ... бессмертными. А он выглядит менее человечно, чем я. Пойдемте.

***

...- Да вот и они, - Сен-Жермен принялся тасовать колоду. - Интересно, две четверки в раскладе, это следствие газетных публикаций или просто совпадение?

- Все, что могу сказать, так это то, что скоро мы сами помешаемся на этих четверках, - Маэл поднялся, приветствуя вошедших. - Добрый вечер, Бьянка и... добрый вечер, агент. Не думал, что мы увидимся, но заходите, не стесняйтесь.

- Добрый вечер, мистер Страффорд, - он назвал имя, которое вычитал, когда изучал взятые Форстером досье. Как давно это было... Но надо же как-то обращаться...

- Четверки, кажется, живут своей жизнью, - задумчиво сказала Бьянка, уловившая конец их разговора. - Думаю, поменять завтра себе машину. Хочу, чтобы в номерах было как минимум две четверки. - Стивен, все также не хотите поужинать? - на всякий случай уточнила она. Она собиралась проникнуть в его сознание, выпив его крови. Лучше бы ему подкрепиться, иначе организм может воспринять вторжение хуже. Впрочем, она не собиралась настаивать.

Стивен покачал головой. Почему-то стало не по себе.

- Какая прекрасная мысль! - рассмеялся Сен-Жермен. - Интересно, если купить куртку с цифрой четыре на всю спину, это может являться гарантией, что Босс убежит, как только меня увидит?

- Нам не нужно, чтобы он убегал. Наоборот, - поправил Маэл.

- Это тебе не нужно, - запротестовал Сен-Жермен. - А у меня в последнее время дурное предчувствие, что он все же мечтает спустить с меня шкуру.

Стивен невольно улыбнулся, слушая их разговор. Только при чем здесь четверка?

- Четверка - наш ключ к успеху, - торжественно произнесла Бьянка. - Ставлю четыре фунта, что дня через четыре какой-нибудь особо умный журналист напишет статью о странном явлении и внедрении цифры "4" в нашу жизнь. Ведь она - повсюду! Как вы считаете, господа, эта тема заслуживает первой полосы?

- А почему четыре? - поинтересовался Стивен.

- Кстати, вместе с агентом нас четверо, - хмыкнул Маэл.

На этот раз Бьянка рассмеялась.

- Маэл, вы потрясающе наблюдательны! И это - добрый знак. И наше счастливое число. Я серьезно.

*Маэл, граф, должно быть, рассказал вам о том, что расспрашивать Стивена мы не можем - с ним что-то происходит. Я хочу погрузить его в сон и проникнуть в его мысли при помощи его крови. Вы старше меня и, думаю, лучше справитесь с этой задачей. Но я - женщина, и бывший журналист, поэтому значительно лучше замечаю детали. Как лучше поступить?*

*Думаю, что будет справедливо, если мы скажем ему о нашем намерении. Если сомневаетесь в своих силах, то можем поступить просто: я проникну в его воспоминания, а потом таким же способом передам их вам и графу.*

*Так и поступим* Бьянка серьезно посмотрела на Стивена.

- Сегодня вечером я сказала вам, что смогу получить информацию, которой вы владеете, не доставляя вам неудобств. Пора пояснить, в чем моя идея. Видите ли, Стивен, вампиры могут не только читать мысли. Любой из нас может почерпнуть массу информации из глубин сознания человека, попробовав его кровь. Я говорю с вами предельно честно. Как видите, мы все озабочены поимкой этого человека - нашего общего врага. Признаюсь честно, пока что мы топчемся на месте - он неуловим. Вы могли бы помочь нам, дав согласие на подобное вмешательство в вашу жизнь. Обещаю, мы будем действовать аккуратно и вы, скорее всего, ничего не почувствуете, погрузившись в сон. Затем я разбужу вас. - Бьянка посмотрела на Стивена умоляюще. - Вы согласны?

- Вам нужно было с этого и начать, а не говорить о бескорыстии, - невесело улыбнулся Стивен. - Что же... я не могу ответить отказом. Только не нужно погружать меня в сон, я хочу запомнить то, что со мной произойдет.

Бьянка кивнула и посмотрела на Маэла.

- Я должен... заставлять себя думать о тех событиях? - спросил Стивен.

- Нет, не обязательно, - ответил Маэл. Не оставляя смертному времени на то, чтобы передумать, испугаться или запротестовать, он быстро шагнул навстречу и в следующую секунду клыки коснулись шеи агента. Тот забился, пытаясь освободиться, но в любом случае было уже слишком поздно. Чужие воспоминания, чужая жизнь, другие картины. Должно быть, Эллисон действительно искренне привязан к Джессике, не последнее место занимает в его воспоминаниях и журналист... Орден... Он их просто боится. И вот воспоминания о том, кто их интересует. Босс. Не позволяя чужим воспоминаниям увести себя слишком далеко, Маэл оторвался от агента. Тот едва не упал от подступившей слабости, но удержался на ногах, а потом, поняв, что все закончилось, молча опустился в кресло, потирая шею.

- Выпейте, мистер Эллисон. Вам нужно восстановить силы. - Стивен едва понял смысл слов Уэлдона, но взял у него из рук бокал с красным вином и выпил, даже не почувствовав вкуса. Теперь его начал бить озноб.

- Несколько капель нашей крови не повредят, - заметила Бьянка. Все это время она смотрела, не отрываясь, на Маэла, пытаясь понять, удалось ли ему найти что-то, что поможет приблизиться к Боссу.

- Не обязательно, но поступайте, как считаете нужным, - ответил Маэл.

Бьянка быстро прокусила запястье и добавила крови в бокал. Затем протянула Стивену.

- Так случилось, что вы попали в это странное общество. Считайте, что это сон. И выпейте. Вам станет легче. *Маэл, я могу предложить ему остаться в этом доме?*

*Можете*, - безразлично ответил Маэл.

Стивен молча выпил предложенный напиток. Странный вечер. Если бы подобное случилось с ним раньше, он бы еще долго не смог бы уснуть, бросился бы в архивы искать информацию о тех, кому довелось испытать подобное и сравнивать, анализировать, изучать. Сейчас же он просто устал и отнесся ко всему почти с безразличием. В конце концов, какая разница? Они хотя бы старались получить информацию безболезненно.

- Я готова отвезти вас в гостиницу, - сказала Бьянка. - Но предпочла бы, чтобы вы остались здесь. Так будет безопаснее. А хозяин дома не против.

- Если не против... - Стивен бросил быстрый взгляд на старого вампира, но не решился договорить. Тот просто кивнул, давая понять, что уловил мысль. - Я очень устал...

- Бьянка, вы сможете отвести мистера Эллисона наверх? - спросил Маэл.

- Конечно, - улыбнулась Бьянка. - Я все устрою.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 1:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Лондон, квартира Стивена Эллисона

Арман, Эжени, Элени

Чтобы попасть в квартиру Эллисона, Арман воспользовался старым и испытанным методом - влез в окно. Затем жесто пригласил обеих вампирок следовать за собой. В квартире было довольно промозгло - окна были открыты. Арман отметил, что пепельница полна окурков, а вот во всем остальном квартира выглядела очень ухоженной. Холостяцкий рай человека, который не превращает свое убежище в помойку. Арман на секунду нахмурился - и что он снова думает плохо о Дэниэле? Вот у кого в квартиру войти было невозможно... При ближайшем рассмотрении рай оказался не таким уж холостяцким. На видном месте обнаружилась фотогарфия в рамке - смеющийся светловолосый парень с внешностью голливудского героя обнимает не очень красивую рыжую девушку.

- Арман? - голос Элени доносился из кухни. - Мы нашли чемодан. Похоже, хозяин этой квартиры был тут в последний раз довольно давно, судя по заплесневевшему торту в холодильнике. - Чемодан полуразобранный, как будто он заходил домой ненадолго.

Эжени огляделась в квартирке и удовлетворенно хмыкнула, увидев пепельницу. Брезгливо вытряхнув ее в раковину, она закурила, присев на стол и рассматривая вещи.

- Удивительно, уходя куда-то в последней раз, он оставил на столе бумажник и сигареты, - Поделилась она открытием. Даже я всегда ношу их с собой и могу забыть. Только если очень взволнована или тороплюсь. На столе легкий слой пыли… смятый посадочный талон и ежедневник, - Арман, Элени, идите сюда, - она устроилась поудобнее, начав чтение и приглашая бывших коллег присоединиться, - А он аккуратный был, все записывал. Даже свидания с некоей Дж. отмечал. Такой сигареты не забудет… И вот – обрывается некоторое время назад. Хотите взглянуть?
Элени кивнула и стала листать книжку. Арман тем временем с большим интересом уставился на книжную полку. - Ого! Да он коллекционер! Посмотрите-ка! Сколько редких изданий о Великой французской революции. Можно сказать, антикварных. Про одного только палача Сансона книг с десяток, - небрежно заметил Арман.
Эжени внимательно слушала коллег, рассеянно глядя на книжную полку. Услышав упоминание Армана, она взглянула на стеллаж… книги. Посвященные Великой Французской Революции. «Записки палача», «Речи Сен-Жюста» в каком-то юбилейном издании, научные труды Марата и… конечно, подборка по делу Дантона и его товарищей, - Негнущейся рукой она выудила с полки книгу наугад и перелистала. Глава, посвященная 31 марта… все подробно…
- Интересно…а многие его коллеги знали о его увлечении… и не мог ли он по недомыслию вынести какие-то вещи. Чтобы ознакомиться с ними на досуге… И стать жертвой той самой злой воли… или другого коллеги… Тогда Таламаска получается правда ни причем, а его использовали. Чтобы начать игру против нас, - выдавила она из себя последние рациональные мысли, чувствуя, как ее накрывает темнота и не обращая внимания, что сигарета догорела почти до кончиков пальцев.


- Эжени, осторожнее! - воскликнула Элени и легко стукнула ее по руке. Окурок выпал. - Твое курение до добра не доведет. Ты права, вижу, этот молодой челвоек увлекался этим периодом. Кстати, книги у него - старинные. И почти нет переводных. Видимо, скупал антиквариат. Интересно, тот, кто с нами играет, знал, что Арман уже бывал тут? Посмотрите, счета выписаны на другую фамилию. Эллисон жил тут под другим именем, и мы потеряли бы время, чтобы отыскать нужный дом. Или.. Или для этого нам бы прищлось отправиться в Таламаску.

- Надо проверить, с кем он общался и куда пропал, отправившись куда… Я бы предложила все-таки задать эти вопросы Тэлботу, - да не смотрите вы на меня так. Это не пройдет, вы же знаете. Значит все как обычно. Пора мчаться дальше, - она посмотрела на Армана и Элени невидящими глазами… Не хотите связываться с Таламаской – давайте позвоним этой «Дж.» - в конце ежедневника обычно есть телефонная книжка. В конце концов, она может не знать, что с этим Стивеном случилось несчастье. Так нельзя, это самое худшее!
Эжени не обратила внимания на предпреждение Элени и сразу закурила следующую сигарету.

- И что мы ей скажем? - спросил Арман. Мысль о Таламаске его не радовала - слишком болезненными были воспоминания. Но если Эжени начнет настаивать, придется идти. Не говорить же им, что боится...

- Арман, в Таламаску можно просто позвонить, у меня где-то в сумке валяется визитка Тэлбота. А «Дж» надо сказать, что со Стивеном случилась беда! Спросить когда они общались в последний раз и с кем он еще общался близко. Просто давайте решим кто занимается чем, хорошо? Элени, а про счета я не понимаю, - Эжени не боялась признаться, что, хотя ее дела всегда были в идеальном порядке, она к этому никогда не имела никакого отношения и умела только подписывать чеки, - ВЫ просто не понимаете! Она может сидеть и думать. Что с ним все хорошо, что она успеет с ним помириться и что они еще будут вместе. А его могли убить! Лучше о таких вещах говорить заранее – и помочь ей его спасти!, - Эжени понимала, что спасать человека, который мог сам оказаться разгадкой одной из ее мрачнейших тайн будет глупостью. Но ничего не могла с собой поделать. Ведь ей в аналогичной ситуации двести лет назад никто ничего не сказал… Даже Театр не дал знать в Лондон… Тогда она бы успела… Нет, об этом думать нельзя.


- Эжени, не надо. Пожалуйста. - мягко сказала Элени. - Это - ее жизнь. И, думаю, что если случилась беда, она об этом знает. Посмотри, в доме много ее фотографий - судя по всему, они были очень даже близки. Если мы будем звонить ей, то лишь разбередим душу. Звони этому Тэлботу. - Элени по привычке обернулась к Арману, ожидая, что он скажет. Но тот лишь кивнул. Он устроился в кресле и с огромным интересом поедал глазами старинную книжку о палаче Анри Сансоне.

Эжени вышла на кухню, села на подоконник и набрала номер телефона.

- Здравствуйте, месье Тэлбот. Это Эжени.

Коротко поговорив, она вернулась в комнату.

- Тупик. Стивен Эллисон три месяца числится пропавшим без вести. Правда это или нет – не сработало. Что касается этой «Дж» - Элени, - Мягко спросила она, - Двести лет назад вы не дали мне знать об аресте… не хотели бередить раны или думали, что мы так близки, что я не могу не знать?

- Ты сказала, что между вами все кончено, - медленно произнесла Элени. - Но и это не причина. О его смерти я узнала из мыслей зрителей. Так или иначе, но я не смогла бы тебе помочь.

- А у него весьма интересная коллекция, - подал голос Арман. - Редчайшие книги начала 19-го века! А что если правда этот собиратель позарился на редкую книжку с надписью?

- Я думаю, что собиратель позарился на ту вещь, ради которой я поставлю на уши всех и вся, - Эжени грустно посмотрела на Армана, - И за которую я готова воевать не то что с Орденом, а со всем светом. А Вы… Вы бы меня не оставили. Все верно просчитано. В таком случае нам остается ждать, пока наш враг отреагирует на мое объявление. Если не отреагирует – можно поприветствовать Лорана и разойтись. На нас охотится не Таламаска и попытка стравить нас провалилась. Вы можете оставить меня, считая свою миссию законченной. Вы правда не обязаны присутствовать при этой охоте… Как не были обязаны знать, что такое не может закончиться… Даже после смерти обоих. Я ведь тоже мертвая. Просто не всегда два одиночества встречаются в вечности.

- Мы останемся с тобой и пройдем весь путь вместе, - тихо сказал Арман. Элени кивнула. - Пойдемте отсюда. До рассвета осталось не так много времени. Завтра мы встретимся с Лораном. И нас станет четверо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 11:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Лондон

Маэл, Бьянка, Сен-Жермен// Арман, Эжени, Элени

- У меня новости! – с порога заявила Бьянка, вернувшись из очередного тура по редакциям. Сен-Жермен и Маэл посмотрели на нее вопросительно. Вчера, после того, как Стивен отправился на заслуженный отдых, они втоем до утра обсуждали план действий. Информация, которую почерпнул Маэл Стивена, давала возможность получше представить себе образ Босса и его методов воздействия. Блистательный манипулятор, способный воздействовать на психику людей. Человек, способный на многое силой взгляда. В этой цепочке образов оставалось одно непонятное звено. А именно, активное противостояние Босса расследованию агента Эллисона дела об убийствах агентов. Почему ему это было настолько важно, что он пошел на рискованный шаг с обвинением Стивена в торговле наркотиками? Это предстояло выяснить.

Бьянка извлекла газету.
- Эту газету я обнаружила рядом с дверью. Посмотрите, на первой полосе любопытное объявление. Некто предлагает миллион фунтов за книгу Бомарше. На книге есть особый знак – она датирована 31 марта 1794 года. Любопытно, не правда ли? К чему, как вы думаете, кто-то подложил нам газету? Чтобы привлечь внимание?

- Понятия не имею, - отозвался Маэл. - В любом случае, обращение не по адресу. У меня есть несколько книг той эпохи, но это не Бомарше. Граф?

- У меня действительно есть книга Бомарше, но она была издана в начале этого века, - пожал плечами Сен-Жермен.

- Я же не предлагаю вам заработать на объявлении, - Бьянка нетерпеливо зашагала по комнате. - Думаю, вы со мной согласитесь, что эту газету нам положили неспроста. Я просмотрела ее всю - каждую букву. лишь это объявление показалось мне интересным. И оно похоже на приманку. Миллион фунтов за книжку! Ни на одном аукционе за нее не дали бы столько! Мне кажется, что это - шаг к нам навстречу. Кто-то ведет аналогичное расследвоание и хочет заручиться нашей поддержкой. Или я нелогична? Маэл? Граф?

- Хорошо, допустим, газету положили неспроста, - Маэл потянулся за газетой. - Ну и что? Возможно, вы и правы, Бьянка. В таком случае, можно будет узнать кому это нужно.

-Если вы правы насчет того, что кто-то хочет заручиться нашей поддержкой... - Сен-Жермен покачал головой, - Не хотелось бы нарушать наше счастливое число, чем меньше знают о том, чем мы на самом деле занимаемся - тем лучше.

- Согласен с графом, - поддержал Сен-Жермена Маэл. - Лишние слухи, даже с самыми благими намерениями нам ни к чему.

- Но мы же можем просто разузнать, кто дал объявление! Ведь совершенно не обязательно вступать с ними в контакт! А вдруг это даст еще один ключик к разгадке? Ну неужели вам не интересно? - Бьянка переводила горящий взгляд с Маэла на графа.

- Бьянка, поступайте, как считаете нужным, - сказал Маэл, не отрываясь от газеты, где нашлась довольно интересная статья.

- Мне не интересно, все равно книги у меня нет, - Развел руками Сен-Жермен. - Я могу составить вам компанию в поисках того, кто дал это объявление, но не в восторге от этой затеи, признаюсь честно.

- Компанию составить и я могу, - хмыкнул Маэл. - Раз вы не успокоитесь, пока не найдете того, кто дал объявление... Значит, придется его искать.

- Тогда чего мы ждем? - Сен-Жермен потянулся к телефону. - Там есть номер?

- И что вы скажете, граф? - осведомился Маэл. - Извините, но книги у нас нет?

- Я спрошу, не интересует ли их издание Бомарше 1901 года, - ответил Сен-Жермен. - Это и о Бомарше и почти по объявлению. Держу пари, что они получают и более глупые звонки.

***

Бьянка действовала уверенно, хотя ей было страшно неудобно перед своими спутниками. Они явно не считали, что ее интерес к объявлению принесет какой-то важный результат и отправились к ней просто, чтобы поддержать. Звонок Сен-Жермена вывел их на человека, который моментально выдал адрес, где искать автора объявления. А автор объявления оказался… конечно же агентом Таламаски. Под суровым взглядом Маэла, тот, не задумываясь, сообщил, где искать заказчика. Эжени Леме . Что-то знакомое. Разберемся. По пути в гостиницу, где, по договоренности с агентом, должна была заседать эта Эжени с 22.00 до полуночи ежедневно, Маэл молчал. Бьянка, наконец, решилась задать несколько вопросов Сен-Жермену, связанных с легендами, переданными ей когда-то Сен-Жюстом, и, не успевала поражаться его умению представлять самые простые факты в совершенно новом ключе. Наконец, Бьянка остановила машину возле гостиницы.

Дверь номера открыла красивая черноглазая вампирка. Бьянка моментально ее узнала. Так-так, вот мы и встретились, Элени Дюваль. Позади на подоконнике она рассмотрела худощавую вампирку с модной стрижкой. Все ясно. Театр вампиров в почти полном составе. Бьянка извлекла из сумочки сложенную вчетверо газету.

- Мы получили ваше послание. Книги у нас нет, но мы предполагаем, что охотимся за одним и тем же человеком.

Эжени задумчиво взглянула на посетителей. Конечно, ожившее прошлое. Красивая невысокая блондинка, которую половина Парижа знала под именем Клери. Эжени улыбнулась, вспоминания их прошлые короткие встречи. Счастливое воспоминание. А вот и один из древних… К сожалению, именно тот, кто не мог стоять за сложной игрой неизвестного. Эжени отметила, что Арман даже спустя двести лет не стал к тому, кого когда-то звали Страффордом доброжелательнее ни на грош. Элени смотрела на него с интересом, вспоминая, очевидно, и хорошее и плохое. Третий был неизвестен ни одному из присутствующих.

- Боюсь, что газета на адрес Вашего агента, - кивнула она Маэлу, - была доставлена по ошибке. К сожалению, когда мы с подругой искали ответ на одну загадку, уходящую корнями на двести лет назад, мы запоздало вспомнили, что Вы предпочитаете простоту, а интриги считаете клубком, который следует разрубить. Думаю, мне стоит извиниться за лишнее беспокойство и надеяться, что прогулка доставила Вам удовольствие… Если мы, конечно, случайно действительно не охотимся за одним человеком. В таком случае – к Вашим услугам, - Договорив, Эжени задержала взгляд на Бьянке и закурила очередную сигарету, подтянув ноги к коленям и строившись в оконном проеме.

Элени, настороженно глядя на вошедших, машинально заняла оборонительную позицию. Арман вышел вперед. Он старательно душил обиду. Бьянка покинула его, обещав вернуться, как только ей станет лучше. Все это время он думал, что она продолжает жить в одиночестве, а теперь наблюдал ее в компании Древнейшего и еще непонятно кого.

*Я все потом объясню* - мысленно обратилась к нему Бьянка.

Арман не ответил и окинул недобрым взглядом смертного. Зачем он вообще сюда явился?

- Все же, у нас есть несколько вопросов, - Маэл кивнул Бьянке, полностью утратив интерес как к происходящему, так и к находившимся в комнате бессмертным. Какой смысл имеют сейчас события двухсотлетней давности? Искать ответ на этот вопрос не хотелось. А еще больше не хотелось, чтобы Бьянка начала излагать им картину всего произошедшего, но с этим уже ничего не поделаешь, сам же дал добро на любые действия. Сен-Жермен подошел к окну, в комнате было слишком накурено и стал просто наблюдать. Кто же знал, что здесь соберутся исключительно бессмертные? Некоторых из них он узнал. Конечно, Парижский Театр вампиров, прославившийся в свое время совершенно кошмарными пьесами.

- Зачем вы дали это объявление и зачем отправили газету Маэлу? – спросила Бьянка, стараясь не смотреть на Армана. Ну надо же, как неудачно они встретились! Он имеет полное право обижаться, но ведь он даже не хочет выслушать ее объяснений! – Кого вы хотите найти с помощью этого объявления?

- Зачем вы дали это объявление и зачем отправили газету Маэлу? – спросила Бьянка, стараясь не смотреть на Армана. Ну надо же, как неудачно они встретились! Он имеет полное право обижаться, но ведь он даже не хочет выслушать ее объяснений! – Кого вы хотите найти с помощью этого объявления?

- Вижу, что никто не меняется со временем. Вы все так же ведете расследование, - Эжени теперь говорила с Бьянкой, вспоминая Клери, - Я хочу поправиться. Вы охотитесь за человеком, а мы… то есть я – за одной вещью, которая принадлежит только мне. Если вы убьете его раньше, чем я задам ему этот вопрос… Я рискую никогда ее не получить и обречена буду всю вечность переворачивать каждую квартиру, подвал, антикварную лавку в ее поисках. А его смерти… Я не хочу ее. Возмездие еще более запоздало, чем… чем мой подарок. Вместе с тем, возможно мы охотимся за разными людьми. Все, что у нас есть на данный момент – это ежедневник человека, который пропал несколько месяцев назад, - Эжени оборвала себя на слове и посмотрела на Элени, - *И пропав несколько месяцев назад бесследно, написал позавчера записку своей тете*

- Можно взглянуть? - Бьянка протянула руку.

- Нет. - ответила Элени. - Почему мы должны вам доверять?

- Элени, позволь ей, - Эжени протянула руку с ежедневником, - Так мы убедимся, одного ли человека ищем. А если мы поссоримся с ними сейчас – они могут убить его… явно не задавая лишних вопросов.

Бьянка взяла ежедневник и ее глаза сверкнули. - Маэл, посмотрите!

Маэл быстро пролистал ежедневник и так же молча передал его графу. Сен-Жермен принялся прочитывать его более вдумчиво, иногда подолгу задерживая взгляд на некоторых страницах. - Вы хотите сказать, что желаете отомстить хозяину ежедневника? - спросил Маэл. - Или же просто подозреваете, что у него может быть интересующая вас книга?

- Нет. Я уже сказала, что не хочу мести. Я хочу сказать, что судя по всему, с вами играет тот же человек или бессмертный, что и с нами и Таламаской, пытаясь стравить друг с другом. У нас есть кое-что еще. Но для начала – поклянитесь, что выполните то, о чем я вас прошу. Если вы найдете того, кто затеял эту игру первыми – не убивайте его, пока он не передаст по назначению книгу. С ее описанием вы знакомы. И я уверена, что она – у него. Этому есть доказательства. Видите ли, - Эжени задумчиво посмотрела на Сен-Жермена, - Нам могут быть дороги не только живые смертные.

- Я не могу дать вам это обещание, - ответил Маэл. - Как только мы найдем интересующего нас человека, он будет убит. Боюсь, что это даже не подлежит обсуждению. Если вам удастся добраться до него первыми... ваше дело, как поступить. Разумеется, если речь идет об одном и том же человеке, так как тот, кого ищем мы не является хозяином этого ежедневника.

- Действительно не является. Но если вы отказываетесь даже задать ему один вопрос… То с какой стати нам теперь отвечать на Ваши? Послушайте, мне тяжело взывать к Вашей человечности, - Эжени по очереди оглядела всех троих, а потом – выжидательно молчавшее Парижское Собрание, - У нас всех ее осталось слишком мало. Но неужели Вам никто и никогда не был дорог? Неужели для Вас нет никого и ничего, даже память о чем была бы драгоценной? Я не прошу жизни для этого человека. Я прошу промедления с его смертью… до момента передачи книги. А если и человечность не поможет - то подумайте, мы можем подсказать друг другу больше, если перестанем пререкаться. Моя просьба правда невелика. Пусть даже книгу передадут одному из вас

- Задать один вопрос кому? - прищурился Маэл. - Впрочем, об этом потом. Вы говорите о человечности? Во имя нее и необходимо расправиться с этим человеком как можно скорее, так как каждый его последующий поступок несет еще большие разрушения, чем предыдущий. Мы не можем ждать.

- А Вы думаете, я могу ждать? Этот человек разбередил очень старую рану, которая не заживет никогда. Но если он умрет, не ответив на вопрос куда он спрятал книгу – это еще хуже смерти. А объявление – это приманка, - сказала Эжени, - Он заманивал нас в Таламаску. А мы теперь выманим его.

- Хозяин ежедневника действительно не имеет никакого отношения… - начала Бьянка.

- Ты врешь, - прошипел Арман. Он едва сдерживался. Потерять лицо перед Элени и Эжени ему не хотелось. Но вид Бьянки, которая пришла сюда в этой компании, приводил его в бешенство. Нахлынули старые обиды. Он вспомнил ту ночь, когда выследил ее в Париже 200 лет назад. Счастливую. Погруженную в свой роман со смертным подонком – революционером, старым и безобразным. В ту ночь он простоял рядом с кафе, глядя, как она пишет свои статейки и в глубине души надеясь, что она почувствует присутствие старого друга. Но ей было все равно. Она всегда любила игрушки. И он был одной из них.

- Не надо, Амадео, - Бьянка подняла руку, но Арман уже завелся.

- Меня уже давно зовут Арман. И ты это знаешь. Зачем ты привела их сюда? Устроить показательное выступление, как и в прошлый раз? Поставить на место меня и моих друзей, чтобы не лезли в дела Древнейших? Не знал, что вас связывает такая тесная дружба. Может быть, и тогда, 200 лет назад, в Париже ты подослала этого Древнейшего, чтобы указать нам наше место в этом мире?

Элени заняла место рядом с Арманом. Она никогда не видела его таким. Он побледнел от гнева, и испепелял взглядом вампирку. Очевидно, их связывало общее прошлое – никогда раньше Арман не вел себя подобным образом.

- Не надо! Арман, не надо! Эжени встала перед старым другом, - То, что было двести лет назад действительно же ушло в прошлое. Если сейчас мы подеремся – будет только хуже. Наверняка, наш враг хочет этого. Арман… хочешь… ради мира между вами я откажусь от поисков книги? Мы ответим на их вопросы и они пойдут своим путем, а мы вернемся в Париж. В конце концов, если она дорога тебе – то… Знаешь, в свое время я сделала столько ошибок, путаясь в сомнениях и задавая ненужные вопросы. Мы должны давать нашим близким дать нам ответы тогда, когда они будут готовы нам дать их. Однажды вы еще встретитесь... Просто не этой ночью. И все ответы придут сами.

- Никто не собирается отказываться от поисков книги, - отчеканил Арман. Его глаза сузились.

- Мы пришли сюда, чтобы разобраться в деле, которое касается всех. И тебя, как я предполагаю, в частности. – ответила Бьянка.

*Арман, пожалуйста, не выноси на всеобщее обозрение парижские события. Я не была знакома с Маэлом в тот период. Я готова тебе все объяснить…*

Арман тем временем быстро переместился к Сен-Жермену и грубо вырвал из его рук ежедневник Эллисона. Глупая детская выходка. Но он уже себя не контролировал.
- А смертным тут не место.

- Граф, вы не могли бы дождаться нас в машине? - спокойно спросил Маэл, повернувшись к Сен-Жермену.

- Хорошо, - кивнул Сен-Жермен. - Первое время я думал о том, чтобы расспросить об этой книге у тех, кто серьезно занимается антиквариатом, ведь не о каждой вещи говорят в слух. Но раз смертным здесь не место... - Сен-Жермен вышел, намереваясь купить несколько газет до закрытия киоска. Любопытно наблюдать за приключениями цифры 4.

- Этот смертный пришел со мной, - Маэл резко повернулся к главе парижского собрания. - Научитесь себя вести, иначе правила хорошего тона преподам вам я.

- История повторяется, правда? Снова угрозы? Вы ведете себя, как хозяева жизни, врываетесь сюда, требуете ответов, ничего не объясняя. Никто не просил вас вмешиваться! – сверкнул глазами Арман.

- Хватит. Времени полпервого ночи. Если этот похититель не появится через полчаса – я лично буду искать другой способ с ним связаться. Может… он смотрит вечерние новости? И дать новое объявление – например, что тетушка разыскивает Стивена Эллисона? – Эжени очень надеялась, что хоть кто-то переключится обратно на тему поисков.

- Что ты посматриваешь на дверь? Интересует этот смертный, которого я выгнал? – прищурился Арман, не слушая Эжени и обращаясь к Бьянке. – Ну так беги отсюда. Уходи! Видеть тебя не хочу!

Бьянка хотела что-то сказать, но передумала и вышла вслед за Сен-Жерменом.

Эжени посмотрела на Маэла и Армана... Пока этот Древнейший здесь - остальные будут ждать его в машине... Разборка еще надолго...- Хорошо, пока вы учите друг друга хорошим манерам, я намерена сделать хоть что-то. Но здесь слишком шумно. Если я сделаю что-то правильно – я выиграю у вас пятнадцать минут, которые вы будете разбираться. А потом убивайте кого хотите любыми способами, – Эжени быстро забрала у Армана ежедневник и спрыгнула в окно.

- Я еще не начинал вам угрожать, - ледяным тоном отчеканил Маэл, обращаясь к Главе собрания. - Вы сами дали объявление в газету и даже потрудились переслать ее на мой адрес. Вы хотели объяснений? Сначала научитесь избегать детских выходок, у них иногда могут быть весьма неприятные последствия. - С этими словами он повернулся, чтобы уйтти.

- Маэл, - заговорила Элени. - Подождите. Мне кажется, что я должна пояснить вам, что произошло. - Она бросила на Армана осторожный взгляд, но тот демонстративно смотрел в окно. - КТо-то преследует наше собрание. Мы предполагаем, что цель - стравить вампиров и Орден. Каждому из нас были подкинуты какие то подсказки, указывающие на Таламаску. А перед этим у нас украли некоторые дорогие сердцу вещи. Мы отправили вам газету, потому что предположили, что в этом могут быть замещаны Древнейшие. Точнее, сначала отправили, а потом подумали, что сделали это зря. но было поздно.

- Не нужно объяснений, Элени. С меня довольно. Все, что вы говорите, безусловно, может быть интересно, но теперь это уже не имеет значения. Возможно, мы когда-нибудь сможем поговорить в более спокойной обстановке, но не сейчас, когда мои спутники и так натерпелись достаточно оскорблений.

- Маэл... - Элени расстроенно всплеснула руками.

- Надеюсь, что остаток вечера у вас пройдет приятнее. Доброй ночи, Элени.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Etelle
Coven Member


Зарегистрирован: 21.06.2009
Сообщения: 713
Откуда: Тарб (Гасконь)

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 1:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года.
Эжени, Джесс.


По дороге в квартиру Стивена Эжени неоднократно чертыхнулась, наблюдая неторопливую манеру вождения британских таксистов. Благо легкого внушения хватило, чтобы ей разрешили курить в салоне. Она поняла, что еще держит в руках ежедневник и попробовала вспомнить, зачем она выхватила его из рук Армана… «Дж». Да, которой не стоит звонить, чтобы не бередить раны. С другой стороны… она может знать. Что именно случилось - и или все-таки узнает дурные новости – или поможет уже ей сама.


Все то же окно без света. Эжени легко вскарабкалась по карнизу. Думая, что даже годы богемной жизни не научили ее сидеть на стульях и заходить через двери. Она легко перепрыгнула через подоконник и застыла. На диване в комнате сидела удивительная рыжеволосая женщина. Пожалуй, она не была красива классической красотой современных моделей, но было в ней что-то такое, что не позволяло отвести глаза. Женщина сидела, обхватив голову руками и удивленно обернулась на легкий шум.

Джесс вздрогнула. На окне сидела женщина, необыкновенно похожая на описания в многочисленных книгах Ордена. Бледная, очень бледная кожа. И очень яркие глаза. Черные-черные. Она несомненно обладала сверхъестественной силой - ни один простой смертный не запрыгнет в квартиру вот таким способом. Джесс вскочила и попятилась к двери, случайно споткнулась о чемодан, подняла голову, близоруко прищурилась и замолчала. *Главное их не злить. Первое правило по инструкции*

Эжени попробовала улыбнуться ей. Смертная испугалась… Надо учиться ходить через двери.- Пожалуйста, не удивляйтесь и не бойтесь. Простите, я не знаю Вашего имени. Только номер телефона и то, что оно начинается на «Дж». Послушайте, со Стивеном случилась беда. Я хотела предупредить Вас, если Вы не знаете. Или знаете?


Джесс задрожала еще больше. *Спокойно, Джесс. Она делает вид, что в курсе событий. Они выходят на контакт лишь с избранными. Значит, ей что-то нужно*. - Меня зовут Джессика, - выдавила она из себя. - Джессика Ривз.


Эжени грустно подумала, что смертная не верит ей.- Джессика, меня зовут Эжени. Пожалуйста, если Стивен Вам дорог хоть чуть-чуть, поверьте, что я не угрожаю Вам. Если Вы знаете, что с ним случилось несчастье, то мне очень-очень важно узнать где он. Но у нас очень-очень мало времени. Он явно пострадал от рук того же врага, который украл у меня одну ценную вещь. Я хотела звонить Вам, потому что, судя по фото в квартире и по записям в ежедневнике, Вы были очень дорогим ему существом. Вот, возьмите – Эжени отдала ей ежедневник Стивена, - Если же Вы не знали – я просто хотела предупредить Вас потому что когда-то мне никто ничего не сказал в очень похожей ситуации. И я думала, что Вам это может быть важно.

- О господи, - Джесс взглянула на ежедневник и неожиданно расплакалась.


Эжени обняла ее, - Милая Джессика, пожалуйста, пожалуйста, не плачьте. Я тоже легко могу разрыдаться, а у нас мало времени. Пожалуйста, скажите – Вы знали о том, что с ним беда? До моего появления? Это не праздное любопытство. Если знали – когда случилось это несчастье? Как в ежедневнике? И что именно случилось? И мог ли он просить о встрече позавчера свою тетушку?

- Стивен в доме для умалишенных, - сквозь слезы проговорила Джесс. Она нарушала сейчас все инструкции, но эта вампирка почему-то не казалась ей опасной. Наоборот, она говорила, как старая знакомая. Наверное, такие слова могла бы сказать подруга. Но у Джесс никогда не было подруг. - И он уже никогда никого и ни о чем не сможет попросить. Я не знаю, что с ним случилось. У меня у самой провалы в памяти.


- Телефон у этого дома есть? А теперь послушайте. Внизу стоит мое такси. Существует мизерная вероятность, что это место небезопасно. Если хотите – можете подождать меня три четверти часа, но не думаю что Вы захотите… Я ведь Вам чужая. Уезжайте в место, которое считаете безопасным… Что касается того, что он никогда ни о чем не попросит – неправда. Только мертвые не возвращаются – но даже они говорят с нами. Поверьте, - Эжени поняла, что и у нее на глаза сейчас навернутся слезы, - Вы хотя бы знаете, что он жив. А пока он жив – все можно исправить… Ладно, - она зажмурилась и снова открыла глаза, - Пустое. Давайте телефон дома для умалишенных, я просто удостоверюсь, что с ним все в порядке и подожду здесь три четверти часа, проводив Вас до такси. Обещаю, что ничего не трону. А Вы помните, что все можно исправить, ладно? Если Вы на самом деле его любите.


- Я не хочу уходить, - тихо сказала Джесс. - С определенного момента мне кажется, что я живу двойной жизнью. Я карабкаюсь по своим воспоминаниям, срываюсь, падаю, снова пытаюсь что-то вспомнить... Я даже не помню, когда это началось. И не знаю, сколько времени вообще знакома со Стивеном. Судя по фотографиям - несколько месяцев. - Она порывисто схватила с полки фото в рамке. - Смотрите, ведь это - зима, правда? Вот и дата - февраль. А мои воспоминания начинаются с лета!. Все остальное - завеса тайны. Я помню только, что очень его люблю. Помню, как мы жили в Индии. Когда меня привезли туда, у меня уже начались эти провалы в памяти. Я даже не знала, кто он такой. Потом что-то частично вернулось. А что-то навсегда осталось в черной бездне. - Джесс спохватилась. - Вы правы, мне действительно надо уйти.

- Хотела бы я иметь возможность рассказать Вам свою историю, - Эжени тоже расплакалась, - Но это невозможно… и даже упоминания в архивах будут стерты… Ничего – кроме нескольких писем и… книги. И меня. И его – когда иногда я слышу шепот из-под земли… Пустое. Джессика, послушайте… Я думаю, что эта тайна тоже связана с похитителем моей книги. И… тогда Вы тоже в опасности. Слушайте, есть мизерный шанс, что мой враг явится в этот дом – а враг могущественный. Воспользуйтесь моим такси Согласны?

- Я очень благодарна вам... Но я должна идти на работу. Меня попросили подежурить. Я уже должна быть там. Просто почему-то сегодня мне захотелось прийти сюда... Иногда я так делаю - у меня есть ключи. Мы вместе тут жили.... Судя опять же по фотографиям. Я листаю их и пытаюсь вспомнить. Но не могу. Вы говорите, что у вас что-то украли? Я бы мечтала помочь вам, я вижу, что вы также несчастны, как и я. - Джесс вытерла глаза и машинально поправила волосы.

- Я уже представилась, мое имя - Эжени. Джессика... я так хочу рассказать Вам всю историю, но не уверена, что Вы поверите. Она слишком... мистична. Вкратце она выглядит так: последние годы я работала в Риме... далее Эжени изложила Джессике всю историю событий, избегая упоминаний о датах, бессмертных и именах, - А потом все начали спорить, и я решила действовать сама. Просто потому что я не могу ждать, не могу терпеть что мой последний подарок находится в чужой власти. И потому что я просила о такой малости - но мне отказали и в этом. Если этого негодяя убьют прежде, чем книга окажется в моих руках - я никогда не найду ее. И я решила попробовать дать такое объявление в СМИ - деньги у меня есть. Теперь Вы понимаете, что скорее всего мой план не сработает - но Вам опасно тут находиться.

- Я смогу найти вас? - Джесс шла к выходу. Визиты в эту квартиру ее расстраивали из-за того, что она ничего не могла вспомнить. А эта бессмертная с ее трагической историей, которая осталась за кадром, но ощущалась в каждом слове ее рассказа... Джесс очень хотелось ей помочь. И неосознанно - еще раз встретиться.

Эжени прошла на кухню и набрала номер лечебницы святого Петра. Конечно, Стивена там не было. Забрала некая "сестра"... светловолосая блондинка. - Джессика... Берите мое такси. Я еще побуду здесь. И... я тоже буду рада встретиться с Вами вновь. Я очень надеюсь, что у Вас и Стивена все еще будет хорошо. Вы первая не отводите глаза, когда я говорю о том, что до сих пор люблю человека. который давно мертв и первая понимаете, что для меня значит получить его последний подарок. Я никогда никому этого не говорила. Спасибо Вам за то, что мы встретились. Не отчаивайтесь, ладно? А будете в беде или одинока - найдите меня. Я на самом деле многое могу - не только в окна прыгать. Вот, - она записала на листке бумаги номер телефона своего поверенного, - Я дам указания насчет Вас, чтобы Вас соединили со мной в любое время и в любой стране. До свидания - или прощайте, - она обняла девушку и поцеловала в щеку

_________________
Только мертвые не возвращаются (с) Bertrand Barere
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Odin
Acolyte


Зарегистрирован: 23.03.2005
Сообщения: 924
Откуда: Аррас

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 1:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь, 1983

Лондон.

Бьянка, Маэл, Сен-Жермен // Маарет, Эрик, Стивен // те же, общая сцена.

- Посмотрите, наша цифра, кажется, превратилась в манию уже без нашего участия, - едва завидев вампирку, Сен-Жермен протянул ей несколько газет. - Мне больше всего понравилась вот эта статья, где написано о суевериях связанных с этой цифрой. Какая все-таки замечательная идея...

- Я вчера пошутила, когда предполагала выход в газете подобной статьи. - Бьянка на секунду улыбнулась. - Пойдемте в машину? Думаю, Маэл к нам скоро присоединится.

- Значит, вы честно выиграли четыре фунта, - рассмеялся Сен-Жермен. - Я тоже надеюсь, что Маэл не задержится.

Бьянка села на водительское место и замолчала. Какая кошмарная сцена! Она чувствовала себя страшно виноватой - из-за нее один из самых близких в мире ее друзей просто потерял голову от бешенства. И он был прав. Еще эти упоминания о Париже. И тут он был тоже прав. Поначалу она ничего не замечала, или не хотела замечать. Потом, когда Театр вампиров стал слишком часто обсуждаться в кругах якобинцев, всплывая по разным поводам, она, конечно, наведалась посмотреть, что это за чудное заведение. Она имела возможность подойти к Арману, но не сделала этого. Почему? Тогда она и сама не смогла ничего толком себе объяснить. Он казался счастливым и совершенно погруженным в свой мир. А она могла думать только о статьях и своем странном романе с лучшим из парижских публицистов...

- Четыре фунта... - эхом повторила Бьянка последнюю услышанную мысль. - Простите, граф, я отвлеклась. Мне очень жаль, что я все это устроила. Не люблю своих ошибок. Но это было ошибкой. Я должна была вас послушать - вы оба отговаривали от этой поездки.

- Никогда ни о чем не жалейте. И запомните, что не ошибается тот, кто ничего не делает. Никто не ожидал, что произойдет то, что произошло. Поэтому просто не берите в голову.

- Вы правы. Ни о чем жалеть нельзя. Я не так выразилась... Проблема в том, что Арман отчасти прав. Я очень виновата в том, что он вспылил. Он мой друг, очень близкий. А я... Боже мой, что я говорю. Все, не буду больше вываливать на вас свои мысли и проблемы. Что сделано, то сделано. Просто сегодня неудачный вечер... Может быть, мне вернуться? Маэл вспыльчив? Он может нанести ему вред?

- Может, - пожал плечами Сен-Жермен. - Если его как следует разозлить. Думаю, что вашему другу это удастся. В таком случае я ему действительно не завидую.

- Тогда я действительно зря ушла! - воскликнула Бьянка и открыла дверь машины.

- А вот и Маэл... - Сен-Жермен сложил газеты в стопку. - Сейчас послушаем, что он скажет. ---- Маэл выбросил сигарету еще на улице и сел в машину. - Куда теперь едем? Домой? В таком случае поехали.

Бьянка вопросительно взглянула на него и вставила ключ в замок зажигания.

- Что вы хотите от меня услышать, Бьянка? - мягко спросил Маэл, будучи на самом деле вне себя от злости. Возможно, по дороге домой и удастся успокоиться, жаль, что нельзя совместить поездку и охоту.

- Что с Арманом все в порядке.

- С Арманом все в порядке, - сквозь зубы ответил Маэл. - Но передайте этому зарвавшемуся юнцу, что следующая выходка и разговор в таком тоне закончатся для него хорошей трепкой. Порву на части, если еще раз увижу и ваше заступничество, боюсь, не поможет.

Бьянка нажала на педаль газа.

***

Стивен допил остававшийся в чашке чай, аккуратно отложил в сторону книгу о тамплиерах и принял решение спуститься вниз. Книга была очень интересной, но читать ее было невероятно сложно: никогда не был силен в латыни. Дома был словарь и он с горем пополам справлялся с теми архивными документами, которые иногда приходилось переводить, а здесь... Он даже не пытался искать в библиотеке нечто вроде словаря, это было бы просто смешно. Значит, нужно спуститься на кухню, заварить чай и снова взяться за чтение, пока не вернется хозяин дома, Бьянка или Уэлдон, которого все здесь называли графом. Видимо, по привычке. Немного подумав, он прихватил книгу и спустился вниз. Присутствие бессмертных он сначала почувствовал, потом увидел их. А потом осознал, что это не те, кого он знал. Высокая, рыжеволосая женщина, почти точная копия Джессики, только вампирка. Сестра. Или, по другим отчетам Ведьма. И ее спутник. В архивах он значился как Советник.

- Что вы здесь делаете? - холодно спросила Маарет. - Она с самого начала почувствовала здесь присутствие этого человека. Снова Эллисон. Еще немного, и у нее начнется мания преследования. Когда ей сообщили, что он попал в сумасшедший дом, Маарет вздохнула с облегчением. И вот опять...

- Добрый вечер, - поздоровался Стивен. Больше всего на свете сейчас хотелось убежать не оглядываясь. - Я здесь с разрешения хозяина этого дома, но могу уйти, если вы скажете. - Он опустил голову. Выдержать взгляд этой женщины было нелегко.

- Не стоит уходить. - Маарет продолжала смотреть на предмет своего вечного раздражения. Такой тип мужчин она не переносила на дух, в отличие от большинства женщин. Хорошо еще, что Джесс любила его не за его внешность. Несчастная Джессика готова была говорить о нем часами. Возможно, Маарет в свое время слишком жестоко поступила с ней, начисто стерев воспоминания как о Стивене, так и о его расследованиях, в которые он вовлек Джесс. Но она никогда об этом не жалела. Интересно только, кто вернул этого Эллисона к жизни. - И давно вы здесь гостите?

- Один день, со вчерашнего вечера, - ответил Стивен.

- Понятно. - Маарет бросила взгляд на Эрика. Тот, вежливо поздоровавшись, уткнулся в книгу. Говорить больше было не о чем. - Вы хотели заварить чай, а я вам помешала? Не обращайте на нас внимания, - произнесла Маарет и включила телевизор.

***

Бьянка твердо решила, что как только они вернутся в дом Маэла, она сразу отправится в свою "комнату для гостей", как она ее окрестила. Ей очень хотелось поговорить про Армана, но Маэл и граф были не теми, с кем она могла себе это позволить сделать. Никто не должен видеть ее в плохом настроении. Сегодня она посидит одна, а завтра вечером присоединится к ним, как ни в чем ни бывало. "Нужно узнать, как дела у Стивена, он, наверное, проснулся", - рассеянно подумала Бьянка. Однако ее планам не суждено было сбыться. В гостиной они обнаружили Маарет и очень древнего вампира, которого ей представили под именем Эрик. Пока Маэл беседовал с Маарет, Бьянка села поближе к Сен-Жермену. Этот Эрик ей не нравился.

Маарет оглядела всех присутствующих. Пора сообщить им новости. Ее разговор с Эриком, который состоялся несколько дней назад, расставил все по своим местам. Эрик рассказал все о своих ошибках. Хотя можно ли было назвать это ошибками? Все они не безгрешны. Хотя, конечно, ни у кого не хватит мужества это признать. Рассказ о лаборатории Маарет приняла спокойно. Безусловно, ничего хорошего в подобном эксперименте не было. Но Эрик всегда был настолько безупречен, что Маарет давно ждала, когда же он сорвется. Он был ее самым старым другом. И он всегда был рядом, когда ей этого требовалось. Могла ли она расстаться с ним из-за этих экспериментов? Нет. Поэтому она скроет его тайну. Тем более, что по его словам львиная доля преступлений против вампиров приходилась на его смертного сообщника. В тот момент, когда из кухни вышел Стивен, Маарет дала ему короткий мысленный приказ. Он послушно поставил чашку и через несколько мгновений заснул.

- Теперь я могу говорить. Мы с Эриком готовы назвать вам имя человека, построившего лабораторию. Именно он похитил графа. Благодарю вас, Бьянка, что вы помогли моему другу вернуться к нам... Я уже знаю эту историю. Итак, имя этого человека - Раглан Джеймс. И сейчас я расскажу его историю. После этого нам останется его уничтожить. Я помогу вам в этом.

Маэл сел в кресло и принялся изучать журнал о кино. О Раглане Джеймсе общими усилиями они знали, наверное, больше, чем он сам. Не знали только где его искать, но это уже второй вопрос. Если Маарет хочет рассказывать - пусть рассказывает.

- Ты знаешь, где его искать? - спросил Сен-Жермен. - Мы предприняли некоторые попытки разыскать его, но пока что не очень продвинулись вперед, к сожалению. Приходится ждать, когда он снова заявит о себе, ничего не поделаешь.

- Я собираюсь перевернуть весь Лондон, - тихо сказала Маарет. "Он должен умереть как можно скорее и унести с собой тайну Эрика", - подумала она.

Маэл бросил быстрый взгляд на Маарет, потом снова вернулся к журналу. Интересно, почему Маарет так беспокоится? Из-за истории с лабораторией? А кто не так давно убеждал его, что ничего глобального не произошло и было бы странно, если бы смертные не додумались до чего-либо подобного? Что успел сделать Босс лично ей? Слишком много вопросов. Интересно...

- Мне бы хотелось со всем покончить. Я правильно поняла твой взгляд, Маэл? Тебе интересно, почему я решила поддержать вас? Этот смертный опаснее, чем кажется, и может разрушить некоторый баланс, установленный между нами и миром смертных. К тому же, он имеет теперь особые счеты к графу. Мне бы не хотелось подвергать его жизнь опасности.

- Согласен, - ответил Маэл. - К графу у него действительно особые счеты. С тех пор, когда у него начались проблемы со здоровьем со всеми неприятными последствиями. Кстати, граф, что вы с ним сделали?

- Ничего особенного, - улыбнулся Сен-Жермен. - Та же форма внушения, которую он так любил применять к другим. Только от нее не так просто избавится, как ему кажется.

- А надолго ее хватает? - поинтересовалась Бьянка.

- Пока не избавишься, - ответил граф. - Для того чтобы ее снять, нужно, прежде всего, понять внутренний настрой того, кто поставил этот так называемый барьер. Вот уж действительно "Возлюби врага своего!" Конечно, со временем эффект рассеивается, слабеет, но не исчезает бесследно. В этом случае все зависит от личных качеств и умений Босса.

- Надеюсь, он до смерти будет его ощущать. Ведь он скоро умрет, правда? - улыбнулась Бьянка.

- Думаю, что да.

- Вот и прекрасно. - Бьянка поднялась. - Пожалуй, я вас покину. Моя миссия с цифрами будет продолжена завтра. Она кивнула всем присутствующим и направилась к двери, ведущей в оборудованную подземную комнату.

- Я пойду спать, если ни у кого нет ко мне срочных вопросов, - Сен-Жермен поднялся и слегка поклонился Маарет. Он действительно чувствовал себя разбитым, почти двое суток приходилось спать короткими урывками, сейчас он валился с ног.

- А я прогуляюсь по Лондону. Маэл, составишь мне компанию? Эрик согласился остаться тут. Так безопаснее для наших гостей.

- Я сам собирался на охоту, так что составлю. Только по возвращении я хотел бы найти в целости и сохранности агента, он нам еще пригодится.

- Не беспокойся, Маэл. Я о нем позабочусь, - ответил Эрик. - Удачной прогулки.

_________________
Я - раб свободы.
(c) Robespierre
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 1:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Лондон

Дом Маэла

Раглан Джеймс, Эрик

Звонок в дверь – настойчивый и протяжный. Эрик отложил газету и поднялся. Кого могло принести в такое время? Может быть, этот агент заказал пиццу перед тем, как Маарет его угомонила? Эрик открыл дверь и отступил. На пороге, ехидно ухмыляясь, стоял Раглан Джеймс.

- Ты ополоумел? – только и смог произнести Эрик.

Джеймс между тем нагло вошел в дом и огляделся.
- А что вас смущает, месье? Маэл и Маарет только что ушли. Думаю, им есть что обсудить и они вряд ли вернутся в ближайшее время. Синьора Сольдерини только что отправилась отдыхать. Как и ее новый смертный приятель граф, с которым ее теперь связывает большое приключенье. Плюс спящий агент, - он кивнул в сторону Стивена. – Нам никто не помешает.

Эрик чувствовал, что что-то не так. Развязный тон, которым говорил с ним Джеймс, был не похож на его обычную манеру разговора. Значит, он что-то задумал.

- Сдал меня своим? И теперь строишь планы, как меня уничтожить? Забавно. Я предполагал, что такое может случиться, но думал, что это произойдет несколько раньше. Ведь тебе тогда не понравилось, что сделали с синьорой Сольдерини, правда? Даже предателям из Древнейших не чуждо ничего человеческое.

Эрик взглядом откинул Джеймса к стене. Тот стукнулся и сполз, потирая ушибленную спину.

- Сбавь тон.

- Хорошо-хорошо. По всей видимости, мне нужно было начинать не с этого. А со своего предложения.

- Говори.

Раглан Джеймс, не говоря ни слова, извлек несколько листов. Это была копия. Под копирку.

- Насколько я понимаю, твоя Древнейшая подруга спустила тебе с рук эксперименты над себеподобными… - вкрадчиво начал Джеймс. – Но ведь она не знает всей правды, так? Наше сотрудничество ведь выражалось не только в общей лаборатории. В течение многих лет я сливал тебе информацию из архивов об агентах, которые выходили на след ее сестры. Они близнецы. Поэтому этот юный детектив, - он кивнул в сторону спящего Стивена, а также его высокоинтеллектуальное начальство так и не додумалось, что убивали не тех, кто вычислял местонахождение Маарет, а тех, кто получал какую-либо информацию о Мекаре. Здесь – все. Мой рассказ, отчеты частных детективов и чеки киллерам, которых ты нанимал для заказных убийств. Все было продумано. Я передаю информацию и не пачкаю рук. Ты их тоже не пачкаешь. Просто нанимаешь киллеров, чтобы они расстреливали агентов. Несчастный случай. Ах-ах, какая досада!

Эрик листал подборку, не веря своим глазам. Джеймс продумал все до мелочей. Маарет все поймет. Ей достаточно будет лишь взглянуть.

- Наверное, не стоит говорить, что оригинал этой интересной подборки хранится в надежном месте? И что верный мне человек, которого не так просто вычислить при помощи силы мыслей, ждет моего возвращения? И знает, что если этого не произойдет, кому именно нужно все передать?

- Что ты хочешь? – хрипло спросил Эрик.

- Для тебя это будет пустяком. – Джеймс уставился на него, не мигая. – Мне нужно, чтобы сегодня перед рассветом ты меня убил. Лично ты. Таким способом, как я скажу. И в том месте, которое я укажу. А потом предоставил мое тело своим друзьям. Приятная задачка, думаю, ты с ней справишься. После этого я навсегда исчезну из твоей жизни. Потом мой человек передаст тебе бумаги. Не бойся. Он не в курсе.

- Хорошо. – ровным голосом сказал Эрик.

- Ну вот и отличненько, - Джеймс потер руки. Затем оглядел комнату. – Я так и думал, что газетная кампания с цифрой четыре – их рук дело. Они меня задели. А с этим объявлением я еще поиграю. Хочу, чтобы молодняк из театра вампиров оторвал голову Тэлботу. Небольшая шутка на прощанье.

- О чем ты? – переспросил Эрик.

- Ничего особенного. Просто прощальный подарок бывшему руководству. Уходя из Ордена, я прихватил с собой некоторые ценные артефакты. Вот, смотри. Сопливая история для потомков. Казненный политик и его прощальный подарок. Сюжет для мыльной оперы. – Джеймс кинул на стол старинную потрепанную книгу. Она открылась на подписи. «31 марта 1794 года. КД»

Эрик вздрогнул. Эту историю он знал наизусть. Ромео и Джульетта времен Великой Французской революции. Вампирка и смертный, которые смогли довести свою любовь до совершенства. В мемуарах, которые Эрик писал уже много веков, и которым не суждено было быть опубликованными, история этой красивой и романтичной пары занимала целую главу.
Вампирка и смертный.
Соединившие свои души, невзирая на то, что принадлежали к разным мирам и разлученные гильотиной.
Камиля Демулена казнили, как врага революции. Также, как и его Шарлотту. Также, как и она, несчастный журналист не пытался оправдываться и склонил голову на гильотине, ни о чем не жалея. Эрик прочел картину его смерти в мыслях парижан. А потом, вынужденный покинуть Париж, много лет любовался его бессмертной спутницей, которая предпочла вечное одиночество спокойной жизни среди смертных. Ее душа умерла в ту ночь, когда она его потеряла, и с тех пор она бродила по миру, ни на секунду не забывая о своей боли…

Эрик задумчиво вертел в руках книгу.

- Тебе придется придумать другой способ, Джеймс. Эта книга останется у меня. Это не подлежит обсуждению.

Раглан Джеймс присвистнул. Но в глазах Древнейшего прочел нечто такое, что понял, что не стоит настаивать.

- Как скажешь. Мне это уже не так принципиально. Ты прав – придумаю что-нибудь еще. Мне пора. Я дам знать о месте и времени.

На пороге Раглан Джеймс обернулся.

- Я бы поостерегся держать тут этого агента. Он знает больше других. Но это так. Дружеский совет по старой памяти.

Эрик не ответил. Продолжая держать в руках книгу, он смотрел, как тощая фигурка Босса растворяется в сумраке улицы.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Eleni
Coven Mistress


Зарегистрирован: 21.03.2005
Сообщения: 2357
Откуда: Блеранкур, департамент Эна

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 7:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сентябрь 1983 года

Дом Маэла

Эрик, Сен-Жермен, Маарет, Бьянка

Девять вечера. Эрик нервничал, но не показывал виду. Он должен получить знак. Знать бы, откуда этот знак придет? Пять минут назад в доме Маэла началась активная деятельность. Синьора Сольдерини, обсудив что-то с Маэлом с графом, вылетела из дома первой. Он проник в ее мысли и уловил суть – отправилась по редакциям. Странная фобия Джеймса с цифрой «4». И что удивительно, он действительно раздражался. Сен-Жермен делал какие-то звонки, Маэл, сказав, что скоро вернется, тоже уехал. Эрик собрался предложить Маарет прогуляться, когда услышал, как кто-то зовет его по имени.

Девушка. Рыжая. Еще раз крикнув «Эрик», она замахала рукой. Из-за угла появился темноволосый парень, который подошел к ней, улыбаясь.

«Нет. Не то». Эрик готов был отойти от окна, когда девушка обернулась и посмотрела прямо ему в глаза.

«Эрик, мы должны быть сегодня на Кингстон роад. В полночь. Не опоздаем?»

Со стороны все выглядело так, словно она говорит со своим парнем. Но это был знак. Эрик отошел от окна.


Сен-Жермен положил трубку, подсчитывая оставшиеся до отъезда дни. В Лондоне он сможет задержаться только на две недели, не больше, даже если никто его больше не побеспокоит. А потом - Вена, Будапешт, Люксембург. Почему бы и нет? В последний раз от был там довольно давно. Немного раздражала спешка, но когда без нее обходилось? Или это он устал? Может быть, самое время забросить антиквариат и поехать в Тибет? Но беда в том, что заниматься тем, чем он занимается было интересно, несмотря на неимоверное количество грязных историй, которыми, как правило, имеют обыкновение облипать предметы старины. Что ж... поживем - увидим. А сейчас к делам нашим скромным. Все планы на сегодня были выполнены еще днем, сейчас можно найти себе интересную книгу и бездельничать, ожидая известий. Но почему-то мешало присутствие Эрика, внося какой-то диссонанс то ли в атмосферу дома, то ли в его собственный эмоциональный настрой. Странно, у него лично вроде нет никаких причин плохо относится к этому бессмертному. Да и как-либо относиться тоже.

- Вижу по вашим глазам, что вы мечтаете покинуть этот город, граф, - улыбнулась Маарет. - Никак мне не удается увлечь вас Лондоном настолько, чтобы вы перестали задумываться об отъезде всякий раз, когда проведете тут болеее двух недель.

- В этот раз дела, дорогая Маарет, - улыбнулся Сен-Жермен. - Но, если быть до конца честным, мне хочется сменить обстановку и поскорее забыть последние треволнения.

- Этот человек, судя по всему, сумасшедший, - проговорила Маарет. - Ни разу за всю мою жизнь ни один смертный не посмел встать на пути у кого-то из нас. А этот Джеймс прекрасно знал, с кем имеет дело. Интересно, каким образом Бьянка нашла вас. Она не рассказывала?

- Да нет, он не более сумасшедший, чем мы, - задумчиво ответил граф. - По крайней мере у меня сложилось такое впечатление. Бьянка... Нет, она не рассказывала, а я и не спрашивал. Но если бы не она, я, скорее всего, был бы мертв окончательно и бесповоротно. Впрочем, легко догадаться откуда она знает о существовании того помещения, где меня держали.

- Ах да, она из пострадавших, я совсем об этом забыла, - сказала Маарет и посмотрела на Эрика. - Ты говорил, что у тебя есть идеи, как выследить этого человека. Может быть, нужна моя помощь?

- Да. Есть. Но пока я не хочу ничего об этом говорить. Он, судя по всему, хитрый и опасный человек. Да и терять ему нечего, раз его ищет и Орден и мы. Уверен, что он нервничает. И, думаю, что он сделает ошибку.

- Все мы на это и надеемся, - пробормотал Сен-Жермен, ни к кому не обращаясь. Хотелось уйти из дома, но он не любил бесцельно бродить, поэтому сейчас перебирал в уме варианты "куда?" и "зачем?"

У дома затормозила машина. Через секунду в гостиную стремительно вошла Бьянка. - Маэла еще нет? Я повторила трюк с газетами. Знать бы, какой это дает эффект... Может быть, зря мы травим ни в чем не повинных лондонцев цифрой "4" ? Как вы думаете, граф?

- Это ведь не надолго, - ответил Сен-Жермен. - Скоро это забудется, а лондонцам, на мой взгляд, не хватает сенсаций. Думаю, что какой-то эффект это все-таки дает, представь себе, что ты постоянно натыкаешься на то, чего боишься, пусть и подсознательно. После такого он здоровым уже не будет, я не сомневаюсь, так что мы рано говорили о его нормальности.

- Идея с "четверкой" почерпнута из Ордена? - заинтересовалась Маарет.

- Да, - хмыкнул Сен-Жермен. - Рад, что удалось хоть что-то выжать из в целом очень тощего досье.

- Кстати, как там Стивен? - заволновалась Бьянка. - Я забыла сегодня его навестить. Насоклько я поняла, он приходит в норму, но предпочитает отсиживаться на втором этаже... Представляю себе, что может чувствовать человек, попавший в такую компанию...

- Не знаю, - пожал плечами граф. - Я его не видел.

- Час назад он ушел за сигаретами, - отозвался Эрик. - Может быть, сбежал от общества бессмертных?

Бьянка чуть не выругалась. Но вовремя опомнилась - этот Древнейший был устрашающего вида, несмотря на утонченность и безусловную красоту. А еще она чувствовала, что ему не нравится.
- Ему опасно ходить по улицам. Босс может легко его выследить. Однажды он уже упрятал его в сумасшедший дом за то, что Стивен полез заниматься расследованием убийств агентов Ордена!

- Попробуем его разыскать, - Сен-Жермен поднялся. - Он не мог далеко уйти, а здесь поблизости всего две точки, где можно купить сигареты в это время.

- Я пойду с вами, - быстро сказала Бьянка.

- Вы можете не беспокоиться - я вижу, как ваш Стивен идет сюда. - произнес Эрик, глядя в окно. Стивен двигался медленно и не смотрел по сторонам. Его мозг полностью подчинен. Но кто об этом догадается?

Бьянка посморела на графа. - Отлично. Наверное, у меня развилась мания преследования. Мне почему-то показалось, что со Стивеном что-то случилось.

- Вы принимаете в его судьбе большое участие, Бьянка, - заметила Маарет.

- Да, и не скрываю этого. Он такой же пострадавший, как и я. В некоторой степени даже хуже. Меня изучали, как неживое и чуждое им существо, а его чуть не убили те, кому он был предан.

- Что-то не так... - Сен-Жермен не отрываясь смотрел на агента. На первый взгляд ничего не изменилось, но почему тогда кажется, что лицо Стивена "плывет", как на некачественной фотографии? Граф отвел взгляд, чтобы избавится от наваждения и от чувства тревоги. Достаточно сбиться с этого настроя, чтобы начать видеть так, как видят обычные люди, но беспокойство не покидало."Изменился, изменился, изменился..." - билось в голове. Сен-Жермен налил себе воды и потянулся за журналом на столе.

Автомобиль появился издалека и двигался медленно. Убедившись, что сознание водителя полностью под его контролем, Эрик повернулся к Бьянке. Холодно улыбнулся.

- Этому смертному повезло, если у него такая защитница.

- Не понимаю, почему мое отношение к этому молодому человеку вызывает такое удивление, пожала плечами Бьянка. – А вы, Эрик, никогда не снисходили до смертных? Зря. Они живее, чем мы. И во многом интереснее.

Бьянка мысленно отругала себя за тон. Но ничего не могла с собой поделать – этот Древнейший едва скрывал свою антипатию по отношению к ней, и она платила тем же.

- Вы слишком любопытны, синьора Сольдерини, - ответил Эрик.

Их разговор был прерван.

На улице раздался крик и визг тормозов. Бьянка подбежала к окну и бросилась к выходу. Стивен Эллисон лежал на асфальте в луже крови. Рядом суетились люди

*Водитель был пьян*

*Нет, что вы, наверное, наркоман*

*Он ехал прямо на него*

Бьянка склонилась над Стивеном. Бесполезно. Машина несколько раз переехала его тело. Он был мертв.

_________________
Те, кто совершает революции наполовину, только роют себе могилу. (c) Saint-Just
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Вампиры Анны Райс -> Театр вампиров Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 20, 21, 22  След.
Страница 21 из 22

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
You cannot attach files in this forum
You cannot download files in this forum


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
: