Список форумов Вампиры Анны Райс Вампиры Анны Райс
talamasca
 
   ПоискПоиск   ПользователиПользователи     РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Конкурсный рассказ 2 "Две жизни"

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Вампиры Анны Райс -> Кафе дю Монд
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Dionis
Во власти жажды


Зарегистрирован: 05.01.2009
Сообщения: 207
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Пн Янв 11, 2010 8:00 pm    Заголовок сообщения: Конкурсный рассказ 2 "Две жизни" Ответить с цитатой

«Как скучно жить… вампира жизнью».

ДВЕ ЖИЗНИ

В холодильнике было неприлично пусто. И на памяти его хозяина сюда ни разу не клали что-либо съедобное вот в течение двух лет. Разве что морозильная камера могла порадовать заглянувшего внутрь каким-либо содержим. Но только не разнообразием.
- Кошмар, - выдохнул уставший голос в котором читалась грустная ирония. Тоже самое сказали бы все, кто обнаружил бы в своём холодильнике запечатанные пакеты с донорской кровью. «Ааа!!!.. Наверное здесь живёт либо страшный вампир, либо… либо очередной ненормальный, которой себя вампиром возомнил». Именно так по мнению хозяина этой двухкомнатной квартиры подумали бы непрошенные гости, заглянув к нему домой на второй этаж серого трёхэтажного здания, что находилось на окраине Марселя.
Закрыв морозильную камеру, высокий мужчина одетый лишь потёртые светло-голубые джинсы и чёрные носки двинулся в соседнюю комнату, где тускло светила объятая пылью лампа, и положил пакет на стол рядом с клавиатурой. На экране девятнадцатидюймового монитора шло копирование необходимой ему программы для работы, что по уверению его виртуальной коллеги, увеличило бы его возможную прибыль на четверть. Это утверждение у хозяина дома вызвало большое сомнение. Но он всё же послушал её. Тот, кому уже давно терять нечего, был бы совсем не против, чтобы этот пустяк в корне изменил его жизнь.
Зайдя в ванную комнату, белая плитка которой уже несколько лет как отдавала желтизной, мужчина поглядел на себя в зеркало.
- Да, сегодня не так всё плохо, чем вчера, но всё же хуже, чем два дня назад, - сказал он с ухмылкой своему отражению. На его лице была всё та же не успевшая отрасти щетина, его беспорядочно лежащие темно-каштановые волосы были немного прикрывали серо-зелёные глаза, на переносице был небольшой шрам – верный признак того, что он был сломан. Шрамы так же покрывали его сильные плечи, живот и широкую грудь. Мужчина провёл пальцами по шраму, что находился недалеко от сердца и неожиданно для себя улыбнулся.
«Эх!.. Непризнанный нарцисс твоё второе имя». Эта привычка обращаться с собой во втором лице прицепилась, когда ему исполнилось двадцать один. С тех пор прошло уж слишком много времени, но радости посмеяться над самим собой хозяин квартиры лишать себя не стал.
Наконец-то отвлёкшись от своего отражения, «непризнанный нарцисс» внимательно осмотрел ванную комнату. Затем открыл голубые дверцы небольшого шкафчика рядом с зеркалом и, взяв необходимые принадлежности и синие резиновые перчатки, стал отмывать когда-то красивую ванну и умывальник от тёмных полос ржавой воды.
«Сегодня я проведу ночь дома»,- решил он для себя.
После того, как всё было закончено, и мужчина убедился в качестве своей работы, он сложил все принадлежности назад в шкафчик, а перчатки выбросил в коридор. Порядок и чистота не были его спутниками – об этом можно было судить по не застеленной кровати и одеялу лежащему под ним, а так же по разбросанным по всей квартире компьютерным принадлежностям – но всё же вид грязных ванны и умывальника его раздражали.
«Храм чистоты должен соответствовать своему имени», - повторил он однажды услышанные слова. К тому же минуты проведённые в горячей воде позволяли ему расслабится и не предаваться самобичеванию. Хозяин квартиры любил принимать ванну и не любил жалеть себя, но всё же слишком часто делал это в последнее время. «Как какое-нибудь ничтожество… или футболист Мальорки». Он не врал себе и знал, как низко он иногда опускается в своих мыслях. Уже очень давно Марко Санчес Уэрта понял, что честность с самим собой очень ценное качество способное дать другой взгляд на жизнь. К тому же оно избавляет от многих не нужных проблем.
Мужчина достал из шкафчика бритву. В его широком остром лезвии можно было разглядеть своё отражение. Предыдущую опасную бритву он выбросил в мусорный бак на другом конце города пару лет назад и с тех пор пользовался лишь широко разрекламированными «Gillette». Но в последние дни извечная депрессия и чёрная сосущая боль в душе не покидали его, поэтому он решил вновь вернуть некоторые приятные ему мелочи. Эту бритву он купил позавчера вечером не далее чем двух кварталах отсюда у одного араба с довольно распространенным в его кругах именем Ахмед. Он слеп. Когда три года его сын с сотоварищами очередной раз решили учинить погромы в городе, поджигая машины и разбивая витрины близ лежащих домов, Ахмед оказался не в том месте и не в то время. Одна старая леди, машину которой подожгли, решила вылить всю свою злость на Ахмеде, что как раз искал своего сына, и ударила мужчину с помощью электрошока в затылок. И зрение ему тут же отказало. С тех пор он работает в маленьком магазине своего брата и помогает покупателям определиться с выбором. Глупая улыбка этого мужчины и вечно виноватый взгляд его сына, что теперь вынужден ему помогать, так же раздражает Марко. Но это единственный магазин на ближайшие три квартала, что работает до полуночи. В том же магазине Марко покупал и кровь, которую тайком выносили из ПЗК.
На бритьё у «непризнанного нарцисса» ушло четыре минуты.

Бокалы стояли на холодильнике. Это последние два уцелевших «брата» из когда-то красивого набора, что Марко заказал по Интернету пять месяцев назад. Он взял их с собой и пошёл к своему рабочему месту. Там с помощью швейцарского ножа был аккуратно надрезан пакет с кровью, а его содержимое вылито в два бокала. Вампир с лёгким призрением посмотрел на свой то ли ужин, то ли завтрак, и, кривясь, осушил первый бокал до дна.
«Гадость, что не заслуживает быть поданным в таких бокалах!».
Все необходимые программы на компьютере уже были запущенны. Тяжёлый вздох ленивого человека, что вынужден заниматься не тем, чем хочет.
Долгое время не находя достойного и безопасного способа заработка, чтобы обеспечить свои нужды, Марко Санчес Уэрта в начале двадцать первого века обнаружил, что «мировая сеть» может подарить ему новые возможности о которых он раньше и мечтать не мог. Конечно сперва ему пришлось прочитать немало полезных книг и советов специалистов, чтобы стать полноправным участником этого виртуального мира. Теперь же Санчес Уэрта мог не выходя из квартиры зарабатывать наличные и виртуальные деньги, находя для различных предприятий и фирм клиентов, продавая ненужные программы глупцам, рекламируя продукцию на различных форумах, а так же исполняя обязанности администратора в ночное время на некоторых сайтах. Всё это давало необходимый результат в виде пополнения лицевого счёта, который вампир держал в банке PG Paris. И тоже время это было скучно. Но не всегда…
Однажды он обнаружил сайт о вампирах. О да! И подобных сайтов оказалось великое множество. Люди любили вампиров, люди боготворили вампиров, люди хотели быть похожими на них. И это не смотря на то, что являлись для них пищей. На из сайтов Марко нашёл раздел, где зарегистрированные пользователи предлагали деньги за то, чтобы их сделали себе подобными кто-нибудь из вампиров. Прочитав это, Марко долго смеялся и в итоге от безудержного смеха опрокинулся вместе со стулом. И тогда же был разбит первый винный бокал из предыдущего набора.
«Вампирами?.. За наличные?.. О, Господи! Глупцы!!! Стадо глупых идитов! Ха-Ха-Ха!!!..»
Позже, через несколько дней, он вновь зашёл на этот сайт, и обнаружил, что есть и те, кто предлагает свои услуги в качестве вампира. Ценою же их был в основном секс, порно-фотографии пользователей или небольшие суммы денег. На это раз Марко смеялся до слёз и не выдержал и тоже оставил сообщение, где предлагал сделать вампиром каждого, что заплатит ему пятнадцать тысяч франков. Не пришло и пяти минут как на него посыпались гневные сообщение. О том, что таким наглым самозванцам на этом сайте делать нечего, что он не понимает той всей «духовности», «таинственности» и «пути одиночества» которые таит в себе жизнь вампира, и прочие изречение «великих знатоков». Столько поучений о настоящих вампирах Марсо Санчес Уэрта не слышал даже от самих вампирах с которыми сталкивала его жизнь.
Как в ту ночь Марко Санчес Уэрта давно уже не смеялся.
«Настоящие вампиры значит?..» - ухмылялся он. Да, Марко многих из них поведал в своей жизни, но ни о ком не сможет сказать хорошего слова. Ведь столько театральности и самовлюбленности в них было накопленных веками. «Как игра плохого актёра!». Каждый из встреченных им вампиров пытался поразить Марко, произвести на него впечатление, поделиться какой-то только ему известной мудростью и рассказать о своей жизни.
Рождённый с огнём в крови, как говорят обо всех испанцах, Марко не проявлял терпения, если собеседник ему был не интересен. К тому же плохая игра, что выдаётся за правду, уж очень хорошо читалась в словах и лицах тех, кто мнил себя мудрейшими этого мира. Столь же унылое зрелище Санчес Уэрта наблюдал до этого в 1638 году в Мадриде, ещё будучи человеком, когда какой-то португалец решил покорить столицу Испании своей роскошной, но в тоже время ужасно бездумной и скучной, пьесой о душевных страданиях солдата испанской пехоты. Гнилая капуста и гневные слова была ему ответом зрителей.
Нет, среди других бессмертных он не нашёл друзей, и даже успел обрести нескольких врагов. «Испанский невежа!», - так говорили о нём. Но правило среди вампиров, что запрещало убивать себе подобных, заставляло его «гостей» лишь навсегда распрощаться с ним. «Зря. Возможно мир так бы очистился от нас сам…»
Молодые же вампиры тоже не находили приятной его кампанию. Они считали его скучным и серым, не умеющим получать удовольствие от своей бессмертной жизни. И в этом они были очень даже правы. Марко не радовался своему «проклятию», но и от молодых сородичей не был в особом восторге. К тому же острота «испанского невежи» ещё не потеряла всей своей прелести.
Охотиться на людей, высасывать кровь и видеть как покидает их жизнь… Наблюдать часами за своей жертвой, чтобы после подарить ей «последний поцелуй»... Для Марко это было весьма странным и отвратным занятием. И поэтому странным являлся для всех «бессмертных». Белой вороной, о существовании которой стая хочет забыть.
И вскоре Марко Санчес Уэрта и сам понял, что сильно отличается от прочих вампиров. А ведь по началу он думал, что ему попадались лишь существа с очень извращенной фантазией. Он не любил пить кровь! Это не приносило ему удовольствия, возбуждения и ощущение единения с жертвой, как другим. Да, у него было желание быть сытым, но сам процесс и вкус крови вызвал в его душе и организме отвращение. Ему так же было противно впиваться зубами к кожу людей. Поэтому он просто перерезал своим жертвам горло, когда хотел насытиться, чтоб после ловить губами и языком живительную влагу. Почти все его жертвы были мужчинами старше двадцати. За всю свою жизнь он лишь дважды пил кровь из шеи женщин, и то лишь потому, что надеялся, что подобный акт может как-то заменить физическую близость с противоположным полом. Попытки оказались тщетными.
Теперь его жизнь составляли эта неубранная двухкомнатная квартира на втором этаже и компьютер. Серый и однообразный круг жизни захватил Марко. И он бы давно вышел на солнце, если не считал этот поступок трусостью. А трусость «испанский невежа» призирал.
«Бессмертие отобрало у меня всё. И взамен обременило ещё большим».
Безудержное веселье и смех, вкус жирной баранины, горечь красного вина на губах и жар, что будили в нём женщины. Теперь этого ничего нет. А значит нет вообще ничего. Даже когда-то бесхитростные упрямые и такие смертные враги сейчас в нём больше вызвали уважение, ибо даже от их клинка или пули он мог не успеть увернуться и умереть.
Думаю обо всём этом – как он делал и вчера, и позавчера, и год назад – «непризнанный нарцисс» встал и направился в ванну, захватив с собой последний наполненный бокал.
«Всё к чертям!»
«Украшенный» шрамами Марко с бокалом крови в одной руке погрузил своё тело в тёплую воду, не дожидаясь пока ванна полностью заполнится
- Ммммм… - Столь блаженно это было.
Сделав один глоток кров, он прикрыл глаза и расслабился, придаваясь так приятным ему воспоминаниям.
Где-то раз в три месяца «непризнанный нарцисс» весьма интересным способом вспоминал былые времена. Вампир ходил на свидания. Не смотря на шрамы, он сохранил свою привлекательность и мужскую притягательность, на которую в своё время были так падки женщины. К тому же женская красота и воспоминания о физической близости не давали ему покоя. Ему хотелось вновь почувствовать себя смертным мужчиной.
После заката он выходил на улицу в весьма стильном одеянии. Чем порой изумлял своих соседей. Белая рубашка и брюки от Лорана, туфли от Пазолини. В здешнем районе, где жил Марко, такого не встретишь. В первый же выход на улицу в подобном виднее сделал его весьма заметной личностью (после этого его дважды пытались ограбить в течении месяца), поэтому в следующий раз он предпочёл взять одежду с собой и переодеться на какой-нибудь крыше.
Одинокие француженки не спешат рано домой и любят прогуливаться летними вечерами по улицам города, будь то Бордо, Марсель, Лион или Париж в надежде встретить «того самого». Красивые платья, которые подчёркивали стройность женских бёдер, распущенные волосы, оголённые плечи. «Столь много красоты в одном создании, что хочет ею одарить ещё кого-нибудь», - вспоминал Марко не очень удачные стихи одного испанского офицера, глядя на очередную красотку.
Встреча всегда происходила случайно. Если вдруг женский взгляд начинал смущать его, он не отводил взгляда и улыбался в ответ. Далее уже совсем не навязчиво и не нарушая её пространство происходило знакомство. Марко любовался женским смущением и румянцем, что были вызваны его присутствием. Он не читал их мысли. Сейчас он был смертным. Мужчиной. Своими речами он помогал отбросить девушке сомнения, а после приглашал её в какой-нибудь уютный ресторанчик. Всё это происходило как в былые времена и где-то даже романтично, как на нынешнее время.
Уже через полчаса знакомства покрывал поцелуями её шею и плечи, под смущёнными взглядами официантов. Но к себе их он не приглашал, и к ним тоже не собирался ехать.
Однажды такая встреча закончилась немного иначе.
«Шлюха!» - услышал он мысли старого таксиста, что поглядывал на них целующихся в зеркало заднего вида, когда они ехали к её дому. Сам Марко не собирался к ней заходить. Мысли же таксиста просто кричали о своём хозяине. «Испанский невежа» увидел среди воспоминаний, как этот человек задушил одну из своих пассажирок и бросил её тело на помойке. Вампир тогда попросил подождать таксиста, пока он проводит Изабелль до двери и чтоб после отправиться на машине домой. Серые глаза белокурой девушки светились, а нежные руки не хотели отпускать сильную шею своего «испанского принца». Они долго целовались, и он взял номер её телефона, по которому не собирался звонить.
Тело Луи Фабре – таксиста с двадцатилетним стажем – чьё горло бритвой перерезал Марко, было найдено на помойке в северной части Марселя. Там же среди пакетов с мусором находилось орудие убийства.

Вампир продолжал лежать в ванной. В умывальник, не переставая, лилась горячая вода. Этот звук и пар успокаивали «испанского принца-нарцисса». Он прикрыл глаза, и красная струйка пробежала по его левой щеке…
«Эх, сеньориты и сеньоры!..»


Испания. Мадрид. Октябрь 1642 год. Таверна «Слезы монашек».

- Пейте больше, сеньоры, сегодня! Пейте!!!- кричал пьяный солдат в темно-коричневом камзоле и кожаной безрукавке, громко расхаживая в высоких ботфортах по дубовому столу, едва не сбивая кружки своих товарищей. - Кто ведь знает, что готовит Господь нам завтра!
Стол выдержал это испытания на прочность. Но не пьяный солдат. Хвала его друзьям, что вовремя заметили как их товарищ, ловко перепрыгнув на следующий стол под рукоплескания всего зала, сделал очередной шаг в пустоту. Шесть крепких рук не дали Марко Санчесу – душе кампании и славному другу - закончить этот вечер раньше времени.
- О! – став на ноги, воскликнул ещё более повеселевшей солдат, убирая каштановые волосы со лба. – Друзья, хвалю за вашу ловкость. И дружбу крепкую, что и во огне, дороже будет мне всего на свете.
- Поэт! – ему ответил Толстый Мигель, чья колючая борода не мешает ему успешно ухаживать за подавальщицами в тавернах Мадрида. Вот и сейчас он нашёл мгновение, и подмигнул мимо проходящей кареглазой Тересе, чей подол ему сегодня смотрелся особенно красиво.
- Нет! – запротестовал Фернандо с длинным вытянутым лицом – верный боевой товарищ Марко, с которым они всю Фландрию исходили вдоль и поперёк. – Он не поэт! Он - рыцарь! Дон Кихот своей эпохи!
Зал разразился хохотом, ударов кружек с вином друг о друга, когда Марко, услышав слова своих друзей, бросился целовать их раскрасневшиеся улыбающиеся лица. Товарищей это не смутила и они с радостью открыли свои объятья, всё так же своим смехом не давая владельцу таверны услышать заказы пьяных посетителей. Но Щедрый Хавьер не был на солдат в обиде, ведь коли у солдат, да и других посетителей на душе праздник, то они и гулять будут как в день очередной победы Испании. Прибыль на лицо.
Последний поцелуй любвеобильный Марко приберёг для тихого Хосе Виваса, чью блестящую лысину кое-как прятавшуюся за редкими остатками каштановых волос, он посчитал наиболее достойной своих терпких губ. Зал вновь взревел новой выходке пьяного солдата, Хосе же как всегда смутился и не знал как реагировать. В свои сорок два он походил неопытного юнца, что стеснялся проявить себя на публике. Но так же, не смотря на его скромность, все знали, что это надёжный человек, который подставит своё плечо и никогда не ударит товарища в спину.
Марко похлопал товарища по плечу и осушил очередную кружку (после третьей он перестал их считать) до дна. Струйки кранного вина телки по его подбородку, оставив несколько пятен на полотняном воротнике.
- Похоже сей бокал был сегодня для меня последним, - чуть заплетаясь языком молвил громко он присутствующим вокруг. Его взгляд действительно уже был довольно затуманен, а этой ночью его ждало ещё одно очень важное и тайное дело. Люди все безрадостно вздохнули.
- Но Марко! Как же так? – крикнул рябой юноша сидящий с товарищами в углу. – Ведь товарищи твои и просим мы Тебя остаться с нами!
- Да, Марко!- подхватил слова рябого немолодой мужчина с двумя шрамами на правой щеке. – Ещё одна кружка красного за здоровье наше и твоё! Мы просим!
Кружки всех вокруг застучали по дубовым столам. Призывные крики выпить доносились со всех углов. Лишь друзья Марко – Толстый Мигель, Фернандо и скромный Хорхе – не поддакивали другим посетителям. Они прекрасно знали, что за дела ждут их товарища. Ведь лишь прекрасная женщина, что полонила горячее сердце, может заставить испанца покинуть весёлую кампанию друзей в красивый вечер.
- Вы просите? – начал Марко, уже задумав хитрость. – Тогда я выпью за ваше и своё здоровье!.. Губы непревзойдённой Габриэль
Мимо проходящая зеленоглазая подавальщица с чёрными кудрями, сначала не поняла сказанного. Но как только испанский солдат ловко заключил её в объятья, забрав у девушки поднос с сыром и горячим хлебом и поставив тот на стол, скромная Габриэль Диас – племянница Щедрого Хавьера – вся замерла. И в следующий миг почувствовала, как её касаются нежные сильные губы, чей терпкий вкус передался её губам. Она прикрыла глаза.
- О-о-о-о! – выдохнул зал. Лишь Щедрый Хавьер сдвинул свои густые чёрные брови, закатав рукава.
Не теряя времени и не слушая радостных возгласов мужчин и причитаний владельца «Слёз монашки», Марко мигом надел широкую войлочную шляпу со страусовым пером, распрощался с со всеми друзьями коротким кивком и выбежал на улицу.
Через каких двадцать минут ему предстояло быть в объятьях самой красивой женщины Мадрида – Исабелы. А прогулка же по ночным улицам Мадрида должна успеть его отрезвить, если он не хочет разочаровать свою «Испанскую Розу».
Как жаль, что она была замужем…

Испания. Мадрид. Февраль 1643 год. Улица.

Эта февральская ночь подарит столице Испании убийство.
Хуан Рамирес Кинтана – муж прекраснейшей из женщин – и советник при дворце Короля сам явился на расправу с ним, не забыв, правда, захватить полдюжины «псов» в чёрных масках, что закрывали пол лица. Советник и сам был в маске, но его роскошный наряд с кружевным воротником и шёлковые башмаки с бантами, не говоря уже про тёмно-каштановую козлиную бородку, сразу выдали своего владельца.
Значит семеро против одного.
В свете звёзд был виден блеск их шпаг и кинжалов. А так же желание поскорее всё закончить и такое же нежелание нападать первым. Последнее было преимуществом Марко, к тому же, когда противников много, они начинают мешать друг другу.
«Уж лучше бы Хуан Рамирес нанял за те же деньги одного, но поумелей и храбрее», - думал сейчас загнанный Марко, проверяя одной рукой стену за собой, что прикрывала ему спину.
Круг сужался. Чёрные плащи шаг за шагом подходили всё ближе и ближе. Лишь двое стояли в стороне, предоставив пятерым выполнить всю работу – сам советник и незнакомый брюнет с густыми усами.
«Ну что же, думать вредно, сеньоры-падальщики»…
Испанский любовник и солдат бросил свою широкую шляпу в лицо тому, что подходил слева, а сам устремился приближающегося справа…



Испания. Мадрид. Ноябрь 1642 год. Дом на окраине столицы.

Лёжа на спине на белых простынях, он водил пальцами по её обнажённой спине, и поднимаясь выше, утопал в её роскошных чёрных кудрях, которые своей красотой способны свести мужчины с ума. Она повернулась нему, её нежная улыбка и блеск в глазах отозвались в его сердце. Её хотелось защитить от всего от всего, и никогда не отпускать.
В этой женщине всё сводило с ума и лишало мужчину рассудка. Иначе, как объяснить его поведение. Ему тридцать один, а он чувствует себя тринадцатилетним мальчишкой при виде её. В начале он был смел – их встреча началась с того, что Марко, захватив красную розу, взобрался по дереву днём к ней на второй этаж в окно, когда увидел с улицы чьи-то красивые чёрные локоны. Вся улица аплодировала смельчаку. Тогда он не думал, что это была роковая встреча, и он повстречается ту, что заставит его сердце то замирать, то биться ещё сильнее. Сейчас ему иногда не хватает слов и воздуха, при взгляде на неё.
Сейчас они обнажённые лежали рядом, согревая друг друга своим теплом, и она целовала его сильные плечи, пока он пальцами играл с её локонами. Затем Марко крепко обнял её и покатил по кровати. Не удержавшись, они рухнулись с ложа на пол, и Исабела звонко рассмеялась. Как он любил этот смех.
Марко тут стал покрывать поцелуями пухленькие щёчки и шею своей возлюбленной, пока женщина смеялась. А после они вновь занялись любовью…

Каждая встреча с ней была для него раем. Лишь знание того, что ж Исабела была замужней, заставляло его сердце ныть днём и ночью.
Развод её муж давал категорически.

- Я люблю тебя, - шепнула она ему на ухо, после чего уснула на его груди.


Испания. Мадрид. Февраль 1643 год. Улица.

…Один лежал у стены и держался за проколотый живот. Перчатки его были липкие от крови. Спасти мужчину в чёрной маске ещё можно было, но его товарищи сейчас были более чем заняты. Ещё двое его приятелей, получив смертельные раны, сейчас орошали улицу своей кровью
Сейчас две наёмников – один с рассечённой щекой, а другой уже без маски и с разбитым носом – всё ещё стояли на ногах, злобно поглядывая на неуёмную «жертву».
«Щенки!» - прозвал их про себя Марко. Их среднее умение во владении оружием начало оскорблять его, хотя и самому испанскому солдату прилично досталось. Проколотое бедро давало о себе знать при каждом движении, как и порез не шее справа.
Противники дышали, как загнанные лошади. Марко и сам был не прочь передохнуть минуту другую. Но тянуть явившимся убийцам было нельзя. Это понял и сеньор, что стоял рядом с Хуаном Рамиресом Кинтаной. Он скинул свои шляпу и плащ, достал оружие и двинулся на помощь мужчинам в масках.
Когда убийца с разбитым носом, почувствовал движения сзади, он, на секунду отвлёкся, переведя взгляд со своей «жертвы». Этого было достаточно Марко, ибо в то же мгновения отбив шпагу в сторону резким выпадом в другого противника, он пробил неприкрытую шею невнимательного бойца. Не теряя секунду Марко бросился к новому противнику, который в отличие от других остался хладнокровным, не растерялся и был готов к этой атаке. Но хладнокровие изменило его нанимателю: муж Исабелы устремил руку под плащи и вынул аркебузу! Через секунду прозвучал выстрел!
Стрелок из советника при Дворе оказался ещё хуже, чем коварный муж. От страха мужчина не успел сообразить, что Марко и последний полный сил наёмник (и видимо лучший боец средь остальных) на одной линии, и выстрел Хуана Рамиреса поразил затылок незнакомца в маске. Советник уже понял свою ошибку, но любовник его жены, что промчался мимо упавшего на булыжник неудачливого наёмника, со всей силы вонзил кинжал тому в грудь. На лице мужа Исабелы застыла маска удивления и страха. Марко, оскалившись, провернул кинжал, глядя своему недоброжелателю в глаза. Убитый им мужчина, вздрогнул и в следующую секунду обмяк.
Последний оставшийся в живых наёмник с рассечённой щекой, пораженный произошедшим, кинул своё оружие на булыжник и бросился наутёк.
Осмотрев поле боя, Марко Санчес Уэрта, не спеша поднял свои плащ и шляпу, и по ночным улицам двинулся к дому своего боевого друга Фернандо.
Ему нужно было срочно покинуть столицу.

Испания. Фландрия. 19 мая 1643 год. Битва под Рокруа.

Несносная пыль щипала глаза Марко, по телу густо лил пот, камзол стал липким, кожаная безрукавка теперь лишь мешала, в нос же бил запах пороха и крови.
«Проклятый Фонтен!»- мысленно кричал раненый испанец, вгоняя пику отобранную у французского солдата ему же в грудь. Затем её же отбиваясь от ещё одного пикинёра, Марко бросил быстрый взгляд в сторону, где в двадцати шагах остатки испанской пехоты – не более восьми тысяч – отбивали очередную атаку французов. Солдаты герцога Энгиенского – наследника престола Франции – были похожи на собак, что сворой вцепились в медведя, который не хотел умирать. Не было смысла ругать мертвого испанского генерала, что упустил момент решить исход сражения в свою пользу. Фонтен так и остался бездыханно сидеть где-то позади на своих носилках в броне, которую дважды пробили коварные пули.
Неподалёку от отбивавшегося Марко сидел тихий Хосе Вивас прикрываемый несколькими испанскими пикинёрами. Его нога была сломана ещё при первой атаке – французский кавалерист подстреленный испанцем уж очень удачно решил упасть с лошади. Сейчас друг скоро перезаряжал свою аркебузу и бился до последнего. Хотя Лучше бы ему вернуться в арьергард за стены пик построенного испанцами каре
Солнце не щадило солдат обеих сторон. Испанская пехота после нескольких часов сражения еле стояла на ногах.
Прогремел выстрел, и рядом с Марко свалился французский кавалерист.
«Возможно это Хосе», - подумал испанский солдат, и неосторожно выпустив из рук пику, сразу всем телом налетел и сбил с ног очередного пехотинца противника. Тот, упав спиной на землю, будучи придавленным Марко, что-то высказал ему на своём языке, на что испанец коротко ответил «А мне плевать!» и, достав нож из сапога, вонзил его противнику в глаз. Ему тут же пришлось перекатиться несколько раз по земле, чтобы не попасть под копыта кавалеристов противника. Он быстро встал, не смотря на усталость, и подхватил с земли другую пику. Благо сейчас оружие и их мертвые хозяева были везде.
Марко быстро оглянулся. Везде происходили стычки. Возле же каре происходила настоящая битва среди пикинёров с обеих сторон, а кавалерия продолжал наседать на испанские фланги. Эта третья атака французов, после того, как Фонте построил их в каре для обороны. Рядом двое испанских пикинёров свалились на землю под натиском французских кавалеристов. Марко поспешил к ним на помощь.
«Где же Бека?!! Где этот чёртов германец!»
Немца с его тысячами ждали ещё к началу битву, но тот как в землю провалился. От немецкого генерала, что должен был явиться к Рокруа ещё к началу битвы, не было никаких вестей. «Предательство», - начали витать мысли среди испанцев, когда их зажали в тиски.
Толстый Мигель и Фернандо – два чудесный испанских мушкетёра и друга Марко – погибли ещё несколько часов назад, когда французская кавалерия неожиданно глянула к ним с тыла. Не готовых к этому мушкетеров уже ничто не могло спасти. Это была бойня!
На равнине под Рокруа испанские ветераны сейчас терпели самое жестокое своё поражение.
Возлюбленный Исабелы – «вряд ли я её когда либо уже вижу» - не успел на помощь к двух испанским солдатам. Французы накинулись на них, как собаки. Марко, завидев на траве шпагу, отбросил пику в сторону, и вновь достал свой нож. Лучше убивать тем, что удобней. Трое французских пехотинцев пошли на него, ещё два кавалериста поспешили к другим испанским пикинёрам, на ходу разряжая свои аркебузы.
Первый споткнулся, но Марко не успел поразить его шпагой в шею. Уж слишко неповоротлив стал. И сказывалась усталость
«Я устал. Я чертовски устал».
Второй, размахивая, шпагой, как дубиной («Вот идиот!») неудачно открылся, но третий – рыжий пикинёр, что лишился шлема, вовремя подстраховал своего товарища, блокируя удар испанца.
Пришлось отбиваться. К счастью через пару минут, к Марко на помощь примчался испанский пикинёр. А далее… далее испанец уже ничего не помнил. Его руки налились свинцом. Он оглянулся и уже не видел Хосе. А обернувшись назад, увидел, как на него несется всадник…
Что-то сильно ударило в грудь. Испанский пикинёр понёсся с пикой вперёд на противника, а Марко стоя на месте и ничего не понимая, пошёл в схватку с очередным французским пехотинцем.
Где-то в тридцати шагах сзади испанцы доблестно отбила третью к ряду атаку французов.
Противник упал сам. Марко не понял, как это случилось. Он уже ничего не понимал в этом хаосе из криков, ударов стали и ржанья коней. Испанец лишь сходился с очередным противником, чтоб после, выйдя победителем из схватки, столкнуться со следующим. Но вскоре он обнаружил, что рядом нет ни одного француза на ногах. Он хотел сделать шаг к своим, но вместо этого упал на колени. В груди сильно жгло. Рядом промчалась лошадь без всадника.
«Интересно, а где её хозяин?», - подумал Марко и упал лицом в траву.

* * *

Ночь. Кто-то нёс его на руках.
Затем он ощутил сладкий солёный привкус на губ и потянулся к его источнику.
Пройдёт ещё немного времени, и он увидит бледное лицо красивое лицо своего благодетеля.

* * *

Ванна полностью заполнилась. И Марко выключил воду.
«Пора работать»

23 сентября 1643 года. Исабела Рамирес Кинтана – вдова Хуана Рамиреса Кинтана – родила мальчика, дав ему имя Рауль.

Марко Санчес Уэрта посетил Испанию лишь через 98 лет после обретения бессмертия и так никогда и не узнал о существовании своего сына.

_________________
Всё познаётся в сравнении
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Вампиры Анны Райс -> Кафе дю Монд Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
You cannot attach files in this forum
You can download files in this forum


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
: